89 mm | Беларусь и белорусы: новости и аналитика | DW | 29.09.2005
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Беларусь

89 mm

В ноябре в Германии стартует показ документального фильма режиссера Себастиана Хайнцеля „89 миллиметров». В этой ленте о Беларуси ведут разговор пять совершенно разных молодых людей. Добавив к их рассуждениям кадры наиболее ярких моментов сегодняшней белорусской действительности, Себастиан Хайнцель сделал серьезный фильм, который знакомит западного зрителя со страной-соседкой Евросоюза.

В программе «Суть дела» о работе над фильмом вспоминает С. Хайнцель и герои картины.

89 миллиметров: от Европы до Беларуси

Европу отделяет от Беларуси, на первый взгляд сосем немного, меньше 9 сантиметров, а если точнее, то 89 миллиметров. Именно настолько ширина колеи в Беларуси шире европейской. Поэтому все прибывающие в Беларусь поезда ждут несколько часов, пока их «посадят» на новые колеса.

С этой перестановки начинает свой документальный фильм немецкий режиссер Себастиан Хайнцель.

Хайнцель говорит, что шел к этому фильму два года. До этого Себастиан Хайнцель посвятил Беларуси несколько фильмов, в частности, «В танце с Минском», «Самогон» и, пожалуй, самый известный «89 миллиметров», в котором он выступил автором сценария, режиссером и звукооператором. В Беларуси он отснял 200 кассет, из материала которых родился полуторачасовой документальный фильм «89 миллиметров».

- Когда я начинал работу над фильмом, я не знал о Беларуси ничего. Это было моей отправной точкой, потому что и в моем окружении не было людей, знающих что-то о Беларуси. Большинство немцев знает только, где находится страна и какова там политическая ситуация. Я же хотел показать, из чего строится обычная жизнь обычных молодых белорусов. Для меня было важно, чтобы люди что-то узнали о стране, которая теперь граничит с Евросоюзом. Я думаю, что для многих людей Беларусь все еще остается белым пятном.

«89 мм» производит впечатление фильма, снятого западным человеком для западного зрителя. Белорус в нем найдет мало нового, но для иностранного зрителя он может стать настоящим откровением о ситуации в этой стране.

Себастиан Хайнцель хотел создать потрет новой Беларуси. Кого же мы видим на этом портрете? На первый взгляд, это люди случайные, и скорее, нетипичные для Беларуси. Молодой оппозиционер, журналистка, солдат, артистка, беженец-сын бывшего высокопоставленного работника милиции, маляр. Почему не рабочий, не колхозник, не обыкновенный студент? Наверное, потому, что именно на примере этих нетипичных людей наиболее ярко отражается сегодняшняя белорусская реальность. То, как они в нее вписываются или не вписываются, говорит о перспективах сегодняшнего поколения-некст Беларуси.

Пожалуй, лучше всех в жизнь страны вписывается судьба Павла. Он вышел из тюрьмы, где сидел за кражу. Сейчас работает маляром. Политикой не интересуется. Уверен, что президента критиковать нельзя, и объясняет, почему.

7 – Есть же закон, который он издал, если кто-то не дай Боже, будет против него высказываться, в любом плане, хоть вот эти «зубры» надписи пишут – посадят, и только в путь!

Игорь, вчерашний солдат. Хайнцель сопровождает его повсюду, начиная от армейского плаца, на охоте, любимом времяпрепровождении, и до ЗАГСа, где молодой белорус женится. Игорь дает очень образное и меткое определение солдатской жизни.

- Ты являешься самым низким звеном в цепи. И если кто-то где-то сверху получает по шапке, все идет по цепочке до самого нижнего звена. Это и есть служба в армии.

Понятие «обычная жизнь обычного человека» - а именно это в своем фильме хотел показать Хайнцель - очень широкое. У каждого жизнь своя. Александр из движения сопротивления «Зубр» расклеивает и раздает листовки, участвует в акциях протеста. Вот камера показывает, как он с друзьями вывешивает с крыши 9-этажного дома национальный бело-красно-белый флаг. Это может стоить 15 суток ареста. Вот он готовится для участия в акции протеста. Вот наклеивает листовки в переходе метро: нужно быть внимательным, потому что если за этим занятием застанет милиция, его ждут неприятности.

