Таджикистан: новые идеалы и тоска по экономической стабильности | 20 лет после СССР | DW | 24.05.2011
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages
Реклама

20 лет после СССР

Таджикистан: новые идеалы и тоска по экономической стабильности

Таджикистан - одно из самых "советских" государств на постсоветском пространстве. Многие таджики тоскуют по советскому прошлому. О причинах этой ностальгии - в материале, подготовленном к 20-летию распада СССР.

Памятник Владимиру Ленину в Калайхумбе

Памятник Владимиру Ленину в Калайхумбе

Джамшеду Мамаджанову 48 лет. В годы СССР он начал трудиться на "оборонке" - душанбинском заводе "Фонон". Те времена Мамаджанов вспоминает с ностальгией. Говорит, что при зарплате в 120 рублей мог безбедно жить до получки: "Тогда цены были сравнительно приближены к доходам, - считает он. - Сейчас можно свободно купить все, что пожелаешь. А вот цены - заоблачные".

Джамшед Мамаджанов

Джамшед Мамаджанов

До 1991-го его предприятие работало в три смены. Но после распада СССР производство было свернуто. "В Таджикистане сейчас стоят более 100 заводов. Где-то отсутствуют заказы, где-то нет сырья, но чаще они простаивают из-за дефицита электроэнергии и газа", - поясняет Джамшед. Уже 10 лет он работает в международных организациях, а в летнее время подрабатывает гидом в турфирме. Его среднемесячный доход составляет около 700 сомони - около 130 евро. "Средств хватает только на питание. При этом мы экономим. О том, чтобы съездить отдохнуть, даже думать не приходится", - признается Мамаджанов.

Миграция кормит многих

20 лет назад Таджикистан был образцом многонациональной республики. Сюда приезжали жить и работать люди со всего СССР. Это были специалисты, которых Москва отправляла на стройки. Сегодня Таджикистан имеет почти моноэтнический облик. "После распада Союза с 1991 по 1995 годы Таджикистан покинули около 300 тысяч человек. Этот процесс продолжается. Некогда полумиллионная, русскоязычная община Таджикистана сократилась до чуть более 40 тысяч", - отмечает глава Альянса национальных меньшинств Виктор Ким.

Но республику покидают и таджики: в основном они отбывают в Россию. Кто-то уезжает навсегда, но чаще - на заработки. По разным оценкам, за рубежом в настоящее время проживает около одного миллиона таджикских гастарбайтеров. В прошлом году они перевели домой более 2 миллиардов долларов. Это почти 40 процентов ВВП республики.

"В среднем каждый мигрант кормит на родине трех человек. Миграция помогает выжить стране и снимает напряженность в обществе. Ведь выезжают те, кто не может найти работу", - отмечает главный редактор журнала "Мигрант" Рахмон Ульмасов. Во времена СССР деньги распределялись из центра, но получается, что до сих пор - через 20 лет после обретения независимости - Россия играет крайне важную роль в финансовой жизни страны.

А дома все же комфортнее

Джума Ильясов

Джума Ильясов c подарком от экс-мэра Москвы

А вот Джума Ильясов после 14 лет странствий по России вернулся домой. Опытный строитель сразу нашел себе работу: помогла высокая квалификация. В Москве Джума работал прорабом на стройках компании "Дон-Строй". В память об этом бывший мигрант носит часы - подарок бывшего мэра российской столицы Юрия Лужкова. "Я с собой из Москвы привез целую бригаду. В момент кризиса там заморозились стройки. Мои ребята умеют делать все, на объекте в случае чего заменят даже инженера", - рассказывает Ильясов.

Сейчас Джума со своими подопечными сооружает в Душанбе гигантское здание - крупнейший в столице бизнес-центр. "Если в Таджикистане начнутся большие стройки, уезжать никуда не придется. Здесь мой дом, семья, уже внуки пошли. А вот если работы не будет, что же делать - поеду! Меня и сейчас москвичи зовут вернуться", - отмечает Джума.

Кабы не было войны

Многие проблемы сегодняшнего Таджикистана являются следствием семилетней гражданской войны в стране, поясняют экономисты. Она началась сразу после обретения республикой независимости. Это была схватка между сторонниками светского и исламского режимов.

По расчетам экспертов, экономический ущерб от войны составил 7 млрд долларов. Но реальные показатели - куда выше. "Год войны приравнивают к трем годам мирной жизни. Если семь умножить на три, получится, что мы потеряли 20 лет экономического развития, - подчеркивает эксперт Центра стратегических исследований при президенте Таджикистана Фируз Саидов. - Сейчас мы лишь в аграрном секторе превзошли уровень 1991 года, но в других сферах еще предстоит работать".

Спираль энергокризиса

Стела с советским гербом в центре Душанбе

Стела с советским гербом в центре Душанбе

Прорыву в экономике мешает энергетический дефицит. В советские годы отсутствие света в Таджикистане было дикостью. Летом республика излишки своей электроэнергии поставляла соседям, а зимой они выручали Таджикистан. После парада суверенитетов эта схема перестала действовать.

"Ну как могут работать предприятия, если по полгода они получают электроэнергию лишь три-четыре часа в сутки?" - недоумевает директор Центра геополитических экспертиз Гузель Майтдинова. В Душанбе говорят, что спасти положение может только Рогунская ГЭС. Этот советский долгострой в 110 километрах от столицы начался еще в 1980-е годы. После распада СССР стройка остановилась. "У нас нет нефтяных и газовых месторождений как у Казахстана или Узбекистана. Но мы ведь тоже имеем право на тепло и свет в своих домах, право на будущее", - считает политолог Сухроб Шарипов.

Другие идеалы

Центральную площадь Душанбе, как и 20 лет назад, украшает стела с советским гербом, а в райцентрах все еще стоят памятники Владимиру Ленину. Но сегодня это лишь немые свидетели советского прошлого, лишенные всякого идейного смысла. Идеалы у людей за 20 лет кардинально изменились. "В Таджикистане налицо исламизация общества. В условиях бедности и отсутствия идей все больше людей обращаются к религии", - говорит политолог Рашид Гани Абдулло.

В ходе опроса, проведенного аналитическим центром "Шарк", в Таджикистане 35 процентов респондентов заявили, что безразличны к советскому прошлому. "Между сегодняшним днем и советским прошлым пролегает большая пропасть, перепрыгнуть которую не удастся никогда. Точка возврата назад давно уже пройдена", - отмечает доцент Славянского университета в Душанбе Рустам Бабаджанов.

Автор: Галим Фасхутдинов, Душанбе

Редактор: Глеб Гаврик

архив

Контекст

Реклама