Астронавт Томас Райтер: Через 20 лет люди высадятся на Марсе | Анализ событий в политической жизни и обществе Германии | DW | 08.07.2011
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages
Реклама

Германия

Астронавт Томас Райтер: Через 20 лет люди высадятся на Марсе

Директор управления пилотируемых космических полетов Европейского космического агентства Томас Райтер в интервью Deutsche Welle поделился своим опытом полетов на "Союзе" и шаттле и назвал сроки высадки на Марсе.

Космический челнок Atlantis на стартовой площадке

Космический челнок Atlantis

Директор управления пилотируемых космических полетов и операций Европейского космического агентства, немецкий астронавт Томас Райтер (Thomas Reiter) летал в космос на российском корабле "Союз" и на американском космическом челноке Discovery. Он работал на российской орбитальной станции "Мир" и на Международной космической станции (МКС), несколько раз выходил в открытый космос. В общей сложности Томас Райтер провел на орбите 350 дней.

Томас Райтер

Томас Райтер: в шаттле -комфортнее

Deutsche Welle: Космический челнок Atlantis отправился в последний полет. США закрывают программу шаттлов. Пять лет назад вы летали на Международную космическую станцию на американском челноке Discovery. Какие у вас воспоминания об этом полете?

Томас Райтер: Самые лучшие. Тут просто напрашивается сравнение с российским космическим кораблем "Союз", на котором я летал на орбитальную станцию "Мир" в 1995 году. В шаттле места больше, в нем комфортнее, как при старте, так и при спуске. Возвращаться на землю комфортабельнее, потому что перегрузка всего полуторократная. А вот в корабле "Союз" тебя вдавливает в кресло четырехкратная перегрузка. Если ты до этого провел полгода на станции в условиях невесомости, разница очень и очень ощутимая.

- Выходит, российские корабли "Союз" не могут стать полноценной заменой американским космическим челнокам?

- Они выполняют свою функцию как транспортное средство. Главная задача состоит не в том, чтобы создать астронавтам максимальный комфорт, а в том, чтобы обеспечить работу МКС. Эту задачу российские "Союзы" выполняют. Другое дело, что шаттл может взять на борт 7 астронавтов и до 20 тонн груза, то есть больше, чем "Союз". Возникает проблема: как доставлять на Землю пробы, результаты научных экспериментов, проведенных на борту МКС.

- Космические челноки больше летать не будут. Не приведет ли это рано или поздно к отказу от Международной космической станции?

- Ни в коем случае! Снабжение МКС будет обеспечиваться имеющимися средствами доставки: российскими "Союзами" и грузовыми кораблями "Прогресс", европейским космическим транспортником ATV и японскими кораблями HTV. Во всяком случае, до конца этого десятилетия. Я не сомневаюсь в том, что эксперимент с привлечением коммерческих фирм удастся. Например, если консорциум SpaceX сумеет успешно завершить работу над системой доставки Falcon 9 и пилотируемым кораблем. Это облегчит доставку астронавтов на орбиту и повысит безопасность полетов в случае технических проблем с кораблями "Союз". Ведь и с американскими шаттлами, к сожалению, возникали проблемы.

- В 60-е, 80-е годы космические полеты были делом престижа, соревнования отдельных стран. Что изменилось с тех пор? Не утратила ли космонавтика своего политического значения?

- Нет, я не думаю, что тут многое изменилось. Полеты в космос и сегодня можно считать делом престижа, они показатель высокого технологического развития. Кроме научно-технического они имеют еще и важное общественное значение. Космические полеты - это стимул для молодых людей посвятить себя науке. Это конкретная мечта о том, что станет возможным в будущем. Слава Богу, космическая гонка времен "холодной войны" осталась в прошлом. Но здоровая конкуренция сохраняется, и она приносит пользу делу. Я, например, уверен, что люди высадятся на Марсе. Сроки назвать трудно. Я считаю, что потребуется не менее 20 лет на подготовку. До пилотируемого полета на Марс надо усовершенствовать системы жизнеобеспечения и защиты от радиации. Поэтому сейчас более близкая цель - это высадка на Луну. А через 20 или 30 лет мы действительно сможем отправить астронавтов на Марс.

Беседовал: Тобиас Ольмайер
Редактор: Андрей Бреннер

Контекст

Реклама