Эксперты: Рабочему движению Казахстана не хватает своего Леха Валенсы | Казахстан | DW | 09.05.2012
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages
Реклама

Казахстан

Эксперты: Рабочему движению Казахстана не хватает своего Леха Валенсы

На западе Казахстана участились забастовки рабочих. После кровавых событий в Жанаозене рядовые граждане внимательно следят за протестами, а эксперты спорят о том, способно ли рабочее движение вызвать изменения в стране.

В Казахстане ширится протестное рабочее движение. По сообщениям СМИ, в первых числах мая к забастовке шахтеров рудника "Анненский", принадлежащего корпорации "Казахмыс", присоединились рабочие Восточно-Джезказганского и "Южного" рудников. В эти же дни поступила информация из Атырау о забастовке строителей компании "Евразия строй капитал - 2007".

Столкновение милиции и протестующих на центральной площади Жанаозена (фото из архива)

Беспорядки в Жанаозене (фото из архива)

Бастующие рабочие в первую очередь требуют от владельцев предприятий повышения зарплаты и улучшения условий труда. А сами акции протеста приковывают к себе внимание общества, поскольку в 2011 году именно с выдвижения экономических требований начиналась многомесячная забастовка нефтяников Мангистау. Завершилась она, напомним, крупными беспорядками в Жанаозене, вызвавшими широкий резонанс как в самом Казахстане, так и в Европе.

Потенциал перемен

Немецкий эксперт по Центральной Азии Михаэль Лаубш (Michael Laubsch) считает, что протестная культура в Казахстане, исходя из опыта Жанаозена и принимая во внимание забастовки шахтеров и строителей, имеет потенциал, способный привести к модернизации гражданского общества.

И это, по его мнению, отличает Казахстан от других стран Центральной Азии. "В них протест выливался в крестьянско-пролетарский бунт в Андижане, в попытку свержения Туркменбаши опальными представителями верхушки элиты в Туркмении, в регионально-клановое сопротивление центральной власти в Таджикистане и в Киргизии, в которой на это наложился еще и этнический фактор", - заявил эксперт DW.

По выражению Лаубша, в Казахстане появился социальный слой, который еще не чувствует себя представленным в пока не развитой политической системе страны, но использует методы, имеющие с точки зрения социологии выраженный западный профиль. Развитие этих процессов в индустриально развитых районах Казахстана, добавляет Михаэль Лаубш, может привести к тому, что рабочее движение получит политическое представительство в институтах власти.

Акежан Кажегельдин

Акежан Кажегельдин

Бывший премьер-министр Казахстана, ныне ведущий оппозиционный политик в изгнании Акежан Кажегельдин в интервью DW отмечает, что в отличие от своих соседей по региону Казахстан со времен СССР остается государством с ярко выраженным промышленным сектором в экономике. До последнего времени в индустриальных отраслях, особенно связанных с экспортом сырья, менеджеры корпораций и их владельцы вынуждены были поддерживать зарплаты рабочих на заметно более высоком уровне, чем в других сферах.

"Так сложился довольно многочисленный контингент рабочих и инженеров с высоким доходом. Если добавить сюда и их семьи, можно считать, что он насчитывает десятки тысяч человек. Долгое время правительству казалось, что те, кто работает на предприятиях-экспортерах, будут за счет высоких зарплат обеспечивать социальную стабильность", - говорит Кажегельдин.

Социальное расслоение среди казахов

Но, продолжает оппозиционер, за последние годы в казахстанском обществе произошло существенное социальное расслоение, которое проявляется и в моногородах, где живут рабочие. Абсолютное большинство занятых на крупных предприятиях - это казахи. Но и владеют либо управляют ими, по данным экс-премьера, тоже казахи. И вся эта собственность находится в руках не более чем ста человек.

"Социальное расслоение стало настолько очевидным, что на фоне кризисных процессов в экономике оно не только сказалось на настроениях рабочих, но и привлекло внимание тех немногих активистов, которые полагают, что у рабочего движения в Казахстане большое будущее", - объясняет оппозиционный политик.

Все эти обстоятельства, по его словам, с конца 2011 года определяют общественно-политическую жизнь в стране, отодвинув на периферию общественного внимания как правящую партию, так и незарегистрированную оппозиционную партию "Алга". Но, указывает Акежан Кажегельдин, пока протестующие рабочие разобщены.

В свою очередь Михаэль Лаубш обращает внимание на то, что рабочее движение в Казахстане еще не выдвинуло таких лидеров, каким был, к примеру Лех Валенса в Польше в конце 70-х - начале 80-х годов.

"Для западной общественности по-прежнему эти протесты персонифицированы в лице олигарха Мухтара Аблязова. Нет фигур из среды казахстанских рабочих, которые сформулировали бы политические программы, выходящие за рамки локальных требований, и с ними приезжали бы на Запад. Пока этого не произойдет, протесты будут использоваться узкой группой людей для достижения своих целей", - предупреждает Михаэль Лаубш.

Партии, олигархи и рабочее движение

По его мнению, в любых казахстанских партиях - правящих или оппозиционных - первую скрипку играют сейчас представители тех или иных олигархических групп. Поэтому рабочее движение не видит в их лице представителей своих интересов.

Михаэль Лаубш

Михаэль Лаубш

"Нефтяники, 7строители или шахтеры пока объективно предоставлены сами себе. В свою очередь те партии, которые намереваются использовать рабочее движение в своих целях, вынуждены маскировать свои связи с олигархами", - подчеркивает Лаубш.

Но если в Казахстане сформируется сильное рабочее движение, то оно сможет повлиять на модернизацию общества, на формирование социального государства, хотя и не в той мере, как это ранее бывало в истории, подводит итог немецкий эксперт.

Как вы оцениваете перспективы рабочего движения в Казахстане? Наш адрес: feedback.russian@dw.de

Реклама