Немецкий историк о речи российского школьника в бундестаге | Россия и россияне: взгляд из Европы | DW | 22.11.2017

Посетите новый сайт DW

Зайдите на бета-версию сайта dw.com. Мы еще не завершили работу. Ваше мнение поможет нам сделать новый сайт лучше.

  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages
Реклама

Россия

Немецкий историк о речи российского школьника в бундестаге

Сотрудник Германского исторического института в Москве Маттиас Уль рассказал в интервью DW, как в ФРГ относятся к погибшим солдатам вермахта и оценил речь Николая Десятниченко в бундестаге.

Вход в зал пленарных заседаний бундестага

Вход в зал пленарных заседаний бундестага

Речь новоуренгойского гимназиста Николая Десятниченко в бундестаге обернулась для него продолжающейся травлей в Рунете. Выступая в парламенте Германии, 19 ноября, в Народный день скорби, отмечаемый в память о погибших в войнах и жертвах тоталитарных режимов, школьник заявил, что его тронула история одного из солдат вермахта, воевавшего в Сталинграде и погибшего в советском лагере для военнопленных.

Николай Десятниченко (справа) произносит речь в германском бундестаге

Николай Десятниченко (справа) произносит речь в германском бундестаге

Биографии жертв Второй мировой войны российские и немецкие школьники изучали совместно, в рамках культурного обмена между городами-побратимами Новым Уренгоем и Касселем. Десятниченко также рассказал о том, как посетил захоронение немецких солдат под Копейском, где увидел "могилы невинно погибших людей, среди которых многие хотели жить мирно и не желали воевать".

За эти слова на него пожаловались в Генпрокуратуру и ФСБ, заподозрив в этом признаки оправдания нацизма. Одним из подавших жалобу стал депутат Госдумы от ЛДПР Борис Чернышов. В то же время речь ученика гимназии, которая предположительно была сокращена, подытоживалась словами: "Я искренне надеюсь, что на всей Земле восторжествует здравый смысл, и мир больше никогда не увидит войн".

DW поговорила с научным сотрудником Германского исторического института (DHI) в Москве Маттиасом Улем (Matthias Uhl) о том, как в Германии воспринимают солдат вермахта и насколько справедлива реакция российского общества на слова школьника.

DW: Как в немецкой традиции принято относиться к солдатам вермахта? Можно ли их назвать "невинно погибшими"?

Маттиас Уль: Думаю, с момента выставки о вермахте в конце 1990-х годов (передвижная выставка о преступлениях германской армии во времена национал-социализма, работавшая в городах ФРГ и Австрии в 1995-1999 и 2001-2004 годах. - Ред.) солдаты вермахта не могут быть оправданы. Они были частью преступной захватнической войны на уничтожение, и даже если отдельные лица юридически не провинились, они все же были частью той преступной войны.

- Когда вы слышите эту речь, вам режет слух высказывание Десятниченко о немецких солдатах?

Контекст

- Это, действительно, может резать слух. Думаю, любой немецкий историк споткнулся бы об эту формулировку, которая как минимум небесспорна. Но нельзя забывать, что этот 16-летний мальчик - не историк, можно сказать, он так проникся судьбой человека, которую изучал, что, видимо, не смог дистанцироваться и взглянуть на общий контекст войны. Так и возникла эта неудачная формулировка.

- Вы видите в речи Николая Десятниченко оправдание нацизма, в чем его заподозрили некоторые россияне?

- Мне кажется, эта речь вызвала в России чрезмерную реакцию. Само по себе это лишь высказывание 16-летнего мальчика, который слишком близко воспринял объект изучения. И ответственность за это несет не школьник, который интересуется историей, а люди, которые курировали этот проект. Им не хватило умения включить события в более широкий контекст.

- Вы удивлены такой острой реакцией в России на слова школьника в бундестаге? И как это можно объяснить?

- Да, я был удивлен. Реакция отчасти объяснима, учитывая, что в России миллионы людей погибли в той войне, а вермахт уничтожил тысячи местных деревень. Но что необъяснимо - это то, что мальчику сразу стали грозить Генпрокуратурой и ФСБ. Здесь следовало бы пригласить ученика в институт российской истории или военной истории и показать ему там другие документы, чтобы он увидел полную картину событий. Но то, что в этой ситуации, так сказать, сразу начали грозить палкой, показывает, что (общество. - Ред.) не очень понимает, как поступать в подобных случаях.

Смотрите также:

Смотреть видео 02:33

75 лет спустя: 22 июня 1941 года в сознании немцев (21.06.2016)