Священник в защиту Устинова и других: ″Церковь - это мы все″ | Россия и россияне: взгляд из Европы | DW | 19.09.2019
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages
Реклама

Россия

Священник в защиту Устинова и других: "Церковь - это мы все"

О письме в защиту Павла Устинова и других фигурантов "московского дела" интервью DW со священником Русской православной церкви, протоиереем Андреем Кордочкиным.

В защиту актера Павла Устинова и прочих фигурантов "московского дела" выступает с каждым днем все больше известных лиц. Поддержка Устинову по своей силе напоминает волну солидарности, которая помогла освободить от необоснованного преследования журналиста Ивана Голунова. К пересмотру судебных решений призвала и группа священников Русской православной церкви (РПЦ). Обращение, похоже, беспрецедентное. DW поговорила с одним из тех, кто подписал письмо, - протоиереем Андреем Кордочкиным, ключарем кафедрального собора святой Марии Магдалины в Мадриде.

DW: Говорят, что автором открытого письма в защиту тех, кого преследуют в рамках "московского дела", являетесь именно вы. Это верно?

Протоиерей Андрей Кордочкин: Нет, это не совсем так. Письмо было составлено группой духовенства. И я думаю, что в конечном итоге, какие части письма кем были предложены - это не так важно. Важно то, что любой человек, который поставил подпись под этим письмом, любой священник в полной мере несет ответственность за его содержание.

Протоиерей Андрей Кордочкин

Протоиерей Андрей Кордочкин: "Судебная власть, над которой смеются, уже не может быть сильной"

- Что подтолкнуло вас подписать такое письмо сейчас?

- Я думаю, что, с одной стороны, те события, которые происходили и продолжают происходить в Москве, а с другой - мне кажется, что многие из нас, тех священников, которые подписали письмо, ждут какого-то слова от церкви. Не той, что встает на сторону той или иной политической силы, а слова церкви, которая встает на сторону слабого, на сторону того, кто не может себя защитить. И мне кажется, что множество представителей духовенства почувствовали, что этот момент пришел.

- Вы рассматриваете это письмо как сигнал в адрес РПЦ?

- Нет, ведь письмо не обращено к Русской православной церкви. Письмо обращено к обществу, в том числе и к тем людям, которые работают в судах, и к тем людям, которые работают в силовых структурах. Это письмо - напоминание всем им об ответственности, которую они несут перед Богом и перед людьми.

- Возможно, вы, находясь в Мадриде, непосредственно меньше связаны с РПЦ. Но едва ли от вас ускользнула резкая реакция церкви на ваше письмо. Представитель РПЦ назвал его, я цитирую, "политической декларацией" и упрекнул вас в том, что вы вмешиваетесь в политику. Как вы могли бы это прокомментировать?

- Я считаю, что это не политическая декларация, потому что те священники, которые подписали письмо, не встают на сторону той или иной политической силы или того или иного политического лидера. Более того, если мы поддерживаем человека в чем-то, если мы защищаем его жизнь, его права и свободы, то это совершенно не означает, что мы солидарны с его убеждениями. Поэтому я думаю, что восприятие этого письма как политического акта - оно в корне неправильное.

Но, мне кажется, что мы живем в какую-то очень странную и, я бы сказал, лукавую эпоху. Сейчас ты можешь сказать какую-то самую простую, самую очевидную вещь, но тебя будут обвинять во вмешательстве в политику. Ты скажешь, что не надо воровать - тебе скажут, что, наверное, ты либерал. Ты скажешь: "Не надо жульничать на выборах" - тебе скажут, что, наверное, ты за того или другого политического лидера. То, что мы написали, если внимательно прочитать письмо, это достаточно простые, достаточно банальные вещи.

- Вы удивлены негативной реакцией со стороны церкви?

- Я думаю, что нужно понимать, что церковь - это мы все: иерархи, священники, миряне, и у каждого из нас есть свой голос и свое видение ситуации. Читать это письмо как вызов власти или борьбу с властью - это неправильно. Как ни странно, многие священники мне говорили о том, что видят в этом письме скорее консервативный, чем либеральный посыл. Мы скорее хотим сильной и эффективной власти.

Контекст

Но сильная власть - это та власть, которую уважают. Власть судебная, над которой откровенно смеются, уже не может быть сильной. Поэтому мы как раз выступаем за ту власть, которую уважают. Но вопрос в том, как те люди, которые этой властью облечены, себя ведут и вызывает ли их поведение уважение.

- Ваше письмо это разовая акция?

- Сейчас произошел тот момент, когда письмо подписано священниками, и многие продолжают под ним подписываться. О том, что будет происходить в будущем, я не стал бы говорить.

- Шансы на пересмотр дела Павла Устинова повысились после волны обращений в его защиту. Считается, что ему еще повезло: ему помогает цеховая солидарность коллег-актеров - так же, как помогла выручить журналиста Ивана Голунова поддержка коллег-журналистов. Но многим другим помочь оказалось некому. Каким мог бы стать ответ церкви на этот вызов - чтобы постараться помочь не только избранным?

- Если вы хотите знать лично мое мнение, то я думаю, что нужна судебная реформа. Такая, которая позволит судебной власти быть чем-то иным, кроме как продолжением власти исполнительной, и позволит судьям принимать такие решения, которые, как мы пишем в письме, смогли бы оградить гражданина от произвола исполнительной власти или силовых структур.

Я не в достаточной мере считаю себя в этой области компетентным, чтобы предложить план этой реформы. Но то, что какие-то изменения нужны, это для меня совершенно очевидно.

______________

Подписывайтесь на наши каналы о России, Германии и Европе в Twitter | Facebook | YouTube | Telegram

Смотрите также:

Смотреть видео 12:27

От этого суда в шоке даже Галкин со Шнуровым: флешмоб в поддержку Устинова. DW Новости

Контекст

Аудио- и видеофайлы по теме

Реклама