Фото в купальнике и шашлыки: что можно учителю в соцсетях? | Россия и россияне: взгляд из Европы | DW | 22.08.2019
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages
Реклама

Россия

Фото в купальнике и шашлыки: что можно учителю в соцсетях?

Может ли учитель публиковать в соцсетях фото в бикини, а ученик - видеозапись урока? Как защитить себя от травли в медиапространстве? Интервью DW с экспертом.

Как разграничить личное и профессиональное в интернете? За какие посты в соцсетях учитель может лишиться работы? Могут ли ученики или их родители выкладывать в Сеть видео со школьной линейки или родительского собрания? Нужно ли учителям вести школьные чаты и вступать в личную переписку с учениками? Для чего в таких случаях нужна медиаграмотность? Об этом DW поговорила с кандидатом филологических наук, медиаэкспертом Ксенией Лученко - заведующей кафедрой теории и практики медиакоммуникаций ИОН РАНХиГС.               

DW: Давайте начнем с примеров того, как посты учителей в социальных сетях повлекли за собой негативные последствия, - вы рассказываете об этом на своей лекции по медиаграмотности для учителей, родителей и детей.

Ксения Лученко: Если говорить конкретно о социальных сетях, то есть случай барнаульской учительницы Татьяны Кувшинниковой, которую уволили за то, что она разместила там свою фотографию в купальнике. И потом был флэшмоб в Instagram - учителя со всей страны ее поддержали с хэштегом #учителятожелюди.

На самом деле, это не единичный случай. Есть пример с учителем из Челябинской области Николаем Летиным, создавшим петицию на портале сhange.org о неприкосновенности частной жизни и личной безопасности учителей. Он молодой, энергичный учитель литературы, читал с детьми на уроке Лавкрафта. Дети записали видео с заголовком: "Учитель вызывает сатану". И за это его пытались уволить, потому что учителя, его коллеги увидели, ужаснулись. Естественно, никто не пошел изучать вопрос о том, что это за литература, что это за писатель, что этот кусок видео выдран из контекста и так далее.

- К какому выводу можно прийти, анализируя эти примеры?

- Учительская профессия стала публичной и столкнулась вот с такими вызовами. Сейчас вообще меньше пафоса вокруг профессии учителя. Служение детям, представление о том, что учитель - это непререкаемый авторитет, - это все осталось в прошлом. Сейчас отношения между учителями и учениками гораздо более партнерские. Несмотря на то, что образование - это самая консервативная среда, тем не менее, и в ней происходят изменения. И цифровые технологии только усиливают и проявляют то, что происходит в обычной жизни, в режиме офлайн.

С другой стороны, учителя тоже люди и у них есть право на личную жизнь. Юная учительница, наверное, имеет право знакомиться в Tinder, но странно натыкаться там на своих старшеклассников. Эти вопросы пока неразрешимы, хотя периодически появляются новости о том, что должны быть созданы какие-то регламенты, что будут какие-то рекомендации министерства, как учителям вести себя в соцсетях. Меня, честно говоря, это несколько пугает. Хотелось бы, чтобы официального регулирования было поменьше, с одной стороны, а с другой - чтобы такие вопиющие случаи, как эти увольнения, все-таки не происходили. Учительское сообщество должно выработать эти правила (поведения в соцсетях. - Ред.) изнутри. 

- Учителей увольняют за фото в купальнике, ученики создают множество аккаунтов, чтобы скрыть свои следы в интернете, родители выставляют в Youtube видео с родительского собрания. Не опасны ли эти тенденции? 

- Я не склонна к алармизму ни по какому поводу. На мой взгляд, в цифровой среде гораздо больше преимуществ, чем опасностей и недостатков. Просто интернетом нужно уметь грамотно пользоваться, как и любой технологией, любым инструментом. Для этого необходима медиаграмотность. Если пользоваться цифровой средой осознанно, рефлексировать, понимать, что ты делаешь, анализировать причины и следствия, то будет больше преимуществ.

Конечно, сейчас любой студент может записать ваш с ним разговор и выложить его в интернет. Может написать пост по поводу конфликта и любой непроясненной ситуации. Осознавая все это, конечно, нужно более внимательно относиться к тому, что говоришь. И это не столько вопрос самоцензуры, сколько вопрос осознанности: отвечать за свои слова и за свои действия.

