Эксперт: Процесс о сбитом ″Боинге″ могут разделить, выделив дело Пулатова | Россия и россияне: взгляд из Европы | DW | 03.07.2020

Посетите новый сайт DW

Зайдите на бета-версию сайта dw.com. Мы еще не завершили работу. Ваше мнение поможет нам сделать новый сайт лучше.

  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages
Реклама

Россия

Эксперт: Процесс о сбитом "Боинге" могут разделить, выделив дело Пулатова

Гаагский окружной суд может разделить процесс о сбитом над Донбассом малайзийском "Боинге", выделив дело россиянина Олега Пулатова, считает нидерландский эксперт Марике де Хун. Подробности - в интервью DW.

Заседание суда по делу о сбитом Боинге, июнь 2020

Заседание суда по делу о сбитом "Боинге", июнь 2020

В судебном комплексе амстердамского аэропорта "Схипхол" в пятницу, 3 июля, заканчивается второй блок начавшихся в марте слушаний по делу о сбитом в июле 2014 на востоке Украины "Боинге" авиакомпании Malaysia Airlines. Суд проходит заочно над тремя гражданами России и одним украинцем. DW поговорила с доцентом Свободного университета Амстердама, экспертом по международному праву Марике де Хун о первых итогах, возможной продолжительности суда и о том, почему она советует смотреть прямую трансляцию всем интересующимся.

DW: Как вы считаете, достаточно ли у обвинения предъявленных на слушанияхдоказательств для обвинительного приговора?

Марике де Хун: Делать такие выводы слишком рано. Мы пока находимся на стадии предварительного рассмотрения дела, в ходе которого обвинение рассказывает о ходе расследования, но не обсуждаются доказательства.

- Смомента катастрофы прошло шесть лет. Как долго может в целом продлиться суд

Марике де Хун

Марике де Хун

- Думаю, что несколько лет. Возможно, будет решено  разделить четыре дела, отделив Олега Пулатова, единственного из обвиняемых, чьи интересы в суде представляют адвокаты (что в свою очередь требует большего времени), от остальных троих, которых судят заочно. То есть в какой-то момент мы можем увидеть, что по этим трем начнется рассмотрение по существу, не исключено, что уже этой осенью. Дело Пулатова может затянуться. Также возможны апелляции в ходе процесса и после его окончания. Это займет годы, быть может, пять лет.

- Есть ли правовая возможность для такого разделения четырех дел?

- Да. Это связано с тем, что с самого начала разумно решили проводить четыре отдельных процесса, то есть по каждому из подозреваемых. С правовой точки зрения их дела можно разделить, с этим нет проблем. Конечно, это выглядит несколько странно, поскольку это один и тот же суд, и придется рассматривать дела по существу по очереди. Но это уже сыграло свою роль. Когда защита попросила дополнительное время, обвинение предложило продолжить рассмотрение по трем остальным делам. На что защита ответила: давайте не будем спешить. Теперь суду нужно найти баланс между интересами сторон.

- Как бы вы оценили стратегию адвокатов Пулатова?

- Пока они не раскрыли свою стратегию, свои карты, но сделали несколько замечаний. Это связано с тем, что у них не было достаточно контактов с их клиентом для разработки стратегии, и они попросили больше времени для ее выработки. Адвокаты Пулатова дали понять, что, возможно, поставят под сомнение независимость обвинения в связи с участием Украины в международной следственной группе (JIT). В таком случае адвокатам придется объяснить, какова с их точки зрения связь между четырьмя обвиняемыми и тем, что Украина не закрыла свое воздушное пространство. Обвинение же говорит, что независимо от роли Украины эти люди оказались в том месте с комплексом "Бук" и выпустили ракету, чего не должно было быть. Поэтому, считает обвинение, они виновны в убийстве.

Еще один интересный аргумент, который выдвинула защита - будет ли у подсудимых "иммунитет комбатанта" (гарантированная международным правом защита от преследования, предусмотренная для участников вооруженных конфликтов - Ред.). Обвинение считает, что такого иммунитета нет, но защита может попытаться доказать обратное и отвергнуть все дело целиком. Обвинение указывает, что версия защиты означала бы, что подсудимый сражался на стороне России, что отрицают и Россия, и сама защита. Однако адвокаты могут попытаться доказать, что "иммунитет комбатанта" действует и в вооруженном конфликте, который не является международным, то есть что у "повстанцев" тоже может быть такой иммунитет. Это не очень сильный аргумент, но это сложный аспект международного права. Возможно, нидерландскому суду придется дать на него ответ.

- Каковы с вашей точки зрения главные итоги процесса на данный момент?

- Не следует забывать, что это уголовный процесс. На скамье подсудимых - конкретные люди. Но в этом случае мы постоянно говорим и о роли России, то есть в уголовном деле против физических лиц речь также идет об иностранном государстве. В начале процесса, напомню, обвинение жестко осудило Россию за попытки вмешательства в расследование. С другой стороны, о России говорят в контексте "иммунитета комбатанта". Это один из существенных моментов суда - речь идет и о поступках конкретных лиц, но и о том, что сделала или не сделала Россия. 

- Этот процесс для Нидерландов беспрецедентный, с ним связано много ожиданий. Насколько он их сейчас оправдывает?

- Думаю, в значительной степени оправдывает. Видно, что все стороны пытаются объяснить, что происходит. Это почти как урок юриспруденции, и я советую всем, кто интересуется, особенно студентам уголовного права, смотреть прямые трансляции заседаний. Это интересно и для международной аудитории, поскольку объясняются особенности законодательства, в частности то обстоятельство, что в Нидерландах возможен заочный суд. Это не просто выяснение, что произошло, кто виновен и какое будет наказание, но и объяснение, в том числе родственникам жертв и наблюдателям, в чем суть процесса. Справедливость - это не только вопрос, кто и на сколько лет сядет в тюрьму, потому что в этом случае, возможно, не сядет никто, а если сядет - то не скоро.

Ценность суда заключается в том, что в итоге мы узнаем, что произошло на самом деле. Кто-то может сказать, что, мол, до этого уже были журналистские расследования, например, Bellingcat, но важно, что здесь действия конкретных людей и связи между ними будут прозрачно и публично разобраны в суде, судьи ознакомятся с доказательствами и решат, виновны ли подсудимые в преступлениях, в которых их обвиняют. Это само по себе ценно.               

Смотрите также: 

В Нидерландах начался процесс по делу МН17 (09.03.2020)

Аудио- и видеофайлы по теме