Сергей Маркедонов: Косово, как и Абхазия и Южная Осетия - полупризнанные образования | Россия и россияне: взгляд из Европы | DW | 17.02.2009

Посетите новый сайт DW

Зайдите на бета-версию сайта dw.com. Мы еще не завершили работу. Ваше мнение поможет нам сделать новый сайт лучше.

  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages
Реклама

Россия

Сергей Маркедонов: Косово, как и Абхазия и Южная Осетия - полупризнанные образования

В интервью Deutsche Welle заведующий отделом проблем межнациональных отношений Института политического и военного анализа заявил, что в оценке межнациональных конфликтов больше эмоций, чем экспертного анализа.

Сергей Маркедонов

Сергей Маркедонов

По мнению российского эксперта Сергея Маркедонова, в ситуации с Косово, Южной Осетией и Абхазией много общего.

Deutsche Welle: В Женеве 17 февраля открылся очередной раунд консультаций по кавказскому урегулированию с участием представителей Абхазии, Южной Осетии, России, Грузии, США, Евросоюза, ООН и ОБСЕ. Стоит ли ждать от сторон конкретных договоренностей?

Сергей Маркедонов: На Женевских переговорах не будет конкретных договоренностей, и наивны те, кто эти результаты пытается ожидать. К сожалению, в анализе постсоветских конфликтов у нас преобладает какой-то профессиональный оптимизм. Хотя подобного рода конфликты быстро не решить. Посмотрите на Кипр, посмотрите на Ближний Восток.

Такие конфликты не решаются за один год, потому что они затрагивают самое основное - это идентичность и территорию. Вот одна группа считает, что это ее территория, а другая группа говорит: "нет, это наша территория". Где здесь компромисс? И верить, что эти конфликты будут за один-два года решены, что кто-то проявит волю или какой-то альтруизм, невиданный в истории международных отношений, абсурдно и непрофессионально.

Что касается Женевских переговоров, то они постепенно переходят в формат рутины. И если первое заседание было политизировано - "и мы вас видеть не хотим, и мы вас", то, начиная со второго, все переходит в разряд обсуждения второстепенных, текущих вопросов. Ждать, что какой-то раунд переговоров все решит, невозможно, потому что у сторон разные представления о том, что нужно решать. Для Абхазии и Южной Осетии это признание их гораздо большим количеством стран.

Для России нынешний, сложившийся после пятидневной войны статус-кво может быть даже вполне интересен. Потому, что если много государств будут признавать Абхазию и Южную Осетию, то Россия потеряет эксклюзивные права в этих регионах. А вот нынешняя немного замороженная ситуация вполне бы Россию устроила, потому, что она позволяет взять ситуацию под контроль и держать Абхазию и Южную Осетию в качестве буферов, если угодно. Для Грузии ситуация полностью неприемлемая. Грузия хотела бы, чтобы Россия отказалась от признания. Но какой президент России - не важно, с какой фамилией - пойдет на такое решение?

- Россия заявляет о том, что на территории Южной Осетии и Абхазии разместит свои военные базы. Насколько это целесообразный шаг?

- Я думаю, что с военной точки зрения, это не целесообразно. Что с Краснодарского края или из Ростовской области современные самолеты не смогут быстро долететь в случае чего? Это вопрос не военной целесообразности, это вопрос символический, так сказать, пометить эти территории в качестве своих. Плюс вопрос еще отчасти политико-правовой. До августа 2008 года Россия была миротворцем в Абхазии и Южной Осетии, и этот статус еще многими признавался. Сейчас, после августа 2008 года, Россия из миротворца превратилась в военного гаранта абхазской и югоосетинской квазинезависимости.

- Со дня объявления независимости Косово исполняется ровно год. Независимость Косово де-факто состоялась. Можно ли сравнивать косовский прецедент с Южной Осетией и Абхазией?

- К сожалению, большая часть разговоров о подобных конфликтах и с нашей стороны, и с американской носит пропагандистский характер. Цена вопроса изменения конфликта это этническое изменение ситуации, иногда прямые этнические чистки.

Что касается Косово, то формально можно говорить о том, что косовский конфликт решен. Но если говорить о психологическом ощущении, то, наверное, поспешно будет объявлять такое решение конфликта законным.

К тому же Косово - это ведь тоже полупризнанное образование, такое же, как Абхазия и Южная Осетия. Вы скажете, что есть разница, что Косово признали 54 страны, а Абхазию и Южную Осетию одна Россия плюс Никарагуа. Но главное, что Косово не признает ООН, и я думаю, что здесь шансов нет. Так как это должно идти через Совет Безопасности ООН, а два постоянных члена Совбеза - Китай и Россия - против. Россия теоретически может признать Косово, а Китай? У Китая есть Тайвань, у Китая есть Тибет и есть Синьцзянь. То есть Китай не будет этого делать. И рычагов влияния на Китай у Запада нет. Поэтому Косово так и не станет полностью признанным образованием.

А потом, извините, Европейский Союз не признал полностью Косово, потому что есть пять стран: Греция, Кипр, Испания, Румыния и Словакия, которые не признают Косово. Даже в Евросоюзе нет единства. Поэтому давайте и косовское признание не переоценивать.

Но у Косово есть хороший патрон в виде США, с которым не принято спорить в нынешнем мире. У Абхазии и Южной Осетии такого патрона нет. Точнее, есть, но он менее влиятельный. Вот и вся разница, фактически.

А так один и тот же процесс - имперский распад и формирование национальных государств. И в случае с Косово это не распад Югославии на самом деле, этот процесс идет от распада Оттоманской Порты. Кстати, мы почему-то забываем, что до сих пор и распад Австро-Венгрии и распад Оттоманской Порты до конца не завершен.

Кстати, и распад Советского Союза не до конца завершен. То, что произошло в 1991 году, это начало, а не конец процесса. Процесс распада, так сказать, тканей бывшей советской империи не завершен до сих пор. Вот поэтому мне кажется, эти конфликты и их последствия желательно анализировать в экспертных кругах. Пока же, к сожалению, у нас преобладает не экспертная оценка, а эмоциональная.

Беседовал Владимир Сергеев

Контекст

Также по теме