Комментарий: Наказание за игру - еще один кирпич в стене поколений | Россия и россияне: взгляд из Европы | DW | 26.05.2016
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Россия

Комментарий: Наказание за игру - еще один кирпич в стене поколений

Меряя мир подростков нашими допотопными мерками, мы уравниваем их игры с реальными действиями. Но зачем стране новые малолетние уголовники? Комментарий Александра Плющева для DW.

Что ни день, то какая-то рифма со сталинским временем, какая-то отсылка к нему. "Дотягивается, проклятый!" - как принято говорить не в самом молодежном сегменте русскоязычного интернета. Вот уже одиозный сенатор Елена Мизулина предлагает снизить возраст привлечения к уголовной ответственности с нынешних 16 лет, а по отдельным составам преступлений - с 14 лет. До какого уровня снизить, пока не говорит, но до 12 было бы красиво, как в том самом постановлении "О мерах по борьбе с преступностью среди несовершеннолетних". Если же на фоне мизулинской инициативы считать использование интернета отягчающим обстоятельством, то получится вообще шедевр.

Несведущий читатель спросит, а в чем причина? Ведь у нас, по данным Госкомстата, число преступлений, совершенных несовершеннолетними или при их участии, снижается. За последние 10 лет оно уменьшилось в два с половиной раза. Дело тут не в преступности, а в интернете. Причиной стал бушующий вторую неделю скандал с "суицидальными" группами в социальной сети "В контакте". Вроде бы где-то в Омске обнаружилась 13-летняя девочка со звучным до пародийности ником Ева Рейх, которая такую группу администрировала. У Мизулиной, как и у любого государственного карьериста-популиста, на все один истеричный ответ: запретить, посадить, истребить, в лучшем случае - регулировать.

Из любви к детям

В данном случае инициативы по очередному усилению контроля попали в очень благодатную почву. Когда речь заходит о детях, критическое мышление среднего обывателя отключается напрочь. Детей любят и либералы, и консерваторы, и "ватники", и "пятая колонна". Недаром сама по себе статья, инициировавшая скандал, вышла в "Новой газете" - издании, считающемся чуть ли не самым оппозиционным.

Александр Плющев

Александр Плющев

За детей люди готовы простить не только ограничения свобод, но и нарушения закона. Достаточно вспомнить движение нациста Марцинкевича "Оккупай педофиляй", преследовавшее тех, кто, по его мнению, причастен к педофилии.

Оно находило одобрение и поддержку у самых разных людей, осуждать его не торопились, в том числе и многие либерально настроенные граждане. Ведь если кто-то защищает детей, он же в нашем представлении по умолчанию хороший.

Такое уже бывало. И не раз, в том числе и с интернетом: блокировки в интернете предусмотрены "Законом о защите детей от вредной информации". С тех пор количество причин для блокировок существенно увеличилось, подавляющее большинство заблокированных ресурсов попало под раздачу по техническим причинам, а о детях вообще как-то немного забыли. Кстати, судя по нынешнему скандалу, работает этот закон так себе, детей от вредной информации он уберечь не может.

Правы те, кто говорит, что отношение к этой проблеме - влияния интернета на детей - зависит не столько от политических взглядов, сколько от возраста. Если уж такой продвинутый и альтернативный любому мейнстриму человек, как Артемий Троицкий, по этому вопросу оказывается вполне в мейнстриме, присоединяясь к тем, кто требует "навести порядок", то остается только грешить на возраст. Сваливать на "дурную компанию", сбившую с пути истинного хорошего вроде бы ребенка - старая песня, которая никак не приближает к решению проблемы. Даже и не знаю, что делать в этой ситуации, хоть лекции какие-то организовывать, что ли.

Преступление или игра?

Мы хорошо знаем, что дети и без интернета могут натворить дел. Например, сообщества "зацеперов" (сорвиголов, катающихся снаружи поездов) в этом смысле ничем не лучше всяких "китов", а процент смертей там, возможно и выше. Интернет, безусловно, дал им новые возможности, в том числе и оповещения о своих подвигах. Но "зацеперы" ведь были и до интернета. Кстати, интересно, что никто никогда не возлагал вину на железную дорогу, а на интернет - постоянно.

Каким бы ни был возраст уголовной ответственности, смысл его таков: достигая его, подростки должны понимать, что делать определенные вещи - это не просто нехорошо, а преступно и влечет за собой суровое наказание. Например, убивать, воровать, уничтожать чужое имущество... Но в состав преступления не входят и никогда не входили игры и шутки, пусть и с нашей, взрослой, точки зрения, неоправданно жестокие и злые.

Подростки воспринимают это именно так: в компьютере или теперь уже в смартфоне - все всегда понарошку и не всерьез. Написанное можно стереть, можно найти приз и получить дополнительную жизнь, скрыться за ником. Мы родились и довольно долго жили в докомпьютерную эпоху, а они одновременно вошли в оба мира: в привычный нам и в виртуальный. Меря их мир нашими допотопными мерками, мы уравниваем их игры с реальными действиями. Впрочем, что удивляться в стране, где сроки дают за перепосты вполне безобидных картинок и статусов.

Новые уголовники

Как и любой родитель подростка, я понимаю далеко не всю субкультуру, в которой варятся ровесники моей дочери. Точнее, ту, вероятно, очень небольшую часть субкультуры, с которой мне приходится сталкиваться. Но я еще помню себя в ее возрасте, и, мне кажется, стена непонимания между нами и нашими родителями была выше и крепче, чем сейчас.

Возможно, мне просто нравится так думать. При этом я отчетливо осознаю, что если ребенок стал серьезно интересоваться темой самоубийства, неважно, с помощью интернета или без него, то это уже следствие, а причина - в другом: в обществе и его ячейке - семье. Но выстраивать там отношения - дело сложное. Куда легче попытаться подчинить понятным нам правилам их интернет. Стена между поколениями будет от этого только выше.

Есть страны, где возраст уголовной ответственности ниже, чем сейчас в России. Другое дело, что даже в сталинском СССР процент оправдательных приговоров был выше. Никто пока не спросил Мизулину, по каким статьям, по ее замыслу, произойдет снижение возраста уголовной ответственности? Только по "доведению до самоубийства"? Или под борьбу с суицидальными группами снизят возраст и для всего остального? Зачем стране сотни новых малолетних уголовников ежегодно? Но в правоохранительных органах будут благодарны сенатору: как и в случае с перепостами всякого рода "экстремизма", ловить только что вставших с горшка администраторов групп гораздо спокойнее, безопаснее и перспективнее, чем бороться с реальной преступностью.

Автор: Александр Плющев - журналист, интернет-эксперт, популярный блогер и радиоведущий. Автор еженедельной колонки на DW. Сайт Александра Плющева: plushev.com, Twitter:@plushev

Смотрите также:

Смотреть видео 02:32
Now live
02:32 мин

Закон о персональных данных в РФ: забота о пользователях или тотальный контроль? (01.09.2015)

Аудио- и видеофайлы по теме

ADVERTISEMENT