– Меня уже выгнали из университета, очень много раз задерживала милиция. Со мной они, в принципе, ничего не могут сделать. Могут избить, могут на какое-то время посадить в тюрьму. Фактически, мне особенно терять нечего.

Людмила, студентка-журналистка вспоминает о работе в негосударственной оппозиционной газете – отношение к этой работе в ВУЗе было очень настороженным.

Почему-то считается априори неразрешительным говорить то, что ты думаешь, о той же политике. Очень много предметов связано с политикой, политическим устройством государства. Когда ты сдаешь свои практические работы, приносишь свои статьи, которые, естественно, не самым лучшим образом отзываются о том, что происходит у нас, почему-то у тебя начинаются проблемы на факультете.

Ольга. Днем она работает ради высокого искусства, а вечером выступает с эротическими танцами на одной из престижных минских дискотек. Тем не менее, она счастлива, потому что может посвятить себя творчеству.

Я считаю, что после окончания института я избежала каких-то рамок, чтобы не застрять в одном театре и тупо не выполнять задачи, которые мне ставят. И не успокаиваться. Потому что творчество, по крайней мере, у меня, рождается из неспокойствия. Тебя постоянно что-то волнует, ты хочешь что-то сказать, хочешь, чтобы тебя выслушали.

То, что делает Ольга в ночном клубе, в Беларуси не поощряют. Когда Хайнцеля спросили, неужели в Берлине никто не «зажигает» публику в танц-залах, он ответил, что в Германии это делают в основном по своему желанию, а в Беларуси героиня фильма таким образом вынуждена зарабатывать на жизнь, чтобы позволить себе днем совершенствовать хореографию и актерское мастерство.

Это не единственное отличие немецкой и белорусской молодежи. В чем белорусы не похожи на своих немецких сверстников, - спросили мы автора фильма.

- В начале я был очень поражен энергией молодых людей, именно молодежи, а не всех белорусов. В частности, той целью, с которой они идут по жизни это, по крайней мере, было заметно в тех молодых людях, с кем я познакомился. Но чем дольше я там находился, я замечал, как нелегко быть молодым в Беларуси, как разбиваются их мечты. На деле все оказалось не таким плохим, как я ожидал, потому что молодежь достаточно целеустремленная, несмотря на достаточно сложные условия в общественной и экономической жизни.

Подмеченную у некоторых героев фильма целеустремленность нельзя назвать национальной чертой все белорусов. Она более заметна у молодого поколения, которое жаждет открытий, новизны и свободы. Жаждет, и часто не находит, потому что не имеет достаточной свободы и выбора. На эти темы – свобода, выбор, мечта – введут речь герои фильма. А что думает сам режиссер о свободе для молодых в Беларуси?

- Это было основным вопросом фильма – насколько много свободы сегодня в Беларуси. Мой ответ на него сложился из ответов людей: найти в жизни для себя нишу, осуществить свою маленькую мечту. У каждого она была разной. Для Павла – спрыгнуть с парашютом. Некоторые могут чувствовать себя свободными даже в тюрьме, потому что внутри они чувствуют себя свободными.

Говоря о свободе в тюрьме, Хайнцель процитировал свою героиню, журналистку Людмилу. Она добавляет…

Свобода на самом деле, настолько условна и непонятно кем придумана. Свобода – это то, что в тебе, а не то, что снаружи. Если ты умеешь не обращать внимание на все то плохое, что снаружи происходит, ты свободен, и можешь делать все, что тебе нравится. Да, ты можешь сидеть в тюрьме, но ты будешь знать, что ты сделал так, как тебе нравится.

А вот Ольга, человек близкий к искусству, считает, что свободы как таковой не существует – ни в Беларуси, ни вообще в мире.

- Это очень относительное понятие свобода. Я знаю, что полной свободы в идеале, ее нет. Свободным, наверное, можно почувствовать себя во сне, в космосе, в невесомости, когда ты один. Это если образно.

Вячеслав, сын высокопоставленного чиновника МВД Беларуси, получившего политическое убежище в Германии. Поэтому он живет между Германией, где родители, и своей семьей, которая осталась в Минске. Каждый приезд к жене и дочери – праздник, каждый отъезд – тяжелое расставание, когда, по словам Вячеслава, хочется сорвать стоп-кран поезда и бежать обратно. Вячеслав служил в Министерстве внутренних дел, поэтому его определение свободы в фильме очень образно.

