Что немецкие врачи могут сообщать родителям несовершеннолетних пациентов | Культура и стиль жизни в Германии и Европе | DW | 10.08.2020
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages
Реклама

Культура и стиль жизни

Что немецкие врачи могут сообщать родителям несовершеннолетних пациентов

С 11 августа в России вступает в силу закон, согласно которому врачи могут рассказывать родителям несовершеннолетнего пациента, почему он обратился к ним. А как обстоит дело в Германии?

В России до принятия нового закона медицинская информация о подростках, достигших 15 лет, относилась к врачебной тайне. Теперь - нет. Инициаторы законопроекта, который был принят Госдумой только со второй попытки, мотивируют изменения благом подростков, которые, по их словам, "зачастую не склонны сообщать родителям" о проблемах, связанных, например, с ранней беременностью, употреблением алкогольных напитков, курением, наркоманией. А как обстоит дело с врачебной тайной в отношении подростков в Германии?

Способен ли подросток оценить последствия?

Возрастная граница в Германии здесь такая же, которая принята во многих западноевропейских странах и была раньше в России. Если ребенку еще не исполнилось 15 лет, то врач может сообщать полную медицинскую информацию его родителям или попечителям. Если подросток старше, но еще не достиг совершеннолетия, то есть 18 лет, врачи обязаны строго соблюдать врачебную тайну. То есть, например, не имеют право сообщать родителям о ранней беременности их дочери, если она этого не хочет. А в более простых случаях - выписывать, например, противозачаточные таблетки 16-летней пациентке (на них необходим рецепт), не сообщая об этом ее родителям.

Как и в случае со взрослыми, не могут получить доступ к медицинской документации без согласия пациента не только родители, но также другие врачи, представители следственных органов, адвокаты. 

Возрастная граница объясняется тем, что подростки до 15 лет, как правило, еще не могут реально оценить последствия болезни, возможного аборта или, скажем, ранней алкогольной зависимости, принять ответственное решение о той или иной форме лечения. На этот счет существует особый немецкий термин - Einsichtsfähigkeit, то есть реальное представление, оценка, понимание. Этот термин, кстати говоря, применяется и в юриспруденции. Там он означает способность несовершеннолетних отличать правовые действия от нарушений закона.

Врачебная тайна - и исключения из нее

Что касается врачебной тайны, то здесь существуют особые исключения. Одно из них вступает в силу, если есть серьезная опасность для здоровья и жизни пациента. В этом случае врач не только может, но и обязан поставить в известность родителей, даже если несовершеннолетний пациент этого не хочет. Считается, что подросток не способен еще в полной мере оценить последствия диагноза или, скажем, операции - даже простой операции аппендицита.

Понятно, что границы тут очень размыты, и врачи порой попадают в трудные ситуации, о которых рассказывает, в частности, немецкая "Газета врачей" ("Ärztezeitung"). Что считать, скажем, серьезной опасностью для здоровья? Теоретически таковыми могут быть и обычные детские болезни, особенно, если ими заболевают уже в подростковом возрасте: корь, свинка, краснуха... И насколько точно может врач оценить, действительно ли подросток представляет, чем ему грозит в его конкретном случае сохранение врачебной тайны, достаточно ли он зрелый для того, чтобы в одиночку оценить все возможные последствия?

Получается, что если расскажешь родителям - это нарушение врачебной тайны, можно потерять врачебную лицензию. А не расскажешь, но будут осложнения, - это уголовная статья за неоказание необходимой помощи.

Врачи перед судом

Такие спорные ситуации время от времени приводят в Германии к судебным разбирательствам. Четыре года назад 15-летняя девочка подала в Берлине в суд на врача-гинеколога, который - по ее же требованию! - не сообщил родителям о ее беременности. Она решила сделать аборт, но когда, наконец, пошла в больницу, оказалось, что аборт делать поздно. Пришлось, в конце концов, рожать. Вместе со своей матерью девочка потребовала денежной компенсации от врача, который, мол, не оценил правильно ее способность серьезно отнестись к беременности и аборту и, послушав ее, не стал говорить об этом родителям. Суд, правда, иск отклонил, но разбирательство было серьезным.

А в другом случае, когда речь шла уже о внематочной беременности, судьи посчитали опасность для здоровья более серьезным фактором, чем соблюдение врачебной тайны. И хотя ничего страшного в результате, к счастью, не произошло, врачу, который не сообщил об этом родителям пациентки, пришлось заплатить компенсацию. Подробности этого дела, как и предыдущего, не разглашаются: врачебная тайна!

Еще одно исключение, которое допускает несоблюдение врачебной тайны, касается физического или сексуального насилия в отношении детей. Принятый в 2012 году новый федеральный закон о защите детей детально описывает, как следует поступать врачу в таких случаях. Не ставя в известность родителей (ведь источником насилия может быть кто-то из них), врач обращается в специальные консультационные центры, в которых работают специалисты, в том числе представители правоохранительных органов. Но информация, которую он предоставляет, анонимна, то есть ни имя ребенка, ни какие-либо другие его личные данные не указываются. Это делается - причем, в очень жестких рамках - только позже и только в тех случаях, когда требуется вмешательство органов опеки и прокуратуры.

Права детей и подростков

О том, чтобы, как это сейчас произошло в России, повысить возрастной потолок действия врачебной тайны с 15 до 18 лет, то есть разрешить родителям доступ к медицинской документации, пока их дети не достигли совершеннолетия, в Германии и речи нет. Наоборот: немало врачей критикуют положение, по которому в более или менее серьезных случаях надо обязательно ставить в известность родителей несовершеннолетних пациентов.

"Это абсурд, - считает, например, профессор Харальд Мау (Harald Mau), в течение двадцати лет возглавлявший отделение детской хирургии берлинской клиники Charite. - Семнадцатилетние подростки имеют право водить машину, в обществе идет дискуссия, можно ли уже в 16 лет избираться в местные органы власти, а лечение у врача невозможно без согласия родителей". Даже если профессор Мау несколько утрирует, его позиция продиктована желанием строго соблюдать - а не ущемлять! - права детей и подростков.

Смотрите также:

 

Контекст

Аудио- и видеофайлы по теме

Реклама