Портрет: Хаймито фон Додерер | История | DW | 09.02.2004
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages
Реклама

История

Портрет: Хаймито фон Додерер

«Когда я себя спрашиваю, чего, собственно, я бы действительно хотел, то мог бы сказать – много денег, чтобы погибнуть в результате чрезмерных сексуальных похождений и бессмысленных попоек, завершающихся драками. Но вместо этого, я избрал гораздо более рискованную авантюру добродетели».

Эту запись Хаймито фон Додерер сделал в своём дневнике в 1951 году. Заявить о себе такое публично он в то время ни за что не решился бы, ведь после успеха романа «Лестница Штрудльхоф» фон Додереру необходимо было поддерживать свою репутацию трудолюбивого автора, знающего рецепт счастья.

Хаймито фон Додерер родился в 1896 году в Гадерсдорфе неподалёку от Вены в зажиточной бюргерской семье. По окончании государственной гимназии в Вене в 1914 году фон Додерер поступает на юридический факультет Венского университета. Однако уже на следующий год (Первая мировая война в Европе в разгаре) он уходит добровольцем в армию. Фон Додерера отправляют в Галицию, где он в 1916 году оказывается в российском плену. Более 4 лет фон Додерер провёл в качестве военнопленного в Сибири.

Позже фон Додерер говорил, что решение стать писателем у него зародилось именно в Сибири, а точнее, 12 июля 1916 года, в день, когда он был взят в плен. Такое точное указание может, на первый взгляд, показаться стилизацией, в действительности же это судьбоносное событие в его жизни имело для фон Додерера огромное значение. В Сибири он пишет в манере Артура Шнитцлера новеллу «Катарина», в которой передаёт атмосферу, царившую в Вене на рубеже веков. Впрочем, влияние литературы конца века на фон Додерера было небольшим.

По возвращении из плена в 1920 году фон Додерер приступает к изучению психологии и истории в Венском университете. К учёбе он относился очень серьёзно, однако, судя по дневниковым записям, науку фон Додерер рассматривал как вспомогательное средство в писательской деятельности. В 1925 году фон Додерер защищает докторскую диссертацию, но о карьере историка ему нечего было и думать, поскольку научно-исследовательский институт истории Австрии при Венском университете ему пришлось покинуть со скандалом.

С 1926 по 1931 год фон Додерер живёт очень скромно, работая журналистом в нескольких венских газетах. Однако прирождённым журналистом фон Додерер не был. К печати он испытывал глубокое отвращение, чем напоминал другого знаменитого венца – Карла Крауса. Позже в своём романе «Бесы» фон Додерер безжалостно обличал методы работы газетчиков, злоупотреблявших языком и унижавших искусство:

«Здесь ничто не является необходимым. Обойтись можно без всего, будь то даже ода Пиндара. Зато необходимость была в некой общей смеси всего возможного».

По мнению фон Додерера, журнализм представляет собой наибольшую опасность для писателя. Однако в те времена жить за счёт художественной литературы было невозможно. О произведениях фон Додерера (сборнике стихов «Переулки и пейзаж», экспрессионистской повести «Брешь», выдержанных в строгой музыкальной форме «Дивертисментах») критики отзывались с похвалой, но распродавались они плохо.

В 1930 году фон Додерер публикует роман «Тайна империи», посвящённый Гражданской войне в России. В книге автор обобщает свой сибирский опыт. Очень динамичное действие романа с весьма неожиданной концовкой разворачивается на фоне искусно описанных сибирских пейзажей.

С современной литературой фон Додерер старался иметь как можно меньше дела. И это при том, что он был усердным читателем. Он основательно проштудировал Канта, Шопенгауэра и Вейнингера. Он был почитателем Рильке и Достоевского. Он был хорошо знаком с теориями Фрейда. Однако решающее значение для него имело личное знакомство с художником и писателем Альбертом Гютерсло. Они познакомились, когда фон Додерер по заказу одного издательства начал писать о Гютерсло монографию. Книга Гютерсло «Признание современного художника» произвела на него такой эффект, который он впоследствии называл «просветлением». Гютерсло, которого фон Додерер почти всю жизнь почитал своим учителем, научил его понимать творческую, в случае фон Додерера – писательскую, деятельность как богослужение, а не как средство добиться благосклонности публики.

Фон Додерер не хотел участвовать в литературной суете, он не желал присоединяться к каким-либо группировкам, представлявшим то или иное мировоззрение. Он стремился найти своё место в литературе исключительно силой своего творчества, причём не среди тех талантов, которые на все лады расхваливала печать. И Гютерсло, бывший истинным аристократом духа, указал ему, как это сделать.

