Как исламистам в тюрьмах ФРГ помогают порвать с радикальной идеологией | Главные события в политике и обществе Германии | DW | 03.03.2019
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages
Реклама

Германия

Как исламистам в тюрьмах ФРГ помогают порвать с радикальной идеологией

В тюрьмах Германии растет число радикальных исламистов, которые там пропагандируют свои взгляды. Для того, чтобы остановить процесс радикализации заключенных, существуют программы помощи.

За 29 лет своей жизни Шериф Шекатт сидел в нескольких тюрьмах, в том числе в немецких - в Констанце и Фрайбурге. В основном его судили за кражи со взломом. Находясь за решеткой, Шериф Шекатт превратился из обычного преступника в экстремиста, который с 2015 года находился под наблюдением французских спецслужб. Досье на него проходило под названием Fiche S.

11 декабря 2018 года Шекатт совершил теракт на рождественской ярмарке в Страсбурге, в результате которого погибли 5 человек. Через два дня он был застрелен сотрудниками службы безопасности. Террористы "Исламского государства" позже назвали Шекатта "своим солдатом". Тот факт, что многие заключенные подвержены пропаганде радикального ислама, был известен еще до случая Шекатта.

"В тюрьму попадает один салафит, а выходит оттуда пять", - так еще в 2015 году заявил газете FAZ один из сотрудников гессенского земельного Ведомства по охране конституции. Из 750 человек, которых Федеральное ведомство по уголовным делам (BKA) причисляет к так называемым лицам, "представляющим угрозу", в настоящий момент, по официальным данным, 116 находятся в немецких тюрьмах. Для того, чтобы они не способствовали радикализации других заключенных, а еще лучше - чтобы сами отказались от радикальных взглядов, во всех 16 федеральных землях Германии существуют специальные программы по дерадикализации и предотвращению экстремизма для людей, находящихся в тюрьмах.

Цель программы - заставить задуматься

В восьми федеральных землях Германии эту задачу выполняет берлинская организация Violence Prevention Network (VPN). Ее сотрудники предлагают помощь в вопросах дерадикализации и предотвращения экстремизма заключенным в тюрьмах шести федеральных земель. "У нас есть опыт, и мы действительно можем построить определенные отношения с такими людьми, - говорит глава VPN Томас Мюке (Thomas Mücke). - В длительном процессе консультаций мы заботимся о том, чтобы они начали думать самостоятельно, а не слепо следовать каким-либо идеологиям".

Часть сотрудников VPN, которые выступают в качестве консультантов в этой программе, тоже религиозные мусульмане. "Это очень важно для первого контакта, чтобы возник интерес", - поясняет Мюке. Для многих из тех, с кем работает берлинская организация, важно, чтобы собеседник был религиозным человеком. Другие, наоборот, предпочитают вести диалог с атеистами.

Томас Мюке

Томас Мюке

Исследование BKA, проведенное в 2017 году, показало, что программы по дерадикализации и предотвращению экстремизма чаще приводят к успеху в том случае, когда проводится "целый комплекс мероприятий и предлагается большой выбор возможностей для самоидентификации".

Организация VPN направляет для работы в тюрьмах команды своих сотрудников, которые, как правило, состоят из двух человек. Тандем проводит групповые консультации максимум для восьми заключенных. В особо сложных случаях предусмотрены индивидуальные беседы. В ходе этих консультаций заключенные должны внимательно изучить и проработать свою биографию и сделать вывод о том, какие обстоятельства в их жизни привели к радикализации и способствовали развитию экстремистских религиозных взглядов.

"Когда кто-то подвержен идеологии, которая отвергает право других людей на жизнь, а мы замечаем, что этот человек начинает сомневаться в ней, то в скором времени наступает момент, когда он заявляет, что хочет вести нормальную жизнь", - продолжает Мюке. Это и есть переломный момент. "И вот именно тогда мы пытаемся работать с этим человеком. Часто в ходе консультаций те, с кем мы работаем, начинают проявлять желание что-либо изменить в своей жизни, даже в тех случаях, когда они начали общение с нами совсем по другим причинам", - рассказывает глава VPN.

