Без русских школ: что не так с новым законом об образовании Латвии | Европа и европейцы: новости и аналитика | DW | 11.04.2018
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Европа

Без русских школ: что не так с новым законом об образовании Латвии

К 2021 году в Латвии прекратят существовать русские школы. Эксперт по правам нацменьшинств Франческо Палермо объяснил DW, почему это ущемляет права русскоязычного меньшинства страны.

Закон, предусматривающий перевод к 2021 году школ национальных меньшинств в Латвии на латышский язык, вызвал громкие протесты со стороны русскоязычного населения страны. В прошлом году аналогичный закон был принят в Украине. При этом некоторые страны, включая члена ЕС Венгрию, тогда раскритиковали украинскую реформу.

О том, чем похожи реформы образования в двух странах и можно ли считать полный перевод школьного образования в Латвии на латышский язык дискриминацией национальных меньшинств, DW поговорила с бывшим главой консультативного комитета Рамочной конвенции Совета Европы (СЕ) по защите прав нацменьшинств Франческо Палермо.

DW: Как вы оцениваете предстоящую реформу образования в Латвии? Считаете ли вы ее дискриминирующей русскоязычного меньшинства страны?

Франческо Палермо: Это довольно неудачная реформа. Она продолжает тенденцию, наметившуюся в ходе предыдущей реформы, которая сократила количество уроков на русском языке в начальной и средней школе. Сегодняшняя пропорция в средней школе составляет 60 процентов занятий на латышском языке и 40 процентов - на языках меньшинств. Теперь в средней школе все образование будет вестись на латышском. Это, конечно, проблематично.

Франческо Палермо

Франческо Палермо

Прежде всего, сокращение прав меньшинств - это всегда проблема. Международная практика этого никогда не приветствует. Кроме того, это идет вразрез с положениями Рамочной конвенции Совета Европы по защите национальных меньшинств, в частности со статьями 12, 13 и 14. Однако на эту проблему нужно смотреть в комплексе. Нельзя не упомянуть влияние России и российских СМИ, которое несколько пугает латвийское общество, и в результате оно слишком остро реагирует.

- То есть в Совете Европы считают этот закон дискриминационным по отношению к русскоязычному меньшинству?

- В этом-то и дело: Россия должна обратиться за экспертизой. Россия, насколько я знаю, не использует некоторые важные варианты, которые могли бы быть ей доступны. Один из них - обратиться за консультацией к Венецианской комиссии Совета Европы (консультативный орган при Совете Европы. - Ред.). В Европейском Совете есть органы, которые могли бы определить, имело ли место прямое нарушение.

Принимая во внимание рассудительность органов Совета Европы, я бы сказал, что, с точки зрения его стандартов, этот закон однозначно проблематичен. Я бы очень рекомендовал провести конкретный анализ, хотя Россия пока не предприняла никаких шагов. Политическое вмешательство в этом смысле менее эффективно, чем обращение за экспертным мнением.

- В прошлом году аналогичный закон об образовании был принят в Украине. Он такой же проблематичный, как в Латвии?

- Проблема в некоторой степени похожа. Она связана с целью, которая сама по себе легитимна: это укрепление национального языка и национальной идентичности. Это само по себе не представляет проблемы. Но она возникает тогда, когда это осуществляется несоразмерными средствами. И это как раз случай недавних реформ и в Латвии, и в Украине.

- Каким могло бы быть компромиссное решение для Латвии, которое позволило бы укрепить национальный зык, не ущемляя при этом права русскоязычного меньшинства?

- О том, что нужно делать, легко рассуждать, но это нелегко осуществить. Причина состоит в ведущихся информационных войнах и пропаганде с обеих сторон. Чтобы найти верный баланс, нужно больше привлекать живущих там представителей русскоязычного меньшинства к диалогу. Я знаю, что русскоязычное меньшинство в Латвии было недостаточно вовлечено в эту работу. Одни очень критично настроены, другие - менее критично, но диалог в этом отношении необходим. И в этот диалог не должны вмешиваться никакие внешние игроки.

С точки зрения соблюдения прав меньшинств всегда проблематично, когда решения принимаются без ведения диалога на паритетной основе. Возможное решение может быть найдено только внутри Латвии, посредством вовлечения русскоязычного населения и поиска выхода, который бы устроил и его. Но, боюсь, сейчас уже слишком поздно, поскольку этого вовлечения не произошло.

- К каким последствиям для русскоязычного меньшинства Латвии может привести предстоящая реформа образования?

- В худшем случае может возрасти чувство маргинализации русскоязычного меньшинства в стране. Это плохо не только для меньшинства, но и для коренного населения. Если меньшинство не чувствует себя как дома, это всегда чревато проблемами. Боюсь, что сейчас уже слишком поздно, поскольку проект реформы уже подписан президентом страны. Но все еще есть время, прежде чем она вступит в силу, поработать над деталями с привлечением русскоязычного населения Латвии. Это единственный выход.

- Насколько велика вероятность, что другие страны, в которых русскоязычное меньшинство составляет значительную часть населения, последуют примеру Латвии и Украины и захотят провести аналогичные реформы?

- Это уже происходит. Проблема русскоязычного населения в бывших советских республиках есть везде. Способ ее решения состоит в том, чтобы не подавлять культурные и особенно лингвистические права этого населения. В том числе потому, что русский язык - это не просто язык меньшинства, это очень часто - язык межэтнических коммуникаций, своего рода Lingua franca во многих странах. Поэтому нет никакого смысла в ущемлении прав русскоязычного населения. В то же время если геополитическая ситуация не располагает к уравновешенному подходу, тогда таких мер, к сожалению, стоит ожидать. А меньшинства всегда становятся первыми жертвами геополитической борьбы.

Смотрите также:

Смотреть видео 04:14
Now live
04:14 мин

Языковая проблема в Латвии: как русские школы переводят на латышский

Контекст

Аудио- и видеофайлы по теме

Реклама