Фон Додерер очень переживал, что его книги были не слишком читаемы. А тут ещё разразилась и семейная драма. В 1930 году фон Додерер женится на еврейке Густи Хастерлик, дочери зубного врача, с которой он поддерживал сложные любовные отношения с 1921 года. Совместная жизнь, однако, длилась недолго. В 1932 году они расстаются, что стало глубокой психической травмой для фон Додерера. Создаётся впечатление, что фон Додерер начинает утрачивать чувство реальности. Видимо, этим и объясняется тот факт, что в 1933 году он вступает в НСДАП. Очевидно, он надеялся, что политика нацистов в области культуры создаст ему более благоприятные условия для работы. Однако здесь его постигло разочарование. Переселившись в Дахау, он без проблем был принят в союз писателей, но шансы на публикацию своих произведений у него от этого не улучшились.

«Человеку минуло 40 лет, а это, можно сказать, таинственный возраст, особенно если человек так ещё и не сумел нигде осесть. Обрести спокойный приют. 40 лет минуло человеку, который редко в каком месте задерживался надолго и потому едва ли нажил себе друзей... Человек, сам с собой наедине, и он несёт в себе необъятный мир.»

Так фон Додерер описал своего героя в романе «Последнее приключение». Всё это прекрасно подходит и к самому автору, которому только что исполнилось 40 лет и который в Дахау всё больше чувствовал себя в изоляции.

В 1938 году фон Додерер публикует свой «детективный» роман «Убийство, которое совершает каждый». Герой книги Конрад Кастилетц обнаруживает, что из-за своего необдуманного участия в одном злом розыгрыше на его совести оказывается гибель как раз той женщины, которая обладала для него загадочной притягательной силой. Весь роман построен, наподобие Эдиповой трагедии Софокла, вокруг постепенного процесса осознания героем того факта, что он является преступником. Читатель прослеживает развитие героя с рождения до смерти, что дало одному критику повод назвать роман «монографическим».

То же самое можно сказать и об опубликованной в 1940 году книге «Окольный путь». Роман выстроен по принципу контрапункта. Действие разворачивается в Вене эпохи барокко. Автор описывает трагическую судьбу двух молодых людей, которым не удаётся избежать рока. В ранних произведениях фон Додерера тема судьбы играла большую роль, и искусность автора заключалась именно в умении так увязать отдельные события, что очевидным становился, если можно так выразиться, механизм рока. Однако неизбежность судьбы, согласно фон Додереру, вовсе не означает подчинение року. Главное, считает фон Додерер, необходимо понять не поддающуюся просчёту тесную взаимосвязь удач и промахов.

Своим литературным трудом фон Додерер не стал полезным нацистам. Ему оставались чуждыми как «почвенная» литература, так и исторический роман, воспевающий вневременного трагического героя. Тем не менее, фон Додерер уделял большое внимание колориту и историчности фона, на котором разворачивалось действие его романов. Однако даже в таком военном романе, как «Тайна империи», автор, с необыкновенной точностью описывающий ужасы, никогда эти ужасы «не смакует».

Фон Додерер оказался неспособным к хвалебной гимнографии, которая была обычной в нацистской Германии. Постепенно в отношениях фон Додерера с нацистами наступило охлаждение, а то, что подтолкнуло его к вступлению в НСДАП, стало утрачивать своё значение. Впрочем, говорить о сознательном решении фон Додерера отмежеваться от нацистов, как это впоследствии публично заявлял автор, нельзя. Парадоксальным образом, аполитичность фон Додерера и особенно ошибочность его оценок политики нацистов не позволили писателю усвоить это мировоззрение настолько, чтобы это могло причинить непоправимый ущерб его творчеству. Благоприятным оказалось, очевидно, и то обстоятельство, что нацистская партия тоже не очень знала, как можно использовать фон Додерера. То, что выглядит, как сознательный отход фон Додерера от нацизма, было, скорее, всего стечением целого ряда личных обстоятельств, результатом общего разочарования, а также некоторых счастливых случайностей. Критическое отношение к нацистскому режиму у фон Додерера вырабатывалось очень медленно, и пришёл он к этому «окольными путями».

С началом Второй мировой войны фон Додерер был призван в армию. Он служил в ВВС, сначала во Франции, затем в России, Вене и Норвегии. В 1945 году фон Додерер был интернирован в Норвегии, а в 1946 году он возвращается в Австрию. Дома в своих дневниках, опубликованных много позже, фон Додерер пытается проанализировать своё «сомнительное» поведение в 20-е и 30-е годы. Этот анализ собственного прошлого даёт ему богатый материал для романов.