Бывает и так, что в ходе процесса консультаций заключенный меняет свои взгляды. Если сотрудники VPN и тюрьмы могут это подтвердить, то срок его пребывания за решеткой может быть сокращен.

Жизнь после тюрьмы

После того, как бывший заключенный-исламист отбыл наказание, он может выбрать себе одного из консультантов, который будет помогать ему на свободе еще на протяжении 6-12 месяцев, или еще дольше, если потребуется. Социальная интеграция таких людей - сложный процесс, признает Томас Мюке: "Если становится известно, что человек находился в зоне боевых действий, например, в Ираке или Сирии, очень сложно найти для него работу или место учебы". Кроме того, необходимо очень внимательно отнестись к его окружению, чтобы он не встал на прежний путь и смог интегрироваться в нормальное общество".

Салафиты в земле Северный Рейн-Вестфалия

Салафиты в земле Северный Рейн-Вестфалия

Конечно, по словам Мюке, есть случаи, когда программа не приводит к успеху и ее участники снова возвращаются в радикальную среду. Но среди тех, кто прошел через эту программу по причине того, что представлял угрозу для окружающих, таких случаев мало. Только в 2 процентах случаев, участники программы не довели ее до конца.

"В основном те люди, с которыми мы работаем, остаются с нами и после того, как выходят из тюрьмы, - указывает Томас Мюке. - Конечно, нам не всегда удается постичь успеха, но если ничего не делать с этой проблемой, то может возникнуть неконтролируемый процесс".

Больше исламистов, меньше рецидивов

Число заключенных в немецких тюрьмах - выходцев из радикальной исламской среды - растет. В федеральной земле Баден-Вюртемберг, например, по сравнению с 2016 годом, когда таковых здесь были единицы, сейчас только в Штутгарте, по данным земельного министерства юстиции, живет 41 радикальный исламист. Два человека, придерживающихся радикальных исламских взглядов, осуждены за преступления, совершенные по религиозным мотивам, еще 13 содержатся под арестом. Часть из них находятся за решеткой по подозрению в совершении других преступлений, но, по данным спецслужб, не исключена и их связь с радикальными исламистами.

Контекст

Кроме VPN в этой федеральной земле существует специальный центр по предотвращению экстремизма и радикализма. Как сообщил DW один из сотрудников земельного министерства внутренних дел, "после очень позитивных откликов, поступающих со всех сторон", финансирование этой программы будет увеличено. Но насколько успешными окажутся предпринимаемые усилия, - сказать трудно, ведь это тот случай, когда цель - не только в количественных показателях.

По этой же причине и в Гамбурге говорят о том, что оценить степень эффективности программы дерадикализации заключенных-исламистов сложно. "До настоящего времени мы не наблюдали случаев, когда люди во время отбывания наказания радикализировались или когда тюрьмы в нашей федеральной земле становились бы местом вербовки радикальных исламистов", - сообщил пресс-секретарь земельного министерства юстиции.

Сейчас в местах лишения свободы в Гамбурге находятся 9 человек, которых спецслужбы рассматривают как экстремистов. В этой связи с однозначным заявлением выступил в конце 2018 года председатель Высшего земельного суда Гамбурга Роман Позек (Roman Poseck): "В ходе отбывания наказания заключенные были вырваны из исламистского окружения и лишены индоктринации, которой ранее подверглись посредством исламистской пропаганды".

Это свидетельствует о том, что деятельность, берлинской организации VPN приносит свои плоды. В Гессене с начала 2010 года не зарегистрировано ни одного случая рецидива со стороны заключенных, отбывших наказание и принимавших участие в программе по предотвращению экстремизма и радикализации.

Подписывайтесь на наши каналы о России, Германии и Европе в | Twitter | FacebookYoutube

Смотрите также: 

Смотреть видео 03:12

Cирийский беженец после плена в ИГ разоблачает исламистов в ФРГ

Контекст

Аудио- и видеофайлы по теме

Реклама