Комментарий: Вспоминая путч в Москве - ″Горбачев может быть даже мертв″ | Комментарии обозревателей DW и приглашенных авторов | DW | 19.08.2021
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages
Реклама

Мнения

Комментарий: Вспоминая путч в Москве - "Горбачев может быть даже мертв"

19 августа 30 лет назад мир затаил дыхание. Путч в Москве отозвался даже на западе ФРГ. Неужели холодная война еще не закончилась? Вспоминает Кристиан Триппе.

Борис Ельцин на танке перед Белым домом в Москве, 19 августа 1991 года

Борис Ельцин на танке перед Белым домом в Москве, 19 августа 1991 года

В то время я работал репортером на местном телеканале в Дюссельдорфе и как раз готовил сюжет о предстоящем выводе британских военнослужащих из Германии. В понедельник, 19 августа, представители вооруженных сил Ее Величества собирались объявить на пресс-конференции о том, что произойдет более чем с 60 казармами так называемой Рейнской армии. Ведь холодная война закончилась, вся Европа разоружалась, повсеместно закрывались военные городки. Все в Германии предвкушали, как будут наслаждаться "дивидендами мира".

Надежда на мир без конфронтации между Востоком и Западом

Такими были настроения, охватившие немцев после падения Берлинской стены. Советский Союз больше не был врагом, а под руководством Горбачева все могло становиться только еще лучше. Мы в Западной Европе были уверены, что "Горби" навсегда положит конец послевоенной конфронтации между Востоком и Западом.  

Кристиан Триппе

Кристиан Триппе

После окончания Второй мировой войны в Западной Германии были расквартированы британские войска - в Райндалене и Херфорде, в Билефельде и Дортмунде и еще во многих других местах. Вначале - в качестве оккупационных войск, позднее - в роли союзников по НАТО. В разгар холодной войны в ФРГ находились до 100 тысяч военнослужащих из Соединенного Королевства, многие из них - с семьями.

Их предстоящий вывод был еще одним шагом на пути в мир, в котором больше не должно было быть соперничества между Востоком и Западом. Но утром 19 августа нам в редакцию позвонил офицер из пресс-службы Рейнской армии и сказал примерно следующее: "Все остановлено. Наши планы по выводу из Германии заморожены. В Москве путч. Говорят, что Горбачев может быть даже мертв. В Лондоне заседает кризисный штаб". 

Немецкий вариант кризисного штаба

Вскоре после этого пришли сообщения информагентств: канцлер Гельмут Коль (Helmut Kohl) прервал свой отпуск на берегу Вольфгангзее и срочно возвращается в Бонн. Годы спустя Коль скажет, что удивил его не путч как таковой, а момент, когда он произошел. Вечером в главной немецкой информационной телепередаче Tagesschau сообщили, что Коль провел совещание с руководителями всех парламентских партий и фракций и обсудил с ними происходящее в Москве. Такая встреча - была и остается своего рода немецким вариантом кризисного штаба. Всякий раз, когда много чего стоит на кону, в Германии к участию в выработке кризисной политики привлекают и ведущих деятелей оппозиции.

Никто, разумеется, не знал, насколько серьезно положение на самом деле. Но я хорошо помню, что многие были обеспокоены личной судьбой Горбачева. И сколь велико было облегчение, когда советский президент три дня спустя снова появился в Москве более или менее целым и невредимым. Бесславный конец попытки путча изменил расстановку политических сил в Москве и вызвал своего рода цепную реакцию. Через несколько дней после разгрома путчистов в Бонн - тогдашнюю столицу Германии - прибыли министры иностранных дел Литвы, Латвии и Эстонии. Их принял глава МИД ФРГ Ганс-Дитрих Геншер (Hans-Dietrich Genscher). Германия и три страны Балтии решили восстановить дипломатические отношения.

Распад СССР приблизили советские догматики

В мемуарах Коль написал, что граждане Советского Союза "достигли выдающейся победы во имя демократии, свободы и права". Но и германскому правительству было ясно, что путч ускорит и сделает, по всей вероятности, необратимым процесс распада Советского Союза - процесс, полный политической непредсказуемости. Позже, оглядываясь назад, Геншер расскажет, что он и Коль "испытывали тревогу по поводу возможных политических, военных и экономических последствий распада СССР". По этой причине оба положительно относились к планам Горбачева обновить Советский Союз с помощью нового союзного договора, о чем Геншер написал через четыре года после путча.

Новый союзный договор, как известно, не состоялся, а немцы, наряду с до сих пор популярным здесь Михаилом Горбачевым, познакомились с еще одним российским политиком - Борисом Ельциным. Человек на танке перед Белым домом, политик, смело вставший на пути путчистов - эти кадры с Ельциным дали и нам в Рейнской долине понять, что в Москве начинается нечто совершенно новое.

Попытка путча в Москве, как под увеличительным стеклом, показала нам, насколько неустойчива там ситуация. Догматики - представители прежней советской элиты - пытались силой сохранить статус-кво, но тем самым только ускорили то, что хотели во что бы то ни стало предотвратить, - распад Советского Союза. А, кстати, планы вывода британских войск из Германии были представлены общественности пару недель спустя.

Автор: Кристиан Триппе, руководитель отдела Восточной Европы и главный редактор русской редакции DW

Комментарий выражает личное мнение автора. Оно может не совпадать с мнением русской редакции и Deutsche Welle в целом.

Смотрите также:

Смотреть видео 03:36

Михаилу Горбачеву исполнилось 90 лет (02.03.2021)

Аудио- и видеофайлы по теме