С одной стороны, эта прозрачность в Сети не позволяет вам разрушить свою репутацию или навредить организации, в которой вы работаете. То есть в некотором смысле она защищает и студентов, и учеников, и учителей. Теперь уже ничего под ковер замести невозможно. Ситуацию невозможно замолчать. С другой стороны, конечно, есть риски булинга, травли. Известно, что не только дети и подростки, но и взрослые таким образом сводят друг с другом счеты. Можно затравить и преподавателя.

- Как, в том числе и учителю, можно защитить себя в интернете от травли или вторжения в его личное пространство?

- У меня принцип очень простой: нет ничего, что вы пишете о себе в интернете, что не стало бы публичным. Я как-то провела эксперимент, пытаясь понять, как быстро подзамочная запись, к которой был доступ только у френдов, будет вынесена из-под замка и передана дальше через скриншоты. Я написала пост, в котором был определенный крючок, через шесть минут моя знакомая прислала мне скриншот этого поста с комментарием в одной закрытой группе. Вот такой результат. Поэтому не хотите, чтобы это стало публичным, - не пишите.

С другой стороны, абсолютно очевидно, что если кому-то что-то нужно о вас узнать, это не составит особого труда. Для этого необязательно быть журналистом-расследователем или следователем прокуратуры. В нашу цифровую эпоху можно раздобыть любую информацию: адрес, прописку, диагноз, девичью фамилию мамы.

В цифровом мире много преимуществ, но есть вот такие риски. Поэтому я всех призываю, с одной стороны, осознанно относиться ко всему, что вы делаете в цифровом пространстве. Не включать в подзамочные записи, например студентов, это не совсем этично. Сортировать друзей по группам, если мы говорим о Facebook, не увлекаться с ними личными переписками, потому что это нарушение границ, дистанции и т.д. Какие-то вещи нужно писать для более закрытых узких групп. В любой соцсети есть возможность настроек информации под определенную целевую аудиторию. Есть также известные инструменты безопасности, но они никогда не дают стопроцентной гарантии.

- О каких именно инструментах безопасности вы говорите?

- У меня они, скорее, психологические: это критическое мышление, это простой навык - досчитать до десяти, прежде чем реагировать, это умение не принимать импульсивных решений. Не стоит делиться какой-то информацией, прежде чем не пришло ее подтверждение из другого источника.

Когда вы принимаете кого-то в друзья, вы должны понимать, в каких отношениях вы реально находитесь с этим человеком. Нужно ли добавить его в группу, где он может видеть только общедоступные посты, или допустить к какой-то более частной информации. При этом необходимо всегда понимать, что любой пост, даже написанный для узкого круга лиц, может быть доступен максимально широкой аудитории, даже тем людям, которых вы "забанили" и давно забыли об их существовании. Так же, как любое слово, произнесенное в аудитории или в классе, может оказаться в записи в свободном доступе.

Подросток за компьютером

Отношения учеников к учителям в реальной жизни перетекают в интернет- пространство

- Когда дети или родители выкладывают информацию в Сеть, какие цели они преследуют?

- Надо смотреть на то, какие у них отношения в реальной жизни. Сейчас нет четкой грани между медийным пространством и реальной жизнью. Но если есть какой-то конфликт, если родители чем-то недовольны, если им кажется, что им уделили недостаточно внимания, если они считают, что учитель нарушает какие-то этические нормы, то они расскажут об этом в Сети. В качестве свидетельства они, например, могут выложить видео в публичный доступ. Но чаще всего оно уходит в чаты в Whatsapp. По-разному бывает.

А дети могут преследовать учителя совершенно по разным соображениям. Поводом может стать то, что учитель объективно к ним не справедлив, слишком жесток, не смог найти контакт, применяет репрессивные меры, и они хотят ему отомстить, найти его слабое звено, высмеять, как умеют. Или же, наоборот, они слишком им увлечены. То есть могут быть совершенно разные причины и следствия.

- Как учителям вести себя в такой ситуации? 

- Ситуация травли, где учитель выступает в качестве объекта ненависти, преследования, весьма распространена. 70 процентов учителей, по имеющимся у меня данным, становились жертвами травли со стороны учеников.

