Что не устраивает ингушей в установлении границы с Чечней | Россия и россияне: взгляд из Европы | DW | 05.10.2018
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Россия

Что не устраивает ингушей в установлении границы с Чечней

Соглашение об установлении границ между Ингушетией и Чечней вызвало резкое недовольство ингушей. Что происходит в республике, чего хотят участники акции в Магасе и при чем здесь нефть?

Участник акции протеста в Магасе

Участник акции протеста в Магасе

Руководитель Ингушетии  Юнус-Бек Евкуров 4 октября подписал республиканский закон об установлении административной границы с Чечней. Подписание соглашения и его предварительная ратификация парламентом Ингушетии прошли на фоне многотысячной акции протеста в Магасе. Участники обвинили депутатов, поддержавших соглашение, в фальсификации итогов голосования и предательстве национальных интересов, потребовали от  Евкурова уйти в отставку, а вопрос о границе с Чечней вынести на всенародный референдум.

На сторону протестующих встал Конституционный суд Ингушетии. Акция протеста была объявлена бессрочной. DW обратилась к ингушскому политику, а также к эксперту по Северному Кавказу, и попыталась разобраться, почему установление административных границ между Ингушетией и Чечней было так болезненно воспринято ингушским обществом, и существует ли возможность достижения компромисса между руководством республики и протестующими.

"Власти проигнорировали жителей республики"

"В соответствии с конституцией Ингушетии и федеральным законом об основах местного самоуправления все вопросы изменения территорий и границ республики должны решаться не парламентом, а на всенародном референдуме, - говорит Руслан Муцольгов, глава отделения партии "Яблоко" в Ингушетии. - Но руководство республики проигнорировало все процедуры с участием населения, поэтому люди решили собраться в Магасе и выразить свой протест".

Руслан Муцольгов

Руслан Муцольгов: "Вопрос о переделе границ должен решаться на референдуме"

По словам Муцольгова, вопрос об изменении границ Ингушетии должны принимать не депутаты, а жители республики, кроме того, обмен территориями, о котором идет речь в соглашении, не равнозначный. "Нам заявили, что произошел равноценный обмен пахотными землями между Надтеречным районом Чечни и Малгобекским районом Ингушетии, находящимся на северо-западе республики. Но по соглашению, местность, входящая в состав заповедника Эрзи на юго-востоке Ингушетии, - а это около 20 тыс. гектаров - тоже должна перейти под контроль чеченских властей", - утверждает он.

Все дело в нефти?

Пересмотр границ Муцольгов связывает с лицензией на разработку Бамутско-Даттыхского месторождения нефти, которую в конце прошлого года получила "Роснефть". По его словам, месторождение было разработано еще на закате СССР, но потом законсервировано. "Бамут - это селение, находящееся на территории Чечни, Даттых расположен в Ингушетии.  И новая граница вплотную подходит к селению Даттых. Так что мы склоняемся к тому, что это - один из факторов подписания соглашения" - говорит политик.

В Ингушетии, по словам Руслана Муцольгова, считают, что согласие Юнус-Бека Евкурова подписать договор стало платой за его назначение на пост главы республики в третий раз.

"Евкуров был назначен на третий срок только 9 сентября, а информация, что готовится подписание соглашения об отторжении земель, начала появляться где-то за месяц до этого, - рассказывает собеседник DW. - И люди считают, что подписание соглашения о передаче земель под контроль Чечни - это цена мандата Евкурова".

Нынешнюю ситуацию в Магасе Муцольгов определил как "спокойную и стабильную". Главное, по его словам, чтобы "не было провокаций со стороны руководства республики, которое не вызывает доверия у населения". "Собравшиеся не хотят, чтобы власти действовали кулуарно. На данный момент они хотят, чтобы фактические результаты голосования были обнародованы, и требуют, чтобы соглашение было отменено. Люди настроены очень решительно", - заключает политик.

Власти Ингушетии спровоцировали политический кризис

Директор Центра анализа и предотвращения конфликтов Екатерина Сокирянская положительно оценила факт юридического установления границы между соседними республиками. "Чечня и Ингушетия - единственные два субъекта РФ, между которыми официально не была проведена граница. Де факто она устоялась за последние 26 лет, но де юре ее не было. И это создавало почву для взаимных претензий, приграничных стычек и споров, которые распаляли два народа. Проведение официальной границы, наконец, положит конец этим претензиям", - считает политолог.

Екатерина Сокирянская

Екатерина Сокирянская: "Руководство Ингушетии спровоцировало политический кризис"

С другой стороны, атмосфера, в которой происходило заключение договора, по мнению Сокирянской, спровоцировала самый глубокий политический кризис с момента создания Ингушской республики.

"Договор готовился втайне, за закрытыми дверями, без каких-либо консультаций с обществом. Жителям обеих республик не разъяснили, как будет происходить обмен территориями, какова площадь обмениваемых кусков, все требования ингушской общественности объяснить, что происходит, были проигнорированы, а инициативную молодежь разогнал ОМОН", - рассказывает она.

