Гитлер и Вагнер: можно ли отделить музыку от политики? | Культура и стиль жизни в Германии и Европе | DW | 25.07.2018
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages
Реклама

Культура и стиль жизни

Гитлер и Вагнер: можно ли отделить музыку от политики?

25 июля стартует музыкальный фестиваль в Байройте. Этот город и этот фестиваль сыграли немалую роль в истории немецкого национализма и национал-социализма.

Винифред Вагнер, Адольф Гитлер и Виланд Вагнер на открытии фестиваля в Байройте в 1938 году

Винифред Вагнер (невестка композитора), Адольф Гитлер и Виланд Вагнер (внук композитора) на открытии фестиваля в Байройте в 1938 году

25 июля стартует музыкальный фестиваль в Байройте - одно из главных событий культурной жизни Германии. В этот маленький город в Верхней Франконии стремится хоть раз в жизни попасть каждый ценитель творчества Рихарда Вагнера (Richard Wagner) - выдающегося немецкого композитора, оказавшего огромное влияние на развитие оперного искусства во всем мире.

При этом каждый, кто попадает в Байройт, окунается не только в атмосферу музыкального праздника, но и знакомится с историей этого города, сыгравшего немалую роль в истории немецкого национализма и национал-социализма. Собственно, всем давно уже известно, что Рихард Вагнер был антисемитом, как известно и то, как высоко творчество композитора ценил Адольф Гитлер. В связи с участившимися в наши дни случаями проявления антисемитизма в Германии эти аспекты, конечно, сложно оставить без внимания. За комментариями мы обратились к экспертам. 

DW: Рихард Вагнер был антисемитом. Или у кого-то есть еще на этот счет сомнения?

Дирижер Герман Леви

Дирижер Герман Леви

Рик Фулкер, музыкальный обозреватель DW: Сомнений нет, однако Вагнер порой сам себе противоречил, говоря о евреях то как о "врагах", то как о "лучших из нас". А в 1882 году в Байройте он на премьере своего "Парсифаля" поставил за дирижерский пульт Германа Леви (Hermann Levi).

Д-р Свен Фридрих, директор Музея Рихарда Вагнера в Байройте (Dr. Sven Friedrich): Вагнер был антисемитом, безоговорочно. И одна из его сомнительных "заслуг" состоит в том, что он латентный антисемитизм, свойственный тогдашнему обществу, не только вывел на свет, но и довел до уровня идеологии. Антисемитизм стал нормой в светском обществе, среди людей культурных, образованных. При этом Вагнер был антисемитом в теории, на практике же у него были евреи среди друзей и коллег и он пользовался их "услугами", если они были ему полезны.

Д-р Александер Шмидт, научный сотрудник Информационного центра "Территория съездов НСДАП" в Нюрнберге (Dr. Alexander Schmidt): Есть достаточно доказательств, причем письменных. Вагнер уже в середине XIX века проявил себя как публицист с очевидными антисемитскими убеждениями.

DW: В Израиле на исполнение музыки Вагнера наложено неофициальное табу. Негативное отношение к композитору базируется как на его собственных высказываниях, так и на том факте, что его музыку почитал Гитлер. Можно ли назвать Вагнера "вечным заложником" Гитлера?

Рихард Вагнер, фотография 1868 года

Рихард Вагнер, фотография 1868 года

Рик Фулкер: Барри Коски, поставивший в 2017 году в Байройте"Нюрнбергских мейстерзингеров", говорит, что "Вагнер все еще сидит на скамье подсудимых". И освободиться ему вряд ли когда-либо удастся. При этом в его музыкальном наследии эксперты антисемитских тенденций не усматривают. Понятно также, что никаких связей с нацистами у Вагнера быть не могло, поскольку умер он за 50 лет до того, как они пришли к власти. Зато его вдова активно проявляла свой антисемитизм в Байройте, увольняя музыкантов-евреев. А идеи зятя Вагнера, Хьюстона Стюарта Чемберлена, фактически легли в основу расовой доктрины национал-социализма. В свою очередь невестка композитора Винифред Вагнер (Winifred Wagner) считала себя близкой подругой Гитлера и стала членом НСДАП в середине 1920-х годов. Байройт вообще был рассадником расистских идей. Гитлер очень охотно приезжал сюда - пообщаться с близкими по духу людьми и послушать оперы любимого композитора.

Свен Фридрих: Гитлеру нравилась музыка Вагнера, ему близка была эстетика Вагнера, его вдохновляло стремление Вагнера воплотить в Байройте идею о гезамткунстверке - всеобъемлющем произведении искусства. При этом, как ни странно, антисемитские воззрения Вагнера Гитлер практически не воспринимал, они были ему неинтересны. Ясно одно: мы не можем воспринимать Вагнера как явление культуры XIX века, мы всегда будем смотреть на него через призму "третьего рейха". Отделить Вагнера от "третьего рейха" и "третий рейх" от Вагнера уже не представляется возможным.

