Без вести пропавшие в Беларуси: 15 лет нет ответа | Беларусь: взгляд из Европы - спецпроект DW | DW | 16.09.2014

Посетите новый сайт DW

Зайдите на бета-версию сайта dw.com. Мы еще не завершили работу. Ваше мнение поможет нам сделать новый сайт лучше.

  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages
Реклама

Беларусь

Без вести пропавшие в Беларуси: 15 лет нет ответа

Исполнилось 15 лет с момента исчезновения политика Виктора Гончара и бизнесмена Анатолия Красовского. Почему виновные не названы, а акции памяти проходят все реже – в материале DW.

16 сентября исполняется 15 лет с момента исчезновения в Беларуси политика Виктора Гончара и его друга бизнесмена Анатолия Красовского. Дело официально не раскрыто, как и дела об исчезновении при невыясненных обстоятельствах экс-главы МВД Юрия Захаренко, журналиста Дмитрия Завадского. Друзья политика Геннадия Карпенко сомневаются в его естественной смерти.

Анатолий Лебедько с портретом Анатолия Красовского

Анатолий Лебедько с портретом Анатолия Красовского

С портретами пропавших в Беларуси выходят на акции, которые проходят все реже и реже. Почему это происходит, и есть ли перспектива довести до суда дела о пропавших без вести политических противниках режима?

Накануне исчезновения Гончара и Красовского

В апреле 1999 года в недрах КГБ и Совбеза был подготовлен документ по борьбе с радикальной оппозицией (к которой причисляли главу ЦИК Виктора Гончара) - абсолютно антиконституционный, под грифом "совершенно секретно", но тем не менее ставший достоянием гласности, вспоминает обстоятельства, предшествовавшие исчезновению оппонентов режима, юрист Гарри Погоняйло.

Он представлял в суде интересы жен пропавших - Зинаиды Гончар и Ирины Красовской. "Я не исключаю, что в документе шла речь о физическом устранении оппонентов режима", - говорит Погоняйло. Далее события развивались по сценарию, подтверждавшему предположения о содержании плана. 6 апреля умирает Геннадий Карпенко, на которого оппозиция возлагала большие надежды как на реального соперника Лукашенко. Вдова Карпенко Людмила не раз заявляла: "Не верю, что муж умер своей смертью".

В мае 1999 без вести пропал Юрий Захаренко, который, как уверен политический обозреватель Роман Яковлевский, напугал власти, создав Союз офицеров, куда вошли люди с боевым опытом. В том же месяце Гончар выступил одним из инициаторов альтернативных выборов главы государства. Итоги референдума, состоявшегося двумя годами ранее и продлившего президентские полномочия Лукашенко, политик не признавал.

"Спусковой крючок"

Последний раз живыми Виктора Гончара и его друга бизнесмена Анатолия Красовского видели вечером 16 сентября 1999 года, когда оба они садились в джип Красовского. По данным следствия, недалеко от этого места были найдены осколки фар, следы от шин и кровь, которая с большой долей вероятности была кровью Гончара.

"Спусковым крючком" исчезновения Гончара, по мнению его соратника Василия Шлындикова, было намерение провести через три дня - 19 сентября - расширенное заседание разогнанного к тому моменту Верховного совета 13-го созыва с участием независимых профсоюзов и оппозиционных активистов. Как вспоминает Погоняйло, на этом заседании собирались принять решение о национальной кампании по отстранению Лукашенко от власти на основании собранных доказательств нарушений президентом законов РБ.

Как вспоминает лидер Объединенной гражданской партии (ОГП) Анатолий Лебедько, входивший в рабочую группу по подготовке соответствующих документов, власть не была тогда столь сильной и уверенной в себе и преданности силовых структур, как сегодня. Близко знавший Гончара Шлындиков свидетельствуют, что политика пытались купить, договориться, но поняли, что это нереально: "Гончар был харизматик, трибун и потому опасен".

Гарри Погоняйло с портретом пропавшего журналиста Дмитрия Завадского

Гарри Погоняйло с портретом пропавшего журналиста Дмитрия Завадского

Расследование в руках подозреваемых

Следствие по делам об исчезновении Захаренко, Гончара и Красовского продолжаются, отмечает Гарри Погоняйло. Подтверждение тому - некоторые следственные действия, которые по процедуре проводятся только в рамках расследования. По его словам, дела о насильственном похищении людей с последующим их исчезновением не могут быть сданы в архив в связи с истечением срока давности. Юрист поясняет: в таких случаях необходимо либо установить виновных, либо найти тело или самого человека, если он жив. Но ни одна из этих задач органами следствия не выполнена.

Вместе с тем, рассказывает Погоняйло, в делах Захаренко, Гончара и Красовского то и дело меняются следователи, реального же расследования по установлению виновных не ведется. Однако, по его словам, власти, видимо, боятся даже приостановить расследование, так как в этом случае необходимо представить потерпевшим развернутые документы – о наработанных версиях и причинах приостановления дела, что повлечет нежелательную для власти огласку замалчиваемых фактов.

Но главное - в какой-то момент расследование оказалось в руках подозреваемых, указывает Гарри Погоняйло. Шансы довести его до конца оппозиция связывает исключительно с переменой власти в стране.

Почему сворачиваются акции памяти?

Если раньше цепи неравнодушных людей выстраивались вдоль главного проспекта Минска с портретами исчезнувших, пикеты в людных местах собирали до ста и более участников, то теперь те же портреты появляются лишь на редких нынче акциях оппозиции.

Для поколения молодых оппозиционеров - это уже история, говорит ответственный секретарь оргкомитета по созданию партии "Белорусская христианская демократия" Денис Садовский. Об этом можно почитать в архивах СМИ и правозащитных организаций, но на эту тему пишут все реже, она не на плаву, последующие события в стране заслонили ее. Вместе с тем, Садовский говорит, что оппозиционная молодежь готова выступать, и задает вопрос старшему поколению: "Скажите, что и как делать?".

Однако на главную причину указывает Роман Яковлевский. Многие из организаторов и участников акций уехали из страны, кто в связи с репрессиями после президентских выборов в 2010 году, а кто и раньше. Нынешние сводки о задержании активистов свидетельствуют об усилении пресса репрессий, и сегодня невозможны даже одиночные пикеты, не говоря уже о многолюдных мероприятиях. Последняя более-менее массовая акция, вспоминает Лебедько, прошла в 2009 году.