По мнению Сокирянской, отсутствие информации и "тайность операции "граница" породили огромное количество слухов, страхов, теорий, версий, которые привели к высокому эмоциональному накалу в ингушском обществе". "Если поначалу казалось, что соглашение не поддерживает меньшинство жителей Ингушетии, сейчас видно, что мобилизация значительная, - отмечает политолог. - К протестующим в Магасе присоединяется все больше людей".

Почему ингуши так остро отреагировали?

Острую реакцию ингушей на установление границ с Чечней Сокирянская объясняет тем, что земля на Северном Кавказе в целом имеет особое значение, особую символическую и социально-экономическую ценность. "В Ингушетии на передвижение границ реагируют очень болезненно, потому что это самый маленький субъект РФ. После сталинской депортации в 1944 году ингуши потеряли значительную часть территории своего традиционного проживания - Пригородный район, который был передан Северной Осетии. Закон о реабилитации репрессированных народов 1991 года предполагает возвращение этой территории ингушам, но в части территориальной реабилитации он реализован не был, более того, в 1992 году между осетинами и ингушами разразился полномасштабный вооруженный конфликт за эти спорные земли", - рассказывает эксперт.

По ее словам, ингуши очень боятся потерять свою республиканскую государственность: "территория и так маленькая, и возможное отторжение еще одной части воспринимается крайне болезненно". Кроме того, добавляет она, с 2005 года Чечня время от времени озвучивала претензии на ингушские территории. "Ингуши считают их попыткой посягательства на республиканский суверенитет, боятся, что впоследствии чеченская власть попробует продавить восстановление Чечено-Ингушетии под руководством Кадырова", - говорит Сокирянская.

Участники протестов в Магасе

Участники протестов в Магасе объявили акцию бессрочной

Директор Центра анализа и предотвращения конфликтов отмечает еще один важный момент, объясняющий ситуацию в Ингушетии. По ее словам, эта республика - единственная на Северном Кавказе, где "все годы правления президента Путина существовала светская оппозиция". "Не исламская, а именно общественная, - подчеркивает Сокирянская. - В нее входили и гражданские активисты, и довольно сильные лидеры тейпов, и религиозные лидеры, которые критиковали власть, предлагали альтернативные пути решения важных для Ингушетии вопросов в рамках российского законодательства. И сегодня эта оппозиция в авангарде протеста".

Обстановка тайны вокруг соглашения породила слухи и версии

Екатерина Сокирянская считает, что версии о неравноценном переделе земли и переходе нефтяных месторождений под контроль Чечни порождены той обстановкой кулуарности, в которой проводилась подготовка соглашения. "Я была на встрече, которую Юнус-Бек Евкуров проводил с общественностью 30 сентября, в Магасе. Он показывал на карте, как проходят границы, озвучивал, какими кусками обмениваются стороны. И вполне убедительно объяснял, что границы проведены по устоявшейся линии разграничения, а обмен землями был произведен равноценно. По поводу нефти Евкуров сказал, что, действительно, есть 19 скважин, и 16 из них остаются в Ингушетии, а три переходят Чечне", - рассказывает политолог.

Однако часть протестующих, по её словам, "не доверяет официальным данным о равнозначном обмене, а часть считает ингушскими гораздо большие территории, включая те, что в последние годы находились в составе Чечни".

Контекст

По ее мнению, в сложившейся ситуации недоверия "было бы правильно четко и наглядно показать жителям республики, как предлагают произвести обмен". "Группе общественников стоило бы совместно с представителями органов власти под телекамерами проехать и проинспектировать всю линию новой границы", - советует Сокирянская. Это, считает она, помогло бы "сформировать понимание о том, что передается Чечне, а что отойдет Ингушетии".

"Главное - не допустить применения силы"

Екатерина Сокирянская полагает, что инициатива юридического установления границы принадлежала руководству Чечни. "Думаю, федеральный центр и не вспомнил бы об этой административной границе, вернее, об ее отсутствии, если бы не мощное лоббирование со стороны Чечни, - рассуждает она. - Я абсолютно уверена, что Рамзан Кадыров хотел гораздо большего, что шел долгий и напряженный торг по поводу этих территорий. Поэтому, возможно, что, с одной стороны, на Юнус-Бека Евкурова оказали давление из федерального центра, а, с другой стороны, он понимал, что кому-то нужно решить приграничный вопрос".   

Оценивая актуальную обстановку в Магасе, эксперт называет ее спокойной, а действия собравшихся - корректными и подчеркнуто мирными. Она предостерегает руководство республики от применения силы, поскольку в этом случае ситуация, по ее словам, станет взрывоопасной. "Если сейчас там попытаются жестоко разогнать людей, то это сильно дестабилизирует обстановку в республике. Этого ни в коем случае нельзя допустить", - говорит политолог. Проблему нужно решать "в политической плоскости", уверена Екатерина Сокирянская, и это, на ее взгляд, "безусловно, возможно". 

 Смотрите также:

Смотреть видео 15:36
Now live
15:36 мин

Писатель Алиса Ганиева в "Немцова.Интервью": Дагестан - это Европа

 

Контекст

Аудио- и видеофайлы по теме

Реклама