Немецкая покровительница дадаистов | История | DW | 01.06.2012
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

История

Немецкая покровительница дадаистов

Погибшую в нацистском концлагере Луизу Штраус до сих пор упоминали лишь в связи с ее мужем - знаменитым художником-сюрреалистом Максом Эрнстом. Сейчас на нее взглянули иначе.

Луиза Штраус в кругу друзей- дадаистов. Слева направо: Эмиль Нольде и Макс Эрнст, брат Луизы Рихард Штраус и швейцарский дадаист Йоханнес Теодор Бааргельд (1919).

Луиза Штраус в кругу друзей- дадаистов

Суперзвездой авангардного искусства двадцатого века Макс Эрнст (Max Ernst), вероятно, стал бы и без участия своей первой жены Луизы Штраус (Luise Straus). Тем не менее, многие двери распахнулись в свое время перед еще не определившимся молодым художником только благодаря этой необычной, очень образованной, эмансипированной и успешной женщине.

Луиза Штраус в 1912 году

Луиза Штраус в 1912 году

Когда они поженились, Макс Эрнст был никому не известным провинциалом из Брюля, маленького пригорода Кельна, - подчеркивает профессор Юрген Вильгельм (Jürgen Wilhelm), один из издателей только что вышедшей книги "Женский взгляд на себя со стороны", в которой собраны репортажи, очерки и рассказы, написанные Луизой Штраус с 1933 по 1941 годы.

Макс Эрнст, по мнению издателя, был в выигрыше от того, что в мире искусства Кельна его жена была своим человеком. В ее просторной квартире регулярно собирались художники-дадаисты. Ради этих встреч с единомышленниками знаменитый Ханс Арп (Hans Arp) даже переселился из Цюриха в Кельн, а поэт Тристан Тцара специально приезжал из Парижа.

Доктор наук и лейтенант-художник

Дадаизм с его провокационными выступлениями возник после Первой мировой войны как форма протеста против господствующей эстетики, признанных канонов и стандартов в искусстве. Макс и Луиза быстро стали гламурной парой так называемого рейнского дадаизма. "Удобное расположение нашей квартиры способствовало тому, что мы стали душой общества молодых художников, строивших за бесконечными чаепитиями планы построения нового мира", - рассказывает в своих мемуарных очерках Луиза Штраус-Эрнст. Но вряд ли дело было только в квартире. Скромность не позволяла Луизе писать о себе как о покровительнице искусств.

Лу, как называли Луизу близкие, была достаточно редкой для своего времени женщиной - очень эмансипированной, хорошо образованной, уверенной в себе. Она родилась в 1893 году в Кельне в состоятельной еврейской семье. Ее отец Якоб Штраус был владельцем шляпной фабрики. Одаренная девушка изучала историю искусства в Боннском университете. В 1917 году она защитила диссертацию и получила место научного сотрудника в музее Вальрафа-Рихарца в Кельне, некоторое время даже руководила музеем.

Вместе с бывшим сокурсником Максом Эрнстом Луиза еще в университете участвовала в различных выставках. А за месяц до окончания Первой мировой войны лейтенант артиллерии Макс Эрнст и доктор философских наук Луиза Штраус, несмотря на отчаянное сопротивление верующей иудейской семьи Штраусов и католиков Эрнстов, стали мужем и женой. В просторной квартире молодоженов встречались представители богемы, нашлось и место для офиса революционного "Общества искусств".

Обложка книги ''Женский взгляд на себя со стороны''

Обложка книги ''Женский взгляд на себя со стороны''

В 1919 году Макс и Луиза знакомятся в Мюнхене с художником Паулем Клее (Paul Klee), готовят там выставку, но затем Макс Эрнст круто меняет направление. Он начинает много экспериментировать с различными материалами, увлекается коллажами. Группа дадаистов в Кельне выходит из "Общества искусств" и при содействии социал-демократов устраивает "Выставку для трудящихся". Лекцию Луизы Штраус-Эрнст к этой выставке газета Kölner Stadt-Anzeiger назвала "восхвалением мнимых блестящих устремлений Советской России в области народного просвещения". Лекторша, как сообщает газета, считает экспрессионизм наилучшей формой выражения пролетарского искусства, которое идет на смену буржуазной культуре.

Макс и Луиза активно участвуют в различных мероприятиях и выставках, готовятся к "Первой международной ярмарке ДАДА" в Берлине. В канун открытия Луиза рожает сына. Но увлечение дадаизмом постепенно идет на убыль в Германии. Макса Эрнста тянет в Париж, где набирает силу сюрреализм.

Кроме того, он влюбился в русскую жену поэта Поля Элюара. Художник был не единственным, кто попал под обаяние этой необыкновенной женщины. Елена Дьяконова вошла в историю как Гала – муза Элюара и позже Сальвадора Дали. Что касается Луизы, то в 1926 году ее брак с Максом Эрнстом был расторгнут.

Париж и Освенцим

Несмотря на образованность, женщине, да еще и разведенной матери-одиночке, самоутвердиться в обществе было в то время очень непросто. Тем не менее, Луиза Штраус часто печаталась в берлинском журнале Querschnitt и обрела со временем реноме авторитетного критика-искусствоведа.

Однако в 1933 году, после прихода к власти нацистов, пришлось все бросить и бежать в Париж. Отсюда эмигрантка рассказывала немецким читателям об ателье архитектора Ле Корбюзье, о парижском автотранспорте, о варьете и о капризах любви. Статьи, очерки, репортажи Луизы Штраус для газет и журналов 1933-1941 годов – великолепные свидетельства времени, интересные зарисовки наблюдательного очевидца. Луиза Штраус с юмором и заметной долей самоиронии показывает, что на самом деле происходит за сверкающими фасадами столицы моды и богемы.

Степень серьезности реально грозящей ей как еврейке опасности в оккупированной к тому времени Франции Луиза Штраус вначале не представляет. Но позже пишет: "Я, наверное, совершила ошибку. Нужно было уехать в Америку". На юге Франции, в марионеточном Виши, она пытается получить визу в США, но из консульства приходит отказ. Живущий в Нью-Йорке бывший муж Луизы Макс Эрнст хотел помочь, предлагал организовать фиктивный брак. Но Луиза не согласилась. Она скрывается у друзей, лихорадочно работает над своей автобиографией. В 1944 