Представитель Фонда имени Бёлля о культуре компроматов по-грузински | Европа и европейцы: новости и аналитика | DW | 26.07.2013
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Европа

Представитель Фонда имени Бёлля о культуре компроматов по-грузински

Вопрос с архивом компроматов МВД, собранным прежними властями Грузии, еще не решен. В интервью DW Нино Лежава поделилась своими опасениями по поводу "культуры компроматов" в Грузии.

Дискуссия о необходимости уничтожения компрометирующих материалов, хранящихся в архивах МВД Грузии, не стихает уже который месяц. Речь идет о более 24 тысячах видео- и аудиофайлов, являющихся компроматом на политиков, журналистов, священников, общественных деятелей с целью оказания на них давления, а также о кадрах, демонстрирующих пытки задержанных и заключенных, и применение к ним насилия со стороны представителей правоохранительных органов для того, чтобы получить нужные свидетельские показания.

В начале мая 2013 года первый замминистра внутренних дел Грузии Гела Хведелидзе выложил в интернет данные из этого архива, касающиеся журналиста Гии Паресашвили. Это послужило поводом для дискуссии, в том числе и о "культуре компроматов", а также об использовании таких сведений в политических целях. В частности, кадры о пытках в тюрьмах многие называют одной из причин поражения на парламентских выборах 2012 года партии Саакашвили "Единое национальное движение" (ЕНД).

В июне МВД Грузии организовало несколько закрытых показов компромата из архива для журналистов, представителей дипкорпуса и гражданского сектора. Этот архив был создан МВД в годы правления Саакашвили и его сторонников. Своими размышлениями о скандале вокруг компромата в Грузии поделилась с DW директор Южнокавказского бюро немецкого Фонда имени Генриха Бёлля Нино Лежава.

DW: Вы сами видели эти кадры из архива?

Нино Лежава: Нет, и принципиально не собираюсь их смотреть. Решение грузинского правительства частично обнародовать кадры о пытках уже вызвало критику со стороны неправительственного сектора. В частности, НПО "Ассоциация молодых юристов Грузии" (АМЮГ), "Международная прозрачность - Грузия" и "Международное общество за справедливые выборы и демократию", приглашенные на закрытый просмотр, заявили, что не готовы смотреть эти кадры. Эти организации посчитали, что таким образом они оскорбят чувства жертв насилия, показанного на видео.

Нино Лежава

Нино Лежава

Понятие "пытка" не ограничивается лишь одноразовым нанесением физической или душевной травмы. Это длительный процесс, когда даже упоминание о самом акте насилия становится своеобразным продолжением пытки. С гуманистической точки зрения, показ такого количества кадров не является целесообразным, каким бы большим ни был общественный интерес к архиву. Встает вопрос журналистской этики и личной ответственности людей, присутствующих на показах. Ведь существовала опасность того, что кто-то из них мог вынести какую-либо информацию на всеобщее обозрение.

- Чем вызвано желание МВД продемонстрировать компрометирующие кадры представителям СМИ, дипкорпуса и НПО?

- Предполагаю, что эти кадры для нынешних властей (на парламентских выборах 2012 года победила партия "Грузинская мечта", а ее лидер Бидзина Иванишвили возглавил правительство страны. - Ред.) - политический аргумент, подтверждающий, насколько неправовой была предыдущая система управления страной. Команда Иванишвили должна доказать западным партнерам, что Грузия идет демократическим путем, а также объяснить, почему в стране ведется следствие в отношении представителей бывших властей (например, экс-премьера Вано Мерабишвили, экс-министра обороны и внутренних дел Бачо Ахалая и др. - Ред.). Правящая "Грузинская мечта" пытается аргументировать свои действия и перед грузинским народом, и перед международным обществом.

Эффект после показа этих кадров был достигнут сразу, некоторые послы выразили тревогу и возмущение по поводу увиденного. Информация о том, что в тюрьмах и в структурах правоохранительных органов показания свидетелей добивались неправовыми методами, существовала и до этого. Но их масштабы и то, насколько унижающими достоинство человека были эти методы, вызвали у всех шок.

- Поддерживаете ли вы мнение о том, что эти записи должны быть уничтожены?

- Да. При МВД Грузии создана специальная комиссия из представителей гражданского сектора, которая как раз работает над этим вопросом и должна стать гарантом того, что компромат будет уничтожен. Кроме того, на днях советник ЕС при правительстве Грузии по правам человека и правовым вопросам Томас Хаммарберг (Thomas Hammarberg) в своем заключении отметил необходимость уничтожения архива с записями о личной жизни граждан. Надеюсь, скоро вопрос решится, в противном случае этот процесс уже становится поводом для отдельных инсинуаций, противостояния в обществе и шантажа. Есть еще одна сложность: большинство кадров является уликами в проводимых сейчас и в будущих расследованиях.

- Насколько приемлема данная "культура компроматов" с точки зрения западного общества?

контекст

- Подобная культура неприемлема ни для какого общества. Однако грузинское общество пока еще постсоветское, в котором жива историческая память о методах шантажа, насилия, о репрессиях и слежке со стороны государства за своими гражданами. И не только в Грузии, но и в других бывших советских республиках. У Германии похожий опыт - сначала нацисткой Германии, затем ГДР. Именно исходя из этого опыта в Германии очень щепетильно относятся к защите частной сферы.

- Насколько скандал вокруг архивов компромата МВД вредит становлению грузинской демократии?

- Пока еще сложно ответить на этот вопрос. Повредит, если правительство не справится с данным вызовом и вовремя не завершит процесс выявления и уничтожения компрометирующих сведений. В будущем нас ждут президентские выборы, и очень важно, чтобы во время предвыборной кампании вдруг не появились записи из этого архива, бросающие тень на того или иного кандидата.