Мэр Херсона: ″Де-юре мы - Украина, а де-факто - в оккупации″ | Украина и украинцы: взгляд из Европы | DW | 12.04.2022

Посетите новый сайт DW

Зайдите на бета-версию сайта dw.com. Мы еще не завершили работу. Ваше мнение поможет нам сделать новый сайт лучше.

  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages
Реклама

Украина

Мэр Херсона: "Де-юре мы - Украина, а де-факто - в оккупации"

С начала марта Херсон находится под оккупацией российских войск. О ситуации в городе DW поговорила с его мэром Игорем Колыхаевым.

Акция протеста против вторжения России в Херсоне, март 2022 года

Акция протеста против вторжения России в Херсоне, март 2022 года

С начала марта Херсон находится под оккупацией российских войск. Уже больше месяца херсонцы выходят с украинскими флагами на акции протеста, чтобы показать, что Херсон – это Украина. Однако из-за угроз и запугивания протестные акции проходят все реже. О жизни в оккупированном городе DW поговорила с мэром Херсона Игорем Колыхаевым.

DW: Господин Колыхаев, прежде всего хотела у вас спросить, где именно вы находитесь? Ведь многие главы общин Херсонской области ныне выехали из оккупированной области из-за угроз и запугивания российских оккупационных войск.

Игорь Колыхаев: Сейчас я нахожусь в Херсоне, в городском совете вместе со своей общиной.

- Скажите, пожалуйста, какая ситуация в городе, в частности, с безопасностью и гуманитарная ситуация?

Игорь Колыхаев

Игорь Колыхаев

- Когда по улицам ходят вооруженные люди, российские военные, так называемые "ЛНР-ДНРовцы", русские эфэсбэшники, трудно сказать, что в городе безопасно. Каждый горожанин сейчас в опасности. Что касается гуманитарной ситуации, то нам удалось отсрочить на некоторый период гуманитарный кризис: в городе есть вода, электричество, тепло, запустили троллейбусы, автобусы, убирается мусор, как-то держимся. Что меня больше всего смущает, что очень многие выезжают из нашего города.

- Куда они едут, ведь Херсонская область захвачена российской армией?

- У нас нет безопасного "зеленого коридора", но люди сами собираются в группы, договариваются и выезжают из города в три стороны: в сторону Николаева, в сторону Мелитополя и в сторону Крыма. Люди едут на свой страх и риск, ведь после того, как они увидели Бучу и Ирпень под оккупацией, людям страшно, и они уезжают. Едут не только из Херсона, но и из Каховки, Новой Каховки, Берислава, Геническа. Люди напуганы, но мы говорим с ними, чтобы они оставались, потому что если все покинут город, то экономика остановится и город станет пустыней.

- Известны ли вам в Херсоне факты расстрелов, жестокого обращения, изнасилования, незаконных арестов людей, подобных тем, которые были зафиксированы в населенных пунктах Киевской области во время оккупации российскими военными?

- Российские оккупационные войска используют Росгвардию и ФСБ России в Херсоне. Они "работают" с активными херсонцами, имеющими проукраинскую позицию. Были у нас митинги, но теперь их все меньше, потому что на активистов давят и их запугивают, поэтому они выезжают из города. Также многие пропадают из города. Мы передаем эту статистику в полицию, представители которой еще остались у нас.

- То есть, в городе еще остаются до сих пор представители Нацполиции Украины?

- Да, кто не успел уехать, остаются в Херсоне, но они не работают, сидят по домам. А сейчас российские эфэсбэшники, имея на руках базы с адресами работников полиции, ходят по их домам.

- Приходили ли лично к вам и представителям Херсонского горсовета российские оккупанты? Склоняли ли к сотрудничеству или, возможно, запугивали?

На улицах Херсона

На улицах Херсона

- Еще 3 марта российские оккупационные войска взяли под контроль наш город, на следующий день приехали в Херсонский горсовет, их было около 20 человек, все были с оружием. У нас была "беседа", где мы заявили нашу позицию: пока над горсоветом находится украинский флаг, нет никакого гауляйтера, мы работаем, как только появляются их представители – городской совет в полном составе пишет заявления и выходит из городской администрации. Пока попыток сменить украинский флаг на Херсонском горсовете не было. Сколько времени мы сможем держать эту позицию, мы не знаем. Работаем в тяжелом психологическом состоянии, но друг друга поддерживаем. Я считаю, что это тоже фронт, но в тылу врага. Это дает надежду нашим горожанам.

- То есть параллельных структур оккупантов для обеспечения жизнедеятельности в городе нет?

