Комментарий: Кому служат церковь и патриархи? | Украина и украинцы: взгляд из Европы | DW | 15.01.2019
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages
Реклама

Украина

Комментарий: Кому служат церковь и патриархи?

В церковном споре с Киевом Москва нагнетает раскол мирового православия. Церковную тему использует и украинский президент. О верующих речь идет в последнюю очередь, считает Евгений Тейзе.

Православные верующие в Киеве

Православные верующие в Киеве

С тех пор как Вселенский патриарх Варфоломей 6 января вручил томос об автокефалии предстоятелю новой Православной церкви Украины митрополиту Епифанию, продолжаются жаркие дискуссии об этом смелом с точки зрения церковных канонов шаге. В Украине сторонники церковной независимости превосходят друг друга в злорадстве. Они радуются поражению российского патриарха Кирилла, у которого окончательно ускользает из рук контроль над Украиной. В Москве, в свою очередь, РПЦ нагнетает раскол в мировом православии, разорвав евхаристическое общение с Константинопольским патриархатом. Политические обозреватели в России упражняются в геополитике и теориях заговора вплоть до того, что некоторые из них видят в создании новой церкви в Украине руку американских спецслужб.

Евгений Тейзе

Евгений Тейзе

В этом ожесточенном споре остается мало места для людей и их веры. Миллионы украинских православных христиан испытывают большую радость и облегчение. Это, прежде всего верующие двух церквей, которые четверть века назад отделились от верной Москве Украинской православной церкви и теперь стали основой для новой объединенной церкви. Они убеждены, что вместе с государственной независимостью должна стать независимой и их православная церковь. 

Изоляция как наказание

В свое время "отступники" были наказаны изоляцией от мирового православия. Годами их травили как раскольников, их крещение не признавалось, с точки зрения канонических православных церквей они не имели - какими бы твердыми они ни были в своей христианской вере - шанса на спасение. Их причастие, мол, было не таинством, а просто употреблением хлеба и вина на "нелегитимном собрании".

Мне как лютеранину все это могло бы быть безразлично. В моем христианском представлении о мире не играют роли ни папа, ни патриарх. Мне все равно также, признают ли другие мое крещение, мое причастие. Ведь это моя вера. Тем не менее, я очень хорошо понимаю переживания этих "отвергнутых" людей. Мне понятно, чем отличается мировоззрение моих православных братьев и сестер. Для них, кроме Библии, имеет значение и нечто другое: легитимация их священников, которая восходит к апостолам.

Контекст

Именно поэтому я радуюсь вместе с православными Украины, которые теперь ощущают себя "легальными" христианами. Патриарх Варфоломей заслуживает большого уважения за то, что он не отвернулся от этой церковной драмы. Отлучение миллионов верующих одной страны от православной семьи было невыносимым и бесперспективным. Вселенский патриарх понял это не позднее 2008 года. Уже тогда он вел интенсивные переговоры с представителями всех трех православных ветвей в Украине. Их единения, а тем самым и провозглашения независимости Православной церкви Украины тогда, впрочем, не произошло не только из-за сопротивления Москвы, но и из-за властных амбиций отдельных украинских церковных иерархов.

Критики Варфоломея игнорируют реалии: самое позднее с момента аннексии Крыма Россией и начала войны в Донбассе объединение православной церкви в Украине под контролем Москвы стало окончательно невозможным. Почему украинцы должны были оставаться верными церкви, которая нередко отказывала в отпевании погибших на войне на востоке Украины солдат? Церкви, священники которой своими проповедями подливали масла в огонь конфликта в Донбассе и приветствовали аннексию Крыма Россией? Большинство украинцев, как свидетельствуют опросы, больше не хотят быть частью контролируемой Москвой империи: ни политической, ни церковной.

Политические риски для новой церкви

В патриотическом воодушевлении, впрочем, украинцы также рискуют прибегнуть к таким же высокомерным и политизированным действиям, как и российская сторона. Они аплодируют, когда их политики упражняются в дешевом популизме и грубо вмешиваются в церковные дела. В частности, законом заставляют Украинскую православную церковь Московского патриархата назваться русской.

Предстоятель новой церкви митрополит Епифаний позволяет втягивать себя в предвыборную кампанию Петра Порошенко: вместе с президентом он улыбается украинцам с огромных рекламных щитов. Иерархи, которые перешли в новую церковь из Московского патриархата, получают от главы государства ордена за свой патриотизм. Это опасная игра, которая свидетельствует о том, насколько и с украинской стороны политизирован томос. Люди и их вера - для чего и существует церковь - к сожалению, все больше отходят на второй план.

Автор: Евгений Тейзе, обозреватель DW

Комментарий выражает личное мнение автора. Оно может не совпадать с мнением русской редакции и Deutsche Welle в целом.

Смотрите также:

Смотреть видео 04:10

Томос на Рождество : почему в Украине не у всех двойной праздник

 

Контекст

Аудио- и видеофайлы по теме

Реклама