Нюрнбергские мейстерзингеры, Байройт, 2017 год. Сцена из постановки Барри Коски

"Нюрнбергские мейстерзингеры", Байройт, 2017 год. Сцена из постановки Барри Коски

DW: В Байройте дирижировали известнейшие музыканты еврейского происхождения, в частности - израильтянин Даниэль Баренбойм. В прошлом году "Нюрнбергских мейстерзингеров" здесь поставил Барри Коски. В этом сезоне "Лоэнгрина" ставит Ювал Шарон Руководство фестиваля таким образом "работает над ошибками"? Ведь в свое время музыкантов-евреев отсюда выгоняли

Лоэнгрин Ювала Шарона откроет Байройтский фестиваль в этом году

"Лоэнгрин" Ювала Шарона откроет Байройтский фестиваль в этом году

Свен Фридрих: В Байройт сейчас приглашают людей не потому, что они евреи, арабы, поляки или русские. Сюда приглашают тех, у кого есть идеи, связанные с творчеством Вагнера. Антисемитизма в публицистике Вагнера, конечно, не стало меньше после того, как Барри Коски инсценировал "Мейстерзингеров", а Шарон  - "Лоэнгрина". Этот антисемитизм никуда не денется.

Александер Шмидт: Мне кажется, это важно. Режиссерам с еврейскими корнями, возможно, интересно показать публике свое понимание личности Вагнера и того, кем и в каких целях его музыка использовалась после его смерти. Было бы в корне неверным запрещать его музыку. Гораздо правильнее - сознательно продолжать играть ее, зная всю подноготную.

Рик Фулкер: Среди дирижеров, специализирующихся на Вагнере, - много евреев. И речь в данном случае идет не только о Байройте. Да и среди поклонников музыки Вагнера всегда было много людей с еврейскими корнями, даже во время и после Второй мировой войны.

DW: Из года в год свой отпуск федеральный канцлер Германии Ангела Меркель (Angela Merkel) начинает с посещения премьерной постановки в Байройте. Стоит ли в этом году опасаться каких-то провокаций? Ведь нападения на евреев действительно участились, и популистытеоретически могут использовать посещение канцлером фестиваля музыки Вагнерав своих неблаговидных целях… 

Контекст

Рик Фулкер: Не думаю, что стоит ожидать каких-либо провокационных действий. До сих пор ничего подобного на фестивале замечено не было.

Свен Фридрих:Если говорить конкретно о госпоже Меркель, то она всегда подчеркивает тот факт, что в Байройт она приезжает исключительно как частное лицо. Для нее Байройт - не площадка для политических заявлений, а место отдыха и возможность получить удовольствие от встречи с прекрасным.

Александер Шмидт: История фестиваля в Байройте не сводится только к периоду национал-социализма. И я бы никогда не обвинил в антисемитизме ни одного гостя фестиваля. Да, Вагнер был антисемитом, но нельзя все сводить только к этому. Конечно, это не значит, что данный факт надо замалчивать. Об антисемитизме композитора можно и нужно говорить в ходе дискуссий или вплетать эту тему в канву постановок.

DW: Сможет ли Байройт когда-нибудь "очиститься" от коричневых пятен на своей биографии? И возможно ли отделить Вагнера от Гитлера?

Александер Шмидт: Освободиться от прошлого нельзя. И это хорошо! Потому что только в ходе дискуссии о прошлом можно сделать выводы, которые определят поведение людей в будущем. Я родился и вырос в Нюрнберге, и мой родной город всегда в сознании людей будет ассоциироваться с национал-социализмом, потому что здесь проходили съезды НСДАП, потому что здесь судили лидеров "третьего рейха" в 1945-46 годах. И с этим городу приходится сталкиваться ежедневно и на каждом шагу. Та же ситуация с Байройтом.

Свен Фридрих:Вагнера нельзя вычленить из исторического контекста. А Байройтский фестиваль сыграл свою роль в истории развития и утверждения нацистской идеологии - в частности, как инструмент пропаганды. Это невозможно затушевать, закрасить, стереть. Это - исторические факты. Речь не о том, чтобы избавиться от прошлого. Речь о том, чтобы научиться его адекватно воспринимать и правильно с ним обходиться. В Германии долгое время после войны пытались отрицать определенные исторические факты. Если мы научимся сознательной конфронтации с собственной историей, сможем объективно оценивать те или иные события и делать выводы из собственных ошибок, то мы сможем позволить себе просто наслаждаться "Парсифалем"! И нам не будет стыдно от этого!

Смотрите также:


Музей Вагнера в Байройте

Смотреть видео 03:13

Анна Нетребко стала вагнеровской Эльзой

Контекст

Ссылки в интернете

Аудио- и видеофайлы по теме

Реклама