Эколог: ″Зеленому″ движению Казахстана помощи ждать неоткуда | Центральная Азия - события и оценки | DW | 10.07.2013
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Центральная Азия

Эколог: "Зеленому" движению Казахстана помощи ждать неоткуда

Казахстанский политик - эколог Серикжан Мамбеталин в интервью DW объясняет специфику "зеленого" движения в республике и рассказывает об основных проблемах охраны окружающей среды.

Судно, лежащее на песке Арала, рядом с верблюдом

Высыхающее Аральское море

Казахстанскому "зеленому" движению пока не приходится рассчитывать ни на сильную международную поддержку, ни на помощь со стороны власти. При этом на экологию в Казахстане ложится все более тяжкий груз. В чем специфика нынешней ситуации и почему Астана, в отличие от 1990-х годов, не стоит на стороне экологических активистов, в интервью DW рассказывает бывший руководитель бывшей "зеленой" партии Казахстана Серикжан Мамбеталин.

DW: Господин Мамбеталин, насколько сильно может влиять на общественное мнение в Казахстане экологическое движение?

Серикжан Мамбеталин: Экологическое движение в Казахстане до конца не сформировалось. В 2010 году была предпринята попытка создания по-настоящему "зеленой" партии на основе имевшейся партии "Руханият", принята экологическая программа. Но Казахстан - страна, где доминируют транснациональные компании, добывающие много нефти и газа. В таких странах, как правило, "зеленые" партии под любыми предлогами запрещаются.

На ядерном полигоне в Семипалатинске

На ядерном полигоне в Семипалатинске

Партия "Руханият" просто была снята с парламентских выборов 2012 года. Заявления же властей Казахстана о взятии курса на создание "зеленой экономики" - это пропагандистские сигналы Западу, что в стране имеются прогрессивные тенденции.

- Но вы сами поддерживаете активные контакты с европейскими политиками, встречаетесь с ними на их территории. Вам удается обратить их внимание на экологические проблемы Казахстана?

- В Европе нам не удалось установить полноценный контакт. Когда мы создали партию "зеленых", то участвовали в нескольких конгрессах европейских "зеленых" и формально успели подать заявку на получение нашей партией статуса наблюдателя при них. Но из-за фактического расформирования "Руханията" мы наблюдателями так и не стали.

Но в целом в Европе, как я могу судить, проблемы экологии Казахстана мало кого волнуют. Да и в отличие от России у нас не представлены ни Greenpeace, ни Всемирный фонд дикой природы, ни Bellona,а российские представительства соответствующих бюджетов на Казахстан не имеют. Поэтому казахстанским экологам очень сложно работать.

- С Россией вы тоже поддерживаете тесные контакты. Вы можете рассчитывать на поддержку коллег оттуда, тем более принимая во внимание, что казахстанские экологи винят в нанесении ущерба казахстанской окружающей среде "Роскосмос", чьи ракеты, использующие токсичный гептил, не раз терпели крушение над Байконуром?

- В России недавно сформировалась экологическая партия "Альянс зеленых" ("Альянс Зеленых - Народная партия". - Ред.), но они только начинают действовать, и мы с ними пока не кооперируемся. А для российского государства, как для казахстанского, экология стоит в списке приоритетов на одном из последних мест, поэтому я не вижу перспективы, что Москва может повлиять на Астану в плане улучшения экологической обстановки.

- Произошедшая 2 июля авария ракеты "Протон-М" подхлестнула дискуссию об опасности дальнейшего использования Байконура "Роскосмосом". Вы, выступая на различных европейских мероприятиях, в первую очередь обращали внимание на проект создания в Казахстане Международного банка ядерного топлива, опасного, с вашей точки зрения, для экологии республики. Что, по вашему мнению, сейчас является главной угрозой для окружающей среды?

- У Казахстана есть исторически унаследованные экологические проблемы, такие как Байконур, как Семипалатинский полигон, как Аральское море, а также проблемы, которые появились в период независимости. Это месторождение Кашаган (проблема обильного выброса загрязняющих вредных веществ. - Ред.), это проблема Северного Каспия в свете начала там нефтедобычи, это проблемы заражения подземных вод в южном Казахстане, где начали очень активно добывать методом подземного выщелачивания уран.

Там и так имеется дефицит воды, а та вода, что есть, в процессе добычи отравляется растворимыми радиоактивными веществами. При всем богатстве Казахстана природными ресурсами мы сильно обделены одним - водой. Но каждый год из-за добычи углеводородов и урана мы теряем огромные объемы подземных вод. Это проблема номер один.

Кашаган - это другая проблема. За время независимости в Казахстане принят ряд законов, которые ради привлечения инвестиций существенно снизили стандарты охраны окружающей среды при добыче полезных ископаемых. Сегодня соглашение по Кашагану с ведущими там разработку компаниями не предусматривает выплату ими страховых компенсаций в случае экологической катастрофы, равно как и соглашение по Байконуру с "Роскосмосом". Эти проекты не застрахованы в международных страховых организациях.

- Каковы перспективы "зеленого" движения в Казахстане?

- Общественное движение "Невада - Семей" было в начале 1990-х годов очень популярно в Казахстане. Благодаря его деятельности был закрыт полигон в Семипалатинске. Но тогда это движение поддерживалось сверху. Сейчас такой поддержки нет. Хотя потенциал для развития экологического движения в Казахстане имеется значительный.

В авторитарном государстве склонить людей к политическим акциям сложно, но ради защиты окружающей среды они готовы проявлять гражданскую активность, тем более что казахстанцы традиционно близки к природе. Но и эти действия пресекаются в сегодняшнем Казахстане. Около двух месяцев назад в Алма-Ате был убит экологический активист, который выступал против вырубки деревьев в парке, где местные власти дали разрешение на строительство частных домов. Пока власть не прекратит подавлять такую активность, экологическому движению будет очень трудно.

Реклама