Что делать Германии с женщинами и детьми из ″Исламского государства″? | Анализ событий в политической жизни и обществе Германии | DW | 04.10.2018
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages
Реклама

Германия

Что делать Германии с женщинами и детьми из "Исламского государства"?

После разгрома ИГ джихадисты, воевавшие на его стороне, возвращаются домой, в том числе в Германию. Среди них - женщины и дети, что беспокоит спецслужбы ФРГ.

В военном отношении так называемое "Исламское государство" (ИГ) в значительной степени побеждено. На пике своего могущества оно контролировало территории в Ираке и Сирии, сравнимые по размеру с Великобританией. Именно в ИГ со всего мира съезжались боевики и сторонники радикального ислама. Только из Германии, по данным Федерального ведомства по охране конституции, в регион выехало около 1000 исламистов. И более 300 из них сейчас вернулись назад.

В Северном Рейне-Вестфалии, самой густонаселенной федеральной земле, экстремистски настроенные салафиты особенно многочисленны. Таковых тут около 3000 человек, 800 из них считаются готовыми к насильственным действиям. По оценкам земельного ведомства по охране конституции, более 250 исламистов из Северного Рейна-Вестфалии выезжали в районы, которые контролировало ИГ.

При этом более четверти выехавших - женщины. Они играют все большую роль среди салафитов в создании сетей, донесении исламистской идеологии до широких масс и передаче ее детям. В интервью DW руководитель ведомства по охране конституции Северного Рейна-Вестфалии Буркхард Фрайер (Burkhard Freier) объясняет, почему новое поколение салафитов является растущей угрозой.

DW: Как вы оцениваете опасность, исходящую от вернувшихся в Германию из Сирии и Ирака салафитов?

Буркхард Фрайер: Эта опасность высока. Во-первых, потому что многие возвращающиеся обладают опытом ведения боевых действий. Они крайне идеологизированы и умеют создавать и поддерживать свою сетевую структуру за пределами Германии. Конечно, ряд из них, скорее, травмированы пережитым, некоторые даже разочарованы и лишились иллюзий. Однако большинство по-прежнему сохранили верность исламистской идеологии и продолжают вращаться в кругах своих единомышленников.

Буркхард Фрайер

Буркхард Фрайер

В тех случаях, когда возбуждение уголовного дела и задержание таких лиц невозможны, они часто возвращаются в исламистские круги - и зачастую становятся чем-то вроде героев, образцов для подражания.

- Среди возвращающихся из Сирии и Ирака исламистов много женщин, часть из них - с детьми. Как общество должно с ними обходиться?

- Возвращение женщин и детей представляет собой особенно сложный случай. С начала 2018 года домой вернулось много женщин с детьми - больше, чем мужчин, потому что те в основном еще находятся под стражей или продолжают скрываться в районах, по-прежнему контролируемых ИГ. Многим возвращающимся женщинам надоела не ИГ или его идеология, а условия проживания или антисанитария. Эти женщины, как и мужчины, в значительной степени возвращаются в свою старую салафитскую среду.

И здесь мы видим опасность того, что такие женщины, как и прежде, будут воспитывать своих детей в крайне фундаменталистском и экстремистском ключе. Это касается даже детских игрушек или обучению считать и писать на примерах, связанных с оружием и войной. Им не нужны детские песни, такие женщины не отправляют своих детей в детские сады. Они изолировались, создав собственную среду.

Пропаганда идей салафизма

Пропаганда идей салафизма часто приходит из интернета

Здесь, на наш взгляд, подрастает новое поколение салафитов. Возвратившиеся после разгрома ИГ женщины, как и мужчины, часто выступают в качестве образцов и примеров для подражания. Вот почему органы безопасности поддерживают очень тесные контакты с ведомствами по делам детей и объясняют им, что такое салафизм и кто вернулся в Германию. О таких детях и семьях необходимо заботиться особенно активно.

- На какие социальные группы в Германии салафитская идеология влияет особенно сильно?

- Когда мы смотрим на ее последователей, в глаза бросаются харизматические лидеры, которые, исходя из глубокой религиозной, но также и экстремистской убежденности, проповедуют не только салафизм, но, по сути, свержение или изменение нашего государственного устройства. Они ведут кампанию за отмену Основного закона, за другой - салафитский - общественный порядок, который они пропагандируют.

Ниже лидерского уровня есть много людей, которые не обязательно принадлежат к этому сообществу по религиозным соображениям. Они ищут признание, теплое человеческое отношение к себе или просто жизненные установки. А салафизм - это черно-белая идеология, которая очень сильно поляризует. Он предлагает простое мировоззрение с четкими правилами и ясной целью. Здесь у вас очень быстро появляются нацеленность и жизненный путь. Это соблазнительно - особенно для молодых людей, которые не верят, что смогут твердо встать на ноги в этом обществе.

Мы также видим беженцев, носителей другой культуры - и прежде чем они действительно будут интегрированы в немецкое общество, они остаются падкими на посулы. Еще и потому, что они вовсе не считают салафизм и экстремистскую религию большой угрозой. Здесь обществу особенно необходимо помочь беженцам, чтобы не допустить их скатывания в салафизм и открыть им путь к демократии. Это требует больших усилий и много времени. Но это важно.

- Если кто-то хочет порвать с салафизмом - насколько это сложно?

- С этой целью мы предлагаем для салафитов специальную программу. В ней два основных компонента. Первый - идеологический: мы должны попытаться вывести таких людей из-под влияния салафитской идеологии. Второй - социальный: мы должны вернуть их в общество. Это помощь с жильем, работой, семьей, окружением.

Тот, кто порвал с салафизмом, должен вновь научиться жить в условиях демократии. Такой процесс длится от трех до пяти лет, является чрезвычайно сложным и всегда имеет отношение к тому факту, что мы не только спасаем человека от салафизма, но и защищаем себя от этой угрозы. Иногда человеку бывает необходимо поменять место жительства, чтобы снова суметь найти свое место в демократическом обществе.

Смотрите также:

Смотреть видео 02:13

Как исламист стал актером

Контекст

Аудио- и видеофайлы по теме

Реклама