В 1951 году к фон Додереру приходит, наконец, успех после публикации романа «Лестница Штрудльхоф». Сюжет этого объёмистого романа выглядит довольно просто: некая Мэри К. попадает под трамвай, теряет ногу, но чудесным образом её спасает сохранивший присутствие духа майор Мельцер, за которого Мэри К. 15 лет назад отказалась выйти замуж и которого она с тех пор не видела. Роман пестрит мелкими скандалами и незначительными эпизодами. Однако главное в этой книге – не сюжет. Автор строго придерживается принципа, который он в своё время сформулировал так:

«Произведение повествовательного искусства имеет тем большее значение, чем меньше можно составить себе о нём представление по его содержанию».

История становления Мельцера как человека – тема, достойная для романа, тем не менее, по своему жанру это не роман становления, поскольку Мельцер, в общем-то, не является главным героем книги. Лёгкое замешательство у читателя вызывает и временная структура романа, но это входило в намерения автора: бытовая линия романа, по замыслу фон Додерера, должна доминировать над переломными событиями истории. В итоге, такие крупные катаклизмы истории, как Первая мировая война или падение монархии в Австрии, оказываются отодвинутыми на задний план.

В 1958 году фон Додерер публикует свой написанный ещё в 1951 году «Дивертисмент» «Иерихонские трубы». Сам автор неоднократно говорил, что считает это произведение своей лучшей книгой. Повествование ведётся от первого лица. Рассказчик, уверенный в своём моральном превосходстве, оказывается в весьма сомнительном обществе и практически без возражений соглашается участвовать в тёмной затее: дикие трубные звуки должны вынудить некую пожилую даму, видимо, еврейку, оставить свою квартиру. Всё это оказывается шуткой, рассчитанной не на пожилую даму, а на самого рассказчика, испытывавшего, правда, угрызения совести, но, тем не менее, участвовавшего в игре. Позже он узнаёт, что всем, кроме него, было известно, что дамы вообще не было дома, и в дураках, таким образом, остаётся рассказчик. Собственно, в виде этой притчи фон Додерер описывает своё поведение в 30-е годы. Параллели здесь налицо. Этот изложенный очень динамично «Дивертисмент» - не попытка найти извинение своему поведению; это закамуфлированный суд: неосознанное поведение фон Додерер представляет читателю огромной глупостью. Как заметил однажды фон Додерер,

«Если сказать честно, то всё моё творчество – это не стихи и проза, а преодоление моей собственной глупости».

В 1956 году фон Додерер публикует своё главное произведение, роман «Бесы», над которым он работал практически всю жизнь. Главный герой книги, писатель Кайетан фон Шлаггенберг, является своего рода «альтер эго» самого фон Додерера. Фон Шлаггенберг как писатель популярностью не пользуется, брак оказывается неудачным. В итоге, он развивает в себе некую страсть (точнее, одержимость) к «толстым дамам». Интересно, что вокруг своей мании фон Шлаггенберг выстраивает доктрину, весьма напоминающую идеологии тоталитарных систем. Увесистый роман объёмом почти в полторы тысячи страниц был встречен критикой и читающей публикой одобрительно. Особо отмечались сбалансированность и объективность повествования, что полностью отвечало политике консенсуса, проводимой тогда коалиционным правительством Австрии. Впрочем, после смерти писателя критики заговорили о консервативной позиции фон Додерера, которую они называли «идеологией отсутствия идеологии».

После публикации «Бесов» в жизни фон Додерера наступил затяжной творческий кризис. Вероятно, это объясняется тем, что из-за успеха романа автор чувствовал себя обязанным написать что-то, такое же значительное, как «Бесы».

В последние годы жизни фон Додерера в свет выходят его книги «Меровинги», «Слуньские водопады» и «Под чёрными звёздами», а посмертно (фон Додерер умер в 1966 году) был опубликован его роман «Пограничный лес».

Интересно отметить отвращение фон Додерера к автобиографии. Очевидно это объясняется тем, что многое в его собственной жизни ему было не слишком симпатично. Чуждой была ему и поза этакого раскаивающегося грешника. Фон Додерер считал, что

«откровенно автобиографические элементы в романе – это такая убогость. Так дураки-эгоцентрики пытаются стилизовать себя под художников».

На вопрос же, что такое писатель, фон Додерер ответил:

«Ничто, совершенное ничто, и не нужно искать что-либо скрывающееся за ним. Это господин неопределённого возраста, которого время от времени можно встретить на лестничной клетке».

Венделин Шмидт-Денглер