Дети немецкой мамы ищут русских родителей | Что читают в Германии | DW | 07.02.2011
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages
Реклама

Книги

Дети немецкой мамы ищут русских родителей

Немецкая журналистка Марион Гедике (Marion Gaedicke) и ее муж удочерили в России двух девочек. О том, какие круги ада они прошли, прежде чем стать родителями, Марион написала книгу.

Рука ребенка и рука взрослого

Сироты в Германии в большом дефиците. На одного оставленного ребенка приходится десять бездетных пар, мечтающих его усыновить. К тому же законы об усыновлении очень строгие и в разных федеральных землях страны - разные. В Баварии, например, каждый из супругов должен быть не старше 41 года, иначе усыновлять не разрешают. Мужу Марион Гэдике было уже 43. Поэтому оставался последний шанс – ехать за ребенком за границу.

Детей полно, возьмите другого

Но для начала нужно было запастись терпением. Процесс оформления бумаг очень кропотливый. Пара обратилась в ведомство по делам детей и молодежи и в течение года приходила на бесконечные консультации и собеседования. За это время они собрали немыслимое количество необходимых документов.

Марион Гедике

Марион Гедике

Своих детей у Марион и ее мужа нет. Она долго лечилась, пробовала обратиться к помощи искусственного оплодотворения – всё напрасно. А потом из Карелии пришел конверт с фотографией 9-месячной Нины. Ребенка из петрозаводского детдома "закрепили" за мюнхенской парой, и Марион с мужем отправились в Карелию.

Супруги провели с Ниной в детдоме три недели. Позже, во время судебных слушаний выяснилось, что от Нины уже отказались шесть пар из России, которые тоже хотели удочерить ребенка. Отказались потому, что она отстает в развитии. От Марион это скрыли. Кроме того, выяснилось, что документы Нины не в порядке: куда-то затерялась "отказная" бумажка от ее родной матери. Судья монотонно пробубнила текст решения суда и его обоснования, и, прежде чем переводчик успел перевести на немецкий, Марион разобрала вердикт: отказать. Чиновники равнодушно пожали плечами: детей полно, возьмите другого.

Из России – с ребенком

Но Нина уже была их ребенком - не по документам, по чувству. Значит, за нее нужно было бороться. Марион с мужем подали заявку на удочерение другой сироты и одновременно – апелляцию в Верховный суд России. В результате, еще через полгода мучительных ожиданий, было вынесено сразу два положительных решения, то есть Марион могла забрать обеих девочек.

"Какое же это было счастье, когда мы все вчетвером сели в ночной московский поезд, - вспоминает Марион. - Мы держали детей на коленях, а они смотрели вокруг во все глаза, потому что до этого ничего, кроме стен детдома, не видели".

Маленький ребенок

Марион Гедике выросла в ГДР, учила в школе русский, поэтому выбрала именно Россию. Кстати, на Россию приходится почти половина "иностранных" усыновлений в Германии. Знакомились с дочкой под Рождество, и Марион старательно подбирала ласковые русские слова. А после, возвращаясь каждый день из детдома, по ночам зубрила специальные термины, чтобы понимать, что объясняют ей чиновники в инстанциях. "Это была поездка в мое гэдээровское прошлое, - признается она. – Чиновники и в ГДР, и в сегодняшней России принимают решении в зависимости от своего настроения, без всякой логики".

Сестренки, русские душою

Сестрам сейчас 10 и 11 лет, и они совсем не похожи друг на друга внешне. Девочек очень веселит недоумение взрослых, когда, например, в кабинете у врача вдруг выясняется, что даты их рождения отличаются всего на полгода. Они прекрасно знают историю своего удочерения и ни от кого ее не скрывают. Марион уверена, что в таком важном вопросе обманывать детей ни в коем случае нельзя. Они с мужем стараются сделать так, чтобы девочки любили ту страну, в которой они родились. "Российское происхождение – это часть жизни моих дочерей, и я очень рада, что они интересуются Россией, - подчеркивает Марион. - На ближайшие пасхальные каникулы мы поедем на неделю в Санкт-Петербург, а в выходные идем смотреть документальный фильм о России".

Однажды девочки даже написали отказавшимся от них матерям письма, вложили туда свои фотографии, рисунки и отправили в Карелию. Но письма не дошли: одно вернулось обратно, второе затерялось по дороге. Но Марион все еще надеется: она уверена, что раз дети сами хотят увидеть своих биологических мам, значит, им обязательно нужно дать этот шанс. "Если бы они захотели, я бы пригласила их в гости в Мюнхен", - говорит Марион.

Марион и ее муж все-таки стали родителями. Вот только вместо предусмотренных природой девяти месяцев Марион ждала своих дочек два года: столько прошло с того дня, как обратилась с официальным заявлением, и до той ночи, когда они вчетвером сели в ночной поезд Петрозаводск-Москва. И это сравнительно быстро: бумажная волокита часто занимает четыре-пять лет. Эти два года Марион вела дневник, просто так, для себя. Потом из него получилась книга, которая вышла под названием "Желанный ребенок. История удочерения".

Но на самом деле это история – не об удочерении. Это история о любви. Потому что желанные дети рождаются в любви. Даже вопреки природе.

Автор: Ксения Максимова
Редактор: Ефим Шуман

Контекст

Реклама