Архивы спецслужб коммунистических режимов: закрывать или изучать? | Главные события в политике и обществе Германии | DW | 22.09.2011
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages
Реклама

Германия

Архивы спецслужб коммунистических режимов: закрывать или изучать?

Могут ли в ведомстве по изучению архивов "штази" работать бывшие сотрудники этой преступной организации? И не пора ли вообще закрыть доступ к этим архивам сейчас, более 20 лет спустя после краха режима ГДР?

В одном из бывших архивов ''штази'' в Эрфурте

В одном из бывших архивов''штази'' в Эрфурте

Что делать с архивами КГБ, "секуритате", "штази"? Этот вопрос возник в странах восточного блока после краха социалистических режимов в 1989-1990 годах. Германия первой решила открыть для всех граждан доступ к архивам министерства госбезопасности. В ГДР его называли "штази". Срок действия соответствующего закона истекает в 2011 году. Проект поправки к закону предлагает продлить его до 2019 года.

Немцам было легче всех осудить преступления "штази"

В Германии закон, регулирующий доступ к архивам "штази" и их изучение, вступил в силу в конце 1991 года. Настояли на этом правозащитники из бывшей ГДР. Многие политики из западной части страны просто не понимали, насколько важно изучить методы работы тайной полиции - младшей сестры КГБ, чтобы не допустить подобных преступлений в будущем.

Почти 3 миллиона немецких граждан ознакомились с заведенными на них "штази" личными делами. Всего подано более 6 миллионов запросов. Закон регулирует доступ частных лиц, историков и журналистов к архивам и одновременно гарантирует право затронутых лиц на сохранение тайны личных данных.

Могут ли бывшие сотрудники "штази" расследовать преступления своей спецслужбы?

Глава ведомства по изучению архивов штази Роланд Ян

Глава ведомства по изучению архивов "штази" Роланд Ян

Одна из задач ведомства по изучению архивов "штази" - проверка политиков и работников государственных учреждений на причастность к деятельности этой спецслужбы. Бывшим сотрудникам министерства госбезопасности ГДР запрещено занимать ответственные посты. Однако в самом ведомстве до сих пор работают, по разным данным, от 45 до 47 бывших сотрудников "штази".

На работу их взял первый глава ведомства Йоахим Гаук (Joachim Gauck). Он подошел к вопросу прагматично: кто же лучше разбирается в запутанных ходах и изощренных методах "штази", чем бывшие сотрудники этого учреждения? Например, "штази" уже в конце 1980-х годов использовало компьютеры гэдээровского производства. Где взять специалистов, чтобы их обслуживать?

Профсоюзы против правозащитников

Преемница Гаука Марианне Биртлер (Mariаnne Birthler) пыталась уволить из ведомства бывших сотрудников "штази", но безуспешно. В марте 2011 года она передала бразды правления журналисту Роланду Яну (Roland Jahn). Он - бывший гэдээровский диссидент - отбывал заключение в тюрьме "штази", подвергался преследованиям даже после выезда в западную Германию.

Камера в тюрьме штази Хоэншенхаузен

Камера в тюрьме "штази" Хоэншенхаузен

Роланд Ян уверен: для жертв режима одна мысль о том, что в их секретных делах копаются бывшие сотрудники "штази", равносильна пощечине. Он требует если не уволить этих людей с государственной службы, то хотя бы перевести их на работу в другие учреждения.

Против выступили профсоюзы и некоторые политики из оппозиционных партий. Они ссылаются на трудовое законодательство. Как можно уволить человека или в принудительном порядке перевести его в другое учреждение, если за 20 лет службы его работа не вызывала никаких нареканий? Решение должен вынести парламент страны. Однако, если соответствующая поправка к закону будет принята, то ее противники готовы довести дело до Конституционного суда.

Могут ли сотрудники КГБ осудить собственное прошлое?

А как обстоят дела с расследованиями преступной деятельности КГБ и его аналогов в других странах бывшего социалистического лагеря? Об этом шла речь на международной конференции, состоявшейся в середине сентября в Берлине. Ее участники напомнили, что практически везде сотрудникам коммунистической охранки удалось уничтожить часть секретных документов. Да и состав госаппарата невозможно было поменять в одночасье.

Здании КГБ в Дрездене, где работал Владимир Путин

Здании КГБ в Дрездене, где работал Владимир Путин

Сотрудник Института истории венгерской революции 1956 года Кристиан Унгвари с сожалением указывает на то, что, в отличие от Чехии и Словакии, в Венгрии все попытки привлечь к ответственности бывших сотрудников спецслужб ни к чему не привели. На трудности наталкиваются попытки разобраться в недавней истории и в Болгарии. Но хуже всего дело обстоит в бывших республиках Советского Союза. Представители Украины и стран Балтии жалуются на трудности при запросах какие-либо документов из московских архивов КГБ. Что уж там говорить о самой России!

Досье штази, в котором был обнаружен приказ пограничникам ГДР стрелять в тех, кто пытался бежать на запад

В этом досье был обнаружен приказ стрелять в тех, кто пытался бежать на запад

Так, польский историк и политолог Кшиштоф Першак считает, что сотрудничество с КГБ и его клонами в других странах было своего рода "сделкой с дьяволом". И те, кто шел на эту сделку, были уверены, что она навсегда останется в тайне. Если не удастся предать преступления гласности, то это будет равнозначно победе коммунистической тайной полиции задним числом. А венгр Кристиан Унгвари напоминает: и в Германии активное расследование и осознание преступлений режима национал-социализма началось лишь после 1968 года, когда взбунтовалось поколение сыновей. И работа не закончена до сих пор.

Автор: Марсель Фюрстенау / Александр Варкентин

Редактор: Андрей Бреннер

Архив

Контекст

Реклама