Комментарий: Почему в Чечне такой странный омбудсмен? | Авторская колонка Олега Кашина | DW | 23.03.2016
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Олег Кашин

Комментарий: Почему в Чечне такой странный омбудсмен?

В хоре чеченских политиков все громче звучит зловещий голос уполномоченного по правам человека Нурди Нухажиева. Олег Кашин объясняет, почему именно такой обмудсмен нужен Кадырову.

Карикатура Сергея Елкина с горящим автобусом и надписью Кто не понял...

Карикатура Сергея Елкина

Не уверен, что это самая корректная формулировка, но по-другому и не скажешь - новости из Чечни в последнее время вошли в моду. В одной точке сошлись несколько факторов - и желание самого Рамзана Кадырова быть более медийным, чем раньше, и его активность в соцсетях, и высказывания по самым разным, выходящим далеко за пределы Чечни вопросам. Их спектр поразительно широк - от войны в Сирии до карикатур Charlie Hebdo и других, явно не входящих в план пиарщиков главы Чечни событий: убийство Бориса Немцова, постоянные атаки на "Комитет по предотвращению пыток", нападение с тортом на Михаила Касьянова и кажущиеся на этом фоне вполне мирными события вроде нашумевшей прошлогодней свадьбы начальника ОВД Ножай-Юртовского района.

Олег Кашин

Олег Кашин

Новые волны общественного интереса к происходящему в Чечне можно сравнить только с временами двух последних чеченских войн. В России десятых чеченская тема в медиа приобрела хроническую форму, и неудивительно, что в такой обстановке Рамзан Кадыров перестает быть единственным чеченским ньюсмейкером для федеральных СМИ - за последний год российская аудитория выучила имена депутатов Госдумы Адама Делимханова и Шамсаила Саралиева, спикера чеченского парламента Магомеда Даудова (в прессе его часто называют прозвищем Лорд), а в последнее время все чаще от имени чеченских властей интервью и комментарии дает уполномоченный по правам человека в Чечне Нурди Нухажиев.

"Чеченский омбудсмен" - анекдотический титул

Свою должность Нухажиев занимает уже десять лет, но героем российских федеральных СМИ стал только сейчас, и благодаря ему само словосочетание "чеченский омбудсмен" приобретает скорее анекдотический оттенок. Защита прав человека в исполнении Нурди Нухажиева выглядит довольно угрожающе - он жалуется в Следственный комитет на критиков Рамзана Кадырова (только за последнюю неделю он потребовал у СК заблокировать Twitter Ильи Яшина и возбудить уголовное дело против журналистки Елены Милашиной), а после нападений на оппонентов чеченского лидера выступает с публичными намеками, что эти люди сами себя избили, чтобы дискредитировать чеченские власти.

Риторика омбудсмена ничем не отличается от того, что говорят и пишут в соцсетях соратники Рамзана Кадырова и он сам: Нурди Нухажиева проще представить с золотым пистолетом среди кадыровских "пехотинцев Путина", чем на заседании Совета по правам человека в Москве. Кажется, в этом и состоит его настоящая служебная функция - демонстрировать, что вся чеченская власть именно такая, даже без символических исключений.

Своя Памфилова Кадырову не нужна

И это самое странное. Для Рамзана Кадырова никакого труда не составило бы найти на правозащитную должность какого-нибудь умеренного человека с хорошей репутацией, что-то вроде чеченского аналога Михаила Федотова и Эллы Памфиловой. Занимая соответствующие должности при Владимире Путине, они вполне лояльны ему и не несут никаких политических угроз, но при этом умеют находить общий язык и с оппозиционерами, и с политзаключенными, и с "иностранными агентами", обеспечивая Кремлю иногда вполне человечный имидж.

Контекст

Если бы у Кадырова была своя Памфилова, которая бы после каждого очередного ЧП "выражала озабоченность" и "обещала разобраться", по крайней мере одним поводом для критики Рамзана Кадырова было бы меньше. Но, судя по всему, он не заинтересован даже в создании иллюзии реальной правозащиты в его республике.

Образ кадыровской Чечни как зловещей монархии, полностью контролируемой главой республики и никем больше, объективно нужен Кадырову для того, чтобы все в России, даже его критики, исходили из того, что справиться с Чечней может только он, и реальной альтернативы ему нет. Характерна реплика Кадырова во время очередного столкновения с председателем "Комитета по предотвращению пыток" Игорем Каляпиным: "В Чечне защитой прав человека занимаюсь я".

Признак неуверенности

Для такого имиджа Чечни нужен именно омбудсмен, похожий на злого полицейского, чтобы ни у кого не возникло даже мысли, будто за защитой в этой республике можно обратиться куда-то, минуя Кадырова. Именно поэтому заявления Нурди Нухажиева так не похожи на слова настоящих правозащитников.

Можно сколько угодно смеяться над омбудсменом, требующим уголовных дел за критику чеченских властей, но это ровно то, что и нужно Рамзану Кадырову. Чем больше вопросов к чеченским властям, чем больше скандальных, в том числе криминальных новостей с их участием, тем важнее для них именно такой имидж республики - тоталитарной, жесткой и при этом не способной существовать без нынешнего главы. И чем активнее чеченские власти культивируют такой имидж, тем убедительнее становится версия, что все это миф, и на самом деле Кадыров не так уверен в себе и своем политическом будущем, как может показаться.

Автор: Олег Кашин - независимый журналист и писатель, основатель и главный редактор информационного ресурса kashin.guru. Автор еженедельной колонки на DW. Олег Кашин в Facebook: Oleg Kashin

Смотрите также:

Смотреть видео 01:34
Now live
01:34 мин

"Молодец, Рамзан" - Яшин представил доклад о Кадырове (23.02.2016)

Аудио- и видеофайлы по теме

Реклама