Здесь универсальных советов нет, но стоит обратить внимание на то, что подобные ситуации так или иначе связаны с отношениями вне киберпространства: в онлайн переходит то, что происходит на уроке в школе. Безусловно, нужно проанализировать ситуацию офлайновую. Не стоит вступать в конфронтацию с проблемными учениками, особенно публично. Не нужно акцентировать внимание на недостатках учеников, особенно критиковать их публично. Любое решение конфликта в реальной жизни минимизирует риски того, что он выплеснется в онлайн.

Можно на какое-то время закрыть все аккаунты и сделать их не общедоступными. Заблокировать аккаунты тех, кто участвует в травле. Реагировать публично, устраивая длинные разбирательства, я бы не советовала. Самое эффективное - просто не подставляться, не давать никакого повода, фильтровать данные, которые вы публикуете в открытом доступе. Не публиковать какие-то вещи, которые могут послужить дополнительным топливом для этой травли.

Жертвами травли в соцсетях становятся и дети, и взрослые

Жертвами травли в соцсетях становятся и дети, и взрослые

- Можно ли избежать нарушения личного пространства в интернете с помощью анонимности или наличия нескольких аккаунтов?

- Я не особенно верю в анонимность - вычислить, кому принадлежит аккаунт на самом деле, всегда довольно просто. Заводить две-три страницы в одной соцсети тоже как-то странно. Большинство учителей, с которыми мы разговаривали, создают аккаунты "В контакте" для общения с детьми, создают какие-то группы своего класса, предмета, присылают детям домашние задания, обсуждают текущий учебный процесс. И там их деятельность не расходится с образом, который они создают в школе. Они постят новости школы, например, анонсы каких-то мероприятий, обсуждают учебные вопросы.

А в другой соцсети они уже не добавляют в друзья учеников, чаще всего это закрытые аккаунты, куда добавляются только лично знакомые взрослые люди. И там уже можно писать о детях, свадьбах, шашлыках, хобби, котиках, цветочках. Обычно проблема решается так.

- Но это у взрослых. А чем объясняется наличие множества аккаунтов у детей?

- Множество аккаунтов у детей - следствие того, что их преследуют. Сейчас взрослые просто устраивают настоящую охоту за детскими аккаунтами, я не знаю, откуда взялась такая повышенная тревожность, видимо, из-за всех этих страшилок про группы смерти. Но взрослые нарушают личные границы детей со страшной силой и считают, что имеют на это право. А поскольку дети гораздо лучше разбираются в цифровых технологиях, они создают себе несколько аккаунтов, один - "приличный": это для мамы и для Марьи Ивановны, а другой - под ником, о котором вы в жизни не догадаетесь, - настоящий, для своих друзей. Это вариант лишь двух аккаунтов, но, по рассказам детей, таких аккаунтов может быть и восемь.

Дети так реагируют на преследование и защищают свои границы. Это нормально, когда тебя ловят и догоняют, ты прячешься и убегаешь. Если бы можно было выстраивать какие-то более доверительные отношения и разговаривать о вещах, которые тебя беспокоят по-человечески, этого можно было бы избежать. Активность ребенка в соцсети - это подводная часть айсберга. Если между ребенком и взрослым нет уважения и доверия в жизни, то это проявляется и в онлайне, и может стать причиной очень серьезных проблем.

В рамках проекта Гёте-Института в Москве  "The Earth Is Flat - Kак читать медиа" методист проекта, заведующая кафедрой теории и практики медиакоммуникаций Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ (РАНХиГС), кандидат филологических наук Ксения Лученко рассказывает, как использовать преимущества интернета и минимизировать риски преподавателям, ученикам и родителям. "The Earth Is Flat" - серия мастер-классов и публичных лекций для развития медиграмотности и критического мышления. Мероприятия проходят в 15 регионах России. 23 августа в рамках проекта во Владивостоке состоится публичная лекция Ксении Лученко "Преподаватель, ученик, родители: старые отношения в новой среде".

______________

Подписывайтесь на наши каналы о России, Германии и Европе в Twitter | Facebook | YoutubeTelegramWhatsApp

Смотрите также:

Смотреть видео 02:34

Почему нужно "кормить" троллей

Контекст

Ссылки в интернете

Аудио- и видеофайлы по теме

Реклама