Задержание в прямом эфире, или Быт блогера-оппозиционера в Беларуси | Беларусь и белорусы: новости и аналитика | DW | 10.09.2018
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Беларусь

Задержание в прямом эфире, или Быт блогера-оппозиционера в Беларуси

Белорусский видеоблогер Сергей Петрухин сравнения с Навальным не любит, но чем-то они похожи. Петрухина преследуют за антикоррупционные расследования, а недавно арестовали почти в прямом эфире.

Видеоблогер Сергей Петрухин во время записи

Видеоблогер Сергей Петрухин в действии

Для одного из самых популярных в Беларуси видеоблогеров - Сергея Петрухина из Бреста - конец календарного лета и начало осени получились по-настоящему экстремальными. Сначала в его квартиру в Бресте ворвался ОМОН, чтобы провести обыск и задержание, которые ему удалось заснять на камеру. А пару дней спустя Сергея Петрухина принудительно доставили для прохождения судебно-психиатрической экспертизы. О причинах такого пристального внимания к себе со стороны белорусских властей блогер рассказал в эксклюзивном интервью DW.  

Deutsche Welle: Сергей, обыски в вашей квартире случались и раньше, но с таким брутальным вторжением сталкиваться вряд ли приходилось. Как это происходило?

Сергей Петрухин

Сергей Петрухин

Сергей Петрухин: Для меня тоже было шоком, что рано утром можно без предупреждения выбить двери в жилище, уложить человека на пол, а после обыска - не только изъять компьютер, ноутбук и телефон "в счет будущих исков", но и в наручниках доставить в отделение милиции. Но все это пришлось ощутить на себе. Я даже успел включить режим записи во время этой "операции". Причем, формально обыск и задержание проводились в рамках уголовного дела по факту клеветы и оскорбления. 

- Кто выступает в роли потерпевшего по этому делу?

- Участковый инспектор милиции Сергей Игнатюк, который обиделся на мои высказывания в свой адрес во время онлайн-трансляций на Youtube-канале "Народный репортер". Но что-то мне подсказывает: это дело вряд ли дойдет до суда. Убежден, что никакой клеветы с моей стороны нет в принципе, а по оскорблению тоже очень много вопросов. Просто надо дождаться результатов экспертизы.

- Тем не менее, вам также пришлось пройти судебно-психиатрическую экспертизу и отнюдь не в добровольном порядке…

- Ее назначил следователь, который ведет мое уголовное дело. Я настаивал, чтобы мне была вручена копия постановления о назначении психиатрической экспертизы, которое можно было бы обжаловать. Однако получить этот документ так и не смог. Игнорировать саму экспертизу я не собирался, но планировал прибыть на нее в назначенное время вместе с адвокатом. Однако у сотрудников милиции и тех, кто их направил, было другое мнение: меня задержали на остановке общественного транспорта и доставили для прохождения экспертизы принудительно.

Сама процедура экспертизы прошла без эксцессов. Врачи интересовались моей личной жизнью, провели несколько тестов, спрашивали об одиночестве и обидах. Я им ответил, что меня преследуют за правду. За то, что занимаюсь расследованиями, которые очень нежелательны для властей.   

- И какая, на ваш взгляд, главная причина этих преследований?

- Мне кажется, она связана со строительством аккумуляторного завода около Бреста. Эта стройка уже давно стала скандальной: выявлено много нарушений законодательства, а чиновники скатились до откровенной лжи.

К примеру, еще пару месяцев назад они открыто заявляли, что на заводе не будет литейного производства, связанного со свинцом. Теперь же из последних ответов Министерства природных ресурсов и охраны окружающей среды следует, что процесс литья не исключается. А значит, все опасения жителей Бреста и окрестностей по поводу возможного ухудшения экологической ситуации не были напрасными. Но в этот проект вложено слишком много финансовых средств, и он затрагивает очень знаковых персон белорусской власти, чтобы отказаться от строительства на нынешнем этапе.

Поэтому повторюсь: хотя уголовное дело за клевету и оскорбление непосредственно не имеет отношения к аккумуляторному заводу, мне кажется, что именно освещение этой темы в видеоблогах мной и моим коллегой Александром Кабановым стало очень нежелательным явлением для чиновников. И не только местных. 

Сергей Петрухин на акции протеста против строительства аккумуляторного завода под Брестом

Сергей Петрухин на акции протеста против строительства аккумуляторного завода под Брестом

- Обыски, задержания, штрафы, конфискация имущества. Как психологически чувствуете себя в этой ситуации?

- Помогает поддержка людей. Мне кажется, что гражданское общество в Беларуси, если еще не зародилось, то, во всяком случае, некоторые процессы сейчас уже происходят. Я это ощущаю по тому, как люди откликаются на события. Как только у меня конфискуют телефон или компьютер - сразу появляются желающие помочь приобрести новый. То же самое происходит и со штрафами: кто-то жертвует по 5-10 белорусских рублей (2-4 евро), кто-то больше, но очевидно, что это именно народная поддержка. И даже не меня лично, а дела, которым занимаюсь.

Контекст

Люди хотят получать альтернативную информацию, поскольку роль государственных СМИ в Беларуси, на мой взгляд, полностью девальвировалась. Им уже мало кто верит. История с моим задержанием и обыском получила широкий резонанс, и общественность увидела, какие методы и способы запугивания применяются к подозреваемому всего лишь в клевете и оскорблении. Да, блогеры порой страдают субъективностью, но они заняли свою нишу в океане информации и знакомят людей с разными точками зрения. Из-за этого их работа и вызывает повышенное внимание у людей.

- И все же, не возникает иногда желания сменить род деятельности, а может и покинуть страну, чтобы не подвергаться дальнейшим преследованиям?

- Уезжать из Беларуси не собираюсь. Хотя прекрасно понимаю, что, быть может, именно этого и добиваются "доброжелатели", стараясь меня запугать. Но я не знаю, что еще задумали власти и силовые структуры, чтобы попытаться приструнить меня и других блогеров. Возможно, сказывается и фактор приближающихся выборов - президентских и парламентских. Это также требует "зачистки" информационного поля.

Пока же в моих планах - подавать встречные иски. Но не на омоновцев, которые вламывались в квартиру, не на обычного участкового милиционера или следователя. Речь идет о тех, кто отправлял их на такое задание и отдавал подобные приказы. Конечно, ожидать от нынешней судебной системы в Беларуси беспристрастного разбирательства не приходится, однако предать гласности факты, добытые в ходе своих расследований, все-таки стоит попробовать.

Смотрите также:

Смотреть видео 17:47
Now live
17:47 мин

Светлана Алексиевич: Все хотят свободы откуда-то с небес

Контекст

Ссылки в интернете

Аудио- и видеофайлы по теме

Реклама