- Пока в нашу работу не вмешиваются, но ходят по коммунальным предприятиям, спрашивают у руководителей, что им нужно. Но у руководителей коммунальных предприятий четкая позиция, что у нас все есть и нам от вас ничего не нужно, лишь бы не мешали работать.

- Есть ли среди местных властей коллаборационисты, которые пошли на сотрудничество с российскими оккупантами?

- Война действительно очищает людей: о которых ты даже не мог и подумать, что они могут сделать шаг в ту сторону, они действительно это делают. А те, на кого бы раньше ты не мог опереться, сейчас держат удар, у них есть внутренний стержень и они действительно патриоты. Все оставшиеся несут наш город на руках, это все патриоты. Коллаборационисты проявятся тогда, когда будет в Херсоне и области изменено политическое устройство.

- В Херсоне были попытки создать так называемую "ХНР" и повторяются ли они?

- Эти попытки успеха не имеют. Они хотели это делать, но открыто этого не делали, только повесили российский триколор на Херсонской областной администрации, на здании областной СБУ, МВД, Государственной морской академии, Суворовской райадминистрации, потому что они там находятся. Там, где их нет, висит украинский флаг. То есть, де-юре мы Украина, а де-факто мы в оккупации. Но мы держимся. Это тяжело, считаем минуты до освобождения, потому что Херсон – это Украина. Но сколько мы можем удерживать этот потенциал единения?

- Были ли попытки российских оккупационных войск ввезти внешних "руководителей" города из России?

- Мы стараемся работать по Женевской конвенции 1949 года. По завезенным у меня нет информации. Но у оккупантов были попытки создать так называемый комитет спасения херсонцев, куда вошли три херсонца. Это бывший мэр Херсона Владимир Сальдо, местный пророссийский блогер Стермоусов и депутат горсовета Семенечев. Некое херсонское ГКЧП.

- Была информация в СМИ, что в Херсонскую область российские оккупанты начали завозить рубли и российские продукты. Сохраняется ли в Херсоне украинская валюта и откуда завозятся продукты питания?

- Мы живем по украинским законам, в городе работают банкоматы, но есть проблема с наличными, поэтому такое впечатление, что Херсон находится в 90-х годах. То есть торговля перемещается на рынки, магазины открываются все меньше и меньше, потому что нет товара из других городов Украины, чтобы можно было продавать за безналичные средства. Банковские переводы у нас есть, но сейчас торговля идет так: 70 процентов за наличные деньги и 30 процентов за безналичные расчеты. То есть зачисляются на карту зарплаты, но отоваривать ее невозможно. Раздать рубли была попытка в Геническе, но по Херсону еще нет такого. Впрочем, если не будет подпитки наличной массой денег, не будут идти платежи Херсонского исполкома, то будут автоматически блокироваться казначейские счета.

Сейчас очень плохо идут платежи, не выпускаемые Госказначейством Украины. К примеру, в Херсоне есть четыре колонии, где сидят осужденные, но сотрудникам пенитенциарной системы, охраняющим эти колонии, не выплачивается заработная плата. Это очень большая проблема, которая может с нами сыграть злую шутку. Поэтому я обращался повсюду - и в офис президента Украины, и в Госказначейство, - чтобы начались выплаты тем, кто держит город на своих плечах. Ведь если в городе не будет жизнедеятельности, то это первый шаг, чтобы оккупанты сюда завезли российский рубль. Но тогда пойдут необратимые процессы, уже будет поздно.

- А какие аргументы приводят украинские власти, что счета города заблокированы?

В Госказначействе руководствуются постановлением кабмина №265, которое находится под грифом "секретно" и регламентирует работу городов в оккупации. Оно вышло неделю назад. Но ведь мы не делим сейчас страну: в оккупации, в деоккупации, в тылу. Здесь же тоже находятся люди. Если мы сейчас не будем платить им зарплату, не будем оплачивать коммунальные платежи, то вы понимаете, к чему мы придем? Город должен работать. Если мы не будем функционировать, то это будет "город разбитых окон". А россияне уже ведут пропаганду о том, что смотрите, мол, вас Украина бросила, ничего не работает, зарплаты нет, "зеленые коридоры" не организовывают, так приходите к нам, в Россию.

После интервью Deutsche Welle обратилась в Офис президента Украины и Кабинет министров Украины, министерство юстиции Украины и Государственное казначейство Украины с просьбой разъяснить ситуацию, которая сложилась с блокировкой казначейских счетов Херсонского горсовета и невыплатой заработной платы работникам пенитенциарной системы в Херсонской области.

Смотрите также:

Смотреть видео 02:40

Ужасы войны в Бородянке - разрушенные дома и тела под завалами (08.04.2022)

Аудио- и видеофайлы по теме