Вот и встретились два одиночества | Беларусь и белорусы: новости и аналитика | DW | 21.05.2007
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Беларусь

Вот и встретились два одиночества

Сегодня с двухдневным визитом в Минск прибыл президент Исламской Республики Иран Махмуд Ахмадинеджад. Это ответный визит после того, как президент Лукашенко в ноябре минувшего года посетил Иран.

default

В МИД Беларуси сообщили, что основной темой переговоров станет обсуждение сотрудничества в области энергетики, торговли, науки. Также Ахмадинежад намерен посетить ряд белорусских предприятий.

Стоит заметить, что осенью 2004 года в нашей стране уже гостил предыдущий иранский лидер Мохаммад Хатами. Политическая приязнь между официальным Минском и Тегераном абсолютно неадекватна слабым торговым связям. Можно ли ждать экономического прорыва от нынешнего визита? И в чем он может проявиться?

С недавних пор Иран, как и Венесуэла, стали синонимами слова нефть. И если географическая удаленность не мешает политической близости, противостояние американскому империализму не знает границ, то экономические отношении пока далеки от идеала. Товарооборот Ирана и Беларуси в минувшем году составил всего 35,5 миллионов долларов. Александр Лукашенко приказал как можно быстрее довести его до одного миллиарда.

Вопрос: как? Совместный проект по сборке иранских автомобилей Samand пока не окупает себя, а стоимость авто не привлекает белорусов. В первой половине 2007 года в Беларуси должен открыться иранский банк. Еще одно перспективное направление – военные поставки. В первую очередь средства противовоздушной обороны. В связи с ядерной программой Ирана от него отвернулись многие государства, место которых может занять Беларусь. Но главное для Беларуси, конечно, сотрудничество в сфере энергетике.

Политолог Юрий Шевцов отмечает:

«Перспективы сотрудничества есть. Как бы там не складывались политические отношения Ирана с Соединенными Штатами или какими-то другими странами, Иран является широко торгующим государством. И торгует он, прежде всего, с Европой. Если мы увеличим объем нашей торговли до одного миллиарда долларов, это не будет чем-то сногсшибательным для Европы. Мы просто вообще отсутствуем на иранском рынке. В отличие, например, от Франции, Германии, Голландии. Иран может получить в Беларуси еще одну площадку для выгодного инвестирования своих нефтедолларов. Это раз. Второе, в меньшей степени, это то, что касается поставок в Беларусь иранской нефти».

«И теоретически там действительно есть возможность, потому что по ее добыче Иран занимает второе место в мире, -- рассказывает политолог Андрей Федоров. -- А буквально недавно было объявлено, что у них там введены ограничения на продажу бензина внутри страны. То есть у них не хватает перерабатывающих мощностей. У нас – наоборот. Если бы удалось каким-то образом скооперироваться, то это было бы выгодно и той и другой стороне».

Главный интерес Ирана в Беларуси заключается, по мнению Юрия Шевцова, в том, что подключиться к большому транзиту через нефтепровод Одесса-Броды:

« Если бы Иран мог получить зацепку в Беларуси с нашей нефтехимической промышленностью, а она у нас самая мощная в Восточной Европе, то дальше можно было думать и наверняка думать о чем-то большом, каких-то больших схемах».

Андрей Федоров к таким планам относится со скепсисом:

« Теоретически это возможно, но практически я себе это что-то пока плохо представляю. Тем более, зная репутацию Ирана в мире».

По его мнению, от визита Ахмадинеджада в Минск, чья политика толкает его к мировой изоляции, не следует ожидать слишком много:

«Встретились два одиночества. У них нет больших контактов с западным миром. Поэтому они ищут возможности внешнего сотрудничества и естественно находят друг друга. Это морально-политическое значение».

Кстати, недавнее решение президента Лукашенко возвести минимум одну атомную электростанцию в Беларуси, возможно, откроет в двустороннем сотрудничестве новую страницу.

Контекст

ADVERTISEMENT