Тимур Бекмамбетов: Люди хотят смотреть фильмы ″скринлайф″ | Культура и стиль жизни в Германии и Европе | DW | 25.02.2018
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Культура и стиль жизни

Тимур Бекмамбетов: Люди хотят смотреть фильмы "скринлайф"

Российский режиссер Тимур Бекмамбетов прилетел в Берлин второй раз за неделю, чтобы получить приз зрительских симпатий за фильм "Профиль". И успел поговорить с корреспондентом DW.

Тимур Бекмамбетов

Тимур Бекмамбетов

Фильм Тимура Бекмамбетова "Профиль", который критики успели окрестить десктоп-триллером, снят в новой технологии "скринлайф" - все действие происходит на мониторе компьютера. Зрители Берлинале по достоинству оценили необычную форму - по окончании картины на сеансах подолгу не смолкали аплодисменты. Свои голоса "Профилю" отдали большинство из 26 тысяч зрителей, выбиравших лучший фильм в программе "Панорама" - второй по значимости на Берлинале. Чтобы получить приз, Тимур Бекмамбетов второй раз за неделю прилетел в Берлин. В воскресенье, 25 февраля, перед началом церемонии он ответил на несколько вопросов DW.

DW: Как была написана эта история - составлена из кусочков, фрагментов?

Тимур Бекмамбетов: Нет, не из кусочков! Была же книжка. Гениальность этой истории в том, что она произошла с журналисткой Анной Эрель, и она написала книгу "Я была джихадисткой", которую издали в семнадцати странах. В этом ей посодействовали издания, для которых она работала, в общем, история разошлась. Может быть, это не Чехов, но мы имели дело с хорошо написанной историей. Журналистка написала про себя искренне, в подробностях, и процентов 60-70 диалогов взято просто из этой книги.

Кадр из фильма Профиль

Кадр из фильма "Профиль"

Кроме того, она мне показала несколько своих записанных скайп-бесед (с вербовщиком ИГ. - Ред.). Сидел же фотограф тайно где-то сбоку от нее и записывал видео с экрана. Это было важно, чтобы потом можно было допридумывать что-то, уже увидев настоящую вещь. Мы не буквально экранизировали то, что было в книге, но я подозреваю, что часть нашего фильма - то, что было на самом деле, но о чем она не написала. Потому что сама логика событий и отношений подсказывает, что должно было быть так. Но в книжке она этого не написала. А сценарий мы уже написали с Ольгой Хариной, кстати, тоже по скайпу, находясь в разных местах планеты.

- То есть и технология написания сценария - тоже "скринлайф"?

- И не только сценария. Мы весь кастинг делали по скайпу, я актеров видел только через компьютер. С одной стороны, я просто не мог там находиться в силу обстоятельств, с другой - можно было не поддаваться на соблазн личного общения, а видеть только то, что увидит зритель. И выбор натуры для съемок проходил по скайпу, потому что съемочная группа была в Лондоне, а я нет. И монтаж, собственно говоря, тоже был "скринлайф": я был в России, а монтажер в США. Ну, и съемки были по скайпу! Потому что одна группа была на Кипре, а я в Лондоне, и с актерами общался через интернет. Перефразируя Геттисбергскую речь Авраама Линкольна, можно сказать, что получился фильм про интернет, по воле интернета и ради интернета.

- Как студия "Базелевс" начала снимать фильмы в такой технологии, сколько их сделано и сколько будет сделано?

- Сначала был один фильм, который назывался "Убрать из друзей" (Unfriended, 2015). Но все началось еще раньше, когда я разговаривал по скайпу с Ольгой Хариной, с которой позже мы написали сценарий "Профиля". Во время разговора она расшерила со мной монитор своего компьютера, мы обсуждали дела, тогда еще не было никакого "скринлайфа". Но после того, как мы закончили обсуждение, она забыла отключить эту функцию, и я продолжал видеть ее экран, а она при этом звонила маме или покупала пиццу, не помню, что она делала, но я вдруг увидел, что такое жизнь человека изнутри. И понял: видеть монитор чьего-то компьютера - это узнать про человека все, быть внутри него.

Дальше мы написали сценарий, а потом я попросил своего партнера и товарища в Москве, режиссера Лео Габриадзе, поехать в США и снять этот фильм. Он оказался очень успешным, и вышел в прокат, собрал много денег. Я понял, что надо снимать такие фильмы - зрители хотят их смотреть. И мы запустили большую серию разных "скринлайф"-фильмов, сейчас их уже семь, дальше мы планируем больше. Например, мы делаем с Михаилом Зыгарем проект "19/68", где будет рассказываться про события 1968 года, но так, как будто это происходит сейчас. То есть тебе в Telegram, на Facebook будут приходить новости 68-го года, ты будешь получать рассказы о тех событиях в режиме реального времени.

- Что для вас значит приз зрительских симпатий Берлинале?

- Это имеет большое значение! Дело в том, что, по мнению многих критиков, то, что мы делаем - это временное явление. Что "скринлайф" - это просто такая фишка, которую мы используем. Они не понимают, что это просто паровоз приехал, и всем надо грузиться, иначе ты останешься на перроне, а поезд уйдет. Это очень важно, потому что мы получали призы зрительских симпатий на фестивале "Сандэнс", еще раньше - на фестивале в Монреале, и вот теперь - в Берлине. Пока критики не знают, что делать с этим форматом, с новым языком нашим, зритель хочет смотреть, для нас это самый главный аргумент: то, что люди хотят смотреть.

Смотрите также:

Смотреть видео 02:24
Now live
02:24 мин

Берлинале: кто представляет Россию в программе молодых талантов

Контекст

Аудио- и видеофайлы по теме

Реклама