Виктор Ерофеев: Передумал бы Гаврило Принцип начинать Третью мировую войну? | История | DW | 27.09.2018
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages
Реклама

История

Виктор Ерофеев: Передумал бы Гаврило Принцип начинать Третью мировую войну?

Осенью 1918 года начали одна за другой капитулировать страны-участницы Первой мировой войны. Чему научились мы за эти сто лет? Точка зрения писателя Виктора Ерофеева.

Österreichisches Thronfolgerpaar in Sarajevo ermordet (picture-alliance/dpa)

За несколько минут до убийства наследника австро-венгерского престола и его жены

Испугался бы молодой серб Гаврило Принцип убивать в Сараево наследника австро-венгерского престола, если бы знал, что результатом его действий станет мировая война, в которой погибнут более 10 миллионов солдат и почти 15 миллионов мирных жителей?

Едва ли.

В конечном счете, 19-летний националист, который словно вышел из литературной пробирки Достоевского, достиг своей цели. По итогам Первой мировой Сербия обрела государственность, а Австро-Венгерская империя вместе с тремя другими тяжеловесами - Российской, Германской и Османской империями - прекратила свое существование. Ради такой великой для него цели студент вряд ли отказался бы от теракта, хотя и не увидел торжества Сербии, умерев в тюрьме весной 1918-го.

Осень того же года принесла победу странам Антанты. Подписания перемирий с союзниками Германии начались в сентябре и закончились в ноябре капитуляцией Германии. Впрочем, в исторической ретроспективе бессмысленно говорить, что победа принесла прочный мир: открытый огонь войны превратился в тлеющие головешки немецкой мести и жажды реванша. Поводом для этого послужил, как известно, Версальский договор 1919 года. Германию поставили на колени, сознательно разоряя и без того разрушенную страну аннексиями, контрибуциями, всевозможными запретами военного значения.

Виктор Ерофеев

Виктор Ерофеев

Правда, судя по "похабному" Брестскому миру  (выражение Ленина), который Советская Россия подписала с Германией в начале 1918 года, Германия в случае победы тоже, наверное, не слишком бы церемонилась со странами Антанты. Во всяком случае, разумного, стратегически правильного выхода из войны не было найдено, да никто его тогда и не искал.

Слишком ужасна была та война, совершенно не похожая на предыдущие. Танковые бои вместо кавалеристских сражений, пулеметы, военная авиация, подводные лодки, мины, газовые атаки, - все это сделало войну бесчеловечной мясорубкой апокалипсических масштабов. После Прекрасной Эпохи начала ХХ века, после Серебряного века искусства и литературы цивилизованный мир, сорвавшись в войну, одичал в одночасье. Человеческая жизнь невероятно подешевела, мирное население воюющих стран оказалось заложником смерти.

Главным результатом Первой мировой войны стало рождение и агрессивное развитие двух параллельных тоталитарных режимов, близнецов-братьев по своей репрессивной беспощадности. Режимы нацистской Германии и сталинской утопии представляли собой уже не сон разума, а его дьявольский кошмар, переходящий в кровавое безумие.

Контекст

Если формальным поджигателем войны 1914-1918 годов был сербский террорист, то реальными виновниками мировой бойни стали, по сути дела, три двоюродных брата - европейские монархи России, Германии и Великобритании. Они не нашли, хотя, вроде, и пытались поначалу (по крайней мере, в письмах и телеграммах с ласковыми обращениями) найти мирное разрешение конфликта.

История Первой мировой войны больше говорит о несовершенстве человеческой природы, нежели о дележе мира, империализме и квасном патриотизме. Какие бы экономические цели ни ставили перед собой воюющие стороны, ущерб от войны свел на нет все их расчеты. Чудовищная война родилась по нелепой случайности, в результате абсурдной вереницы событий, показав триумф иррациональности над человеческим разумом. Казалось бы, войну можно было прекратить, ужаснувшись ее мировым масштабом, но правители мира показали себя бездарными, самолюбивыми, амбициозными, тщеславными людьми, для которых потеря лица значила больше, чем гигантские потери на фронте. Не случайно возникла после войны литература "потерянного поколения" в книгах, прежде всего, Хемингуэя и Ремарка.

Конечно, можно сказать, что корыстные интересы имперского свойства или квасной патриотизм тоже не свидетельствуют о величии человеческого духа. Это так, но в основе основ лежат агрессивные инстинкты тех правителей, которые дают отмашку войне.

Опыт Первой мировой учит нас, что война, и даже большая, мировая война, всегда ближе к нам, чем нам кажется. Она может возникнуть "просто так", по трагической случайности, но особенно она становится реальной, когда руководители страны начинают бряцать оружием.

Проиграв холодную войну и сократившись в размерах по сравнению с Советским Союзом, наследником которого она себя считает, Россия оказалась, казалось бы, в том же обиженном положении, что и Германии в 1918 году. Но есть разница не только между двумя странами, но и между двумя эпохами. Если логическое продолжение Первой мировой войны, то есть Вторую мировую, человечество с трудом пережило, то теперь государственная обида может стоит жизни всех людей. Я думаю, что здесь даже отчаянный студент Гаврило Принцип задумался бы над целью, над средствами, а главное - над результатом.

Виктор Ерофеев, писатель, литературовед, телеведущий, автор книг "Русская красавица", "Хороший Сталин", "Акимуды", "Розовая Мышь" и многих других, кавалер французского Ордена Почетного легиона.

Этот комментарий выражает личное мнение автора. Оно может не совпадать с мнением русской редакции и Deutsche Welle в целом.

Смотрите также:

Первая мировая война: уроки на будущее 

Смотреть видео 04:10

Первая мировая война: уроки на будущее

Контекст

Аудио- и видеофайлы по теме

Реклама
Шпандау

Политические памятники Берлина

Уникальная выставка в берлинской цитадели Шпандау рассказывает историю политических памятников Берлина: от Прусского королевства - до времен ГДР.  

default

Олимпийский огонь: путешествие вокруг света и в космос

Впервые в истории олимпийский факел отправился в космос. Но и в прошлом он не раз оказывался в самых необычных местах, продолевая расстояние по земле, воде и воздуху.