Используют ли немцы сегодня лексикон ″третьего рейха″? | Культура и стиль жизни в Германии и Европе | DW | 26.03.2019
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages
Реклама

Культура и стиль жизни

Используют ли немцы сегодня лексикон "третьего рейха"?

Публицист и историк языка рассказал о том, как сегодняшние немцы используют, не отдавая себе в этом отчет, национал-социалистическую лексику.

Министр пропаганды Йозеф Геббельс на трибуне

Министр пропаганды Йозеф Геббельс на трибуне

"Отработанные слова. Когда мы сегодня говорим, как нацисты, а когда нет", - так называется новая книга немецкого публициста и историка языка Маттиаса Хайне (Matthias Heine). "Есть еще много слов, которые мы сегодня используем бездумно, не понимая того, что у них, по крайней мере, отчасти, нацистское прошлое, - утверждает он. - Это слова, которые ввели в немецкий язык или начали активно использовать национал-социалисты".

Партайгеноссе, унтерменш и деятели культуры

К подобным, нагруженным исторически, выражениям и понятиям Маттиас Хайне относит, например, слово "партайгеноссе" (Parteigenosse). Буквально это означает "товарищ по партии", но пустили его в обращение при Гитлере, когда партия была одна - Национал-социалистическая рабочая партия Германии, НДСАП.

С этой точки зрения представляется весьма пикантным, что не только в бывшей ГДР, в правившей там партии СЕПГ, но, как рассказывает Маттиас Хайне в интервью DW, и среди западногерманских социал-демократов именно так нередко называют соратников по партии.

Пропагандистский плакат третьего рейха 1938-1939 годов

Пропагандистский плакат "третьего рейха" 1938-1939 годов. "Молодежь" - Jugend - тоже было излюбленным понятием национал социалистов

Хайне выбрал для своей книги около 90 слов и выражений немецкого языка, которые входили в вокабулярий "третьего рейха". Среди них есть и совершенно однозначные - такие, например, как "унтерменш", "расовая чистота", "ариец"... Есть такие, что знакомы и тем людям, для которых родным является не немецкий, а русский язык: "иностранное засилье" (Überfremdung), "трудящиеся" (Gefolgschaft), "деятели культуры" (Kulturschaffende)... А ссылкой на gesundes Volksempfinden (буквально: "здоровое народное восприятие", можно перевести как "народность") и в "третьем рейхе", и в определенные периоды советской истории громили и запрещали художников-авангардистов, композиторов и писателей, не вписывавшихся в предписанные идеологией рамки.

Есть в немецком языке слова, которые нормальный немец сегодня никогда не будет употреблять, потому что у них совершенно определенная национал-социалистическая окраска. Это не только уже упомянутые "унтерменш" или "расовая чистота", но также, например, Volksgemeinschaft (так в "третьем рейхе" называли единство партии и народа) и Bolschewisten - определенная форма русского слова "большевики". Именно эту форму использовали в своей антисоветской риторике нацисты.  В современном немецком языке говорят только Bolschewiki, что абсолютно нейтрально.

Суп с нехорошим привкусом

Но есть множество слов, о которых даже предположить не можешь, что у них есть национал-социалистическое прошлое. Так, немцы и сегодня с удовольствием едят Eintopf - густой суп, заменяющий и первое, и второе, что-то вроде сборной солянки. Происхождение этого слова очень древнее, но при нацистах оно стало одним из пропагандистских понятий. Когда гитлеровская Германия начала терпеть поражения на фронте, и пришлось затянуть ремни в тылу, нацисты бросили лозунг: "Мы едим айнтопф!" Что было, естественно, хуже, чем полноценный обед, зато патриотично. И, вроде, роптать было не на что.

Контекст

Но почему вообще сейчас, когда прошло уже более 70 лет после окончания Второй мировой войны и разгрома "третьего рейха", надо обязательно знать этимологию слов, о "подозрительности" которых большинство даже не догадывается? Кроме того, если говорить о не слишком очевидных случаях, с какой стати нацисты должны еще и сегодня определять, какое значение имеет то или иное слово и понятие?

Особое обращение с Израилем

В интервью радиостанции Deutschlandfunk Маттиас Хайне говорит, что очень хорошо понимает такую аргументацию. Поэтому и в своей книге пишет о большинстве приведенных им понятий, что их, конечно, не запрещено употреблять. "Только, - добавляет он, - надо смотреть, когда, как и в каком контексте вы их употребляете". Есть ситуации, когда эти слова звучат бестактно, оскорбительно, когда они больше чем неуместны, подчеркивает автор книги. И приводит такой пример.

Одна журналистка в прошлом году написала, что надо положить конец "особому обращению" (Sonderbehandlung) с государством Израиль во внешней политике Германии. А это выражение - "особое обращение" - часто использовали национал-социалисты как эвфемизм, как маскировочный термин для обозначения массовых убийств, системы уничтожения в лагерях смерти. И не случайно на журналистку обрушился шквал критики.

Смотрите также:

________________

Хотите читать нас регулярно? Подписывайтесь на наши VK-сообщества "DW на русском" и "DW Учеба и работа" и на Telegram-канал "Что там у немцев?" или читайте нас в WhatsApp

 

Контекст

Ссылки в интернете

Аудио- и видеофайлы по теме

Реклама