В застенках иранского ″Эвина″ | Анализ политических событий в Европе, России, мире | DW | 05.06.2013
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Политика и общество

В застенках иранского "Эвина"

Наргесс Эскандари-Грюнберг тридцать лет назад была узницей тюрьмы "Эвин". Сейчас, живя в Германии, она оказывает психологическую помощь тем, кто испытал в Иране то же, что и она.

Тюрьма Эвин

Тюрьма "Эвин"

Наргесс Эскандари-Грюнберг (Nargess Eskandari-Grünberg) в начале восьмидесятых годов прошлого века была гражданской активисткой в Иране, участницей демонстраций в поддержку реформ, выступала в защиту прав женщин. За что была брошена режимом в тегеранскую тюрьму "Эвин", где провела не один год, даже не представ перед судом.

Выйдя все же на свободу, она в середине восьмидесятых бежала в Германию. Сейчас во Франкфурте-на-Майне Эскандари-Грюнберг входит в состав городского совета, занимается вопросами иммиграции и интеграции, а также проводит платные психологические консультации, занимается психотерапией. Среди ее пациентов много выходцев из Ирана, в том числе и тех, кому также довелось быть узниками "Эвина", а, освободившись оттуда, уехать в ФРГ.

Тюрьма переполнена

"Из того, что я от них слышу, можно заключить, что ситуация в "Эвине" не сильно изменилась, эта тюрьма остается страшным местом заключения", - говорит Наргесс Эскандари-Грюнберг.

Наргесс Эскандари-Грюнберг

Наргесс Эскандари-Грюнберг

Прежде всего, по ее словам, заключенные страдают из-за нехватки места, из-за отсутствия гигиены, из-за того, что слишком много людей содержится в слишком маленьких камерах. По той информации, которая доходит до политика, на триста-четыреста человек в "Эвине" отводится шесть туалетных помещений. Впрочем, точное число заключенных там неизвестно. По данным Международного общества прав человека (IGFM) в этой тюрьме, изначально рассчитанной на 320 человек, на начало января 2012 года содержалось более 8000 узников.

Как и десятилетия тому назад, в "Эвине" при допросах применяются пытки, утверждает Наргесс Эскандари-Грюнберг. "Цель в том, чтобы добиться от допрашиваемых информации, заставить их выдать других, сломать их личность", - продолжает она.

В иранских тюрьмах бытует выражение: "Стопы - вторая память". Суть его в том, что обычной практикой охранников для получения признательных показаний от узников служат удары плетью по ногам. Но с годами методы давления на заключенных становятся более изощренными, говорит политик и врач, ссылаясь на рассказы своих пациентов.

Раны физические и телесные

"Телесные раны со временем заживают, а душевные оставляют след на долгие годы", - рассказывает она и уточняет, что бывшие заключенные на протяжении всей жизни страдают от угрызений совести - они вынуждены были под пытками выдавать сведения которые требовали дознаватели.и называть имена и фамилии других людей.

Конференция иранских оппозиционеров в Берлине в мае 2013 года

Конференция иранских оппозиционеров в Берлине в мае 2013 года

Наргесс Эскандари-Грюнберг критически относится к политике ФРГ по отношению к Ирану. По мнению члена городского совета Франкфурта-на-Майне от партии "Союз-90"/"Зеленые", правительство Германии отдает приоритет развитию экономических отношений с Тегераном, а не защите прав человека.

Но она надеется изменить сложившуюся ситуацию, привлекая внимание к нарушениям этих прав в Иране. "Собственный опыт предназначен для того, чтобы помогать другим. Я, как и прежде, верю в человечность, в то, что надежда на лучшее оправдает себя", - считает Наргесс Эскандари-Грюнберг.

ADVERTISEMENT