- Есть такое выражение «я нарадзіў ся за дротам»: я родился за колючей проволокой. Вот и вся свобода.

Немецкий режиссер не мог в своем фильме обойти приклеенный к Беларуси штамп страны последней диктатуры Европы. Он искал ее проявления, что, по его словам, на первый взгляд было нелегко.

- Я все время задавал вопрос: где здесь диктатура? Как я ее могу показать на экране? И тогда мы решили искать ее в жизни молодых людей – есть она там или нет. И мы нашли ее отдельные проявления, которые позднее включили в фильм.

Таких проявлений много – от спешного закрашивания стен на улице, по которой скоро проедет глава государства до милиционеров, которые очень часто мелькают в кадрах с минских улиц. Но герой фильма Павел этого не замечает, он просто красит стены, а на вопрос о диктатуре со свойственной ему прямотой отвечает…

- Насчет диктатуры: нет ее здесь, не чувствую я ее. Нет такого давления. Вот вы меня спрашиваете, и я говорю, что думаю. Возможно, в чем-то я не прав, но я говорю, что думаю.

Возможно, по мнению западного зрителя, косвенным доказательством слов Павла может служить сам факт появления этого фильма. Как все же удалось его снять, неужели не было препятствий?

- Нам повезло. Несмотря на то, что нас часто задерживала милиция и приказывала нам прекратить съемки, нас ни разу не задерживали и не спрашивали, что именно мы делаем. У нас не было официального разрешения на съемку, потому что мы не хотели, чтобы участники нашего фильма стали известны властям и им угрожала опасность, которая, возможно, заставила бы их покинуть страну. Мы не были уверены, насколько свободны мы в съемках. Мы снимали в общественных местах и были поражены, насколько все зависит от личных контактов людей – благодаря и мы смогли снимать в казарме, в суде, других общественных местах, там, где даже в Германии требуется официальное разрешение.

Делясь впечатлениями о работе над фильмом, автор замечает, что в Беларуси всюду много милиции и все находится под контролем. Однако, по мнению Хайнцеля, молодежь хочет жить, не обращая внимания на политическую и социальную ситуацию в стране. Временами кажется, что режиссер хочет донести свою мысль: жизнь идет сама собой, а власти управляют страной сами по себе. Впрочем, это утверждение недалеко от правды: многие белорусы сегодня считают, что от них мало что зависит. И власти не спешат разубеждать в этом людей, доказывая обратное только накануне референдумов или выборов президента или парламента.

В конце фильма его герои делятся своей мечтой. Мечта Павла легко выполнима – прыжок с парашютом с самолета стоит 25 долларов. Позднее Павел добавляет…

Мне трудно что-то представить в будущем, если честно. Я представляю, что у меня будет нормальная семья, нормальная квартира, что все будет хорошо, буду воспитывать детей и не буду бояться за их будущее.

Мечта о семье и доме более сложная, но тоже осуществимая. Гораздо сложнее выполнимо желание Александра.

Я не хочу, чтобы Беларусь представлялась всем как страна колхозной диктатуры, страна, в которой фактически монархия, полуфеодальное государство. Я хочу, чтобы Беларусь уважали в мире.

Есть мечта и у Себастиана Хайнцеля. Режиссер признался, что хотел бы показать свой фильм в минском кинотеатре «Победа», чтобы его увидели молодые белорусы. Пока же его зрителями были участники небольших презентаций, проводимых немецким отделением Международной амнистии. Лента «89 мм» участвовала в прошлогоднем фестивале документальных фильмов в Касселе (Германия), где была номинирована в категории «Новое поколение» и удостоена «Особого упоминания». На широкий экран в Германии лента выходит 16 ноября. В Беларуси же ее едва ли можно увидеть, разве что на пиратских копиях, ввезенных под полой из-за границы. А мечта молодого немецкого режиссера осуществится не раньше, чем изменится ситуация в этой стране.

- Я думаю, что пройдет много времени, пока Беларусь изменится. Потому что сама страна очень молодая. Ей еще нужно очень много времени для развития. Развитие должно охватить все общество. Я думаю, что у молодежи есть большой потенциал что-то менять.

Если у вас появилось желание обсудить сегодняшнюю тему программы «Суть дела», пишите нам по адресу: 190000, Санкт-Петербург, Главпочтамт, а/я 596, «Немецкая волна». С вами был Александр Соколов, всего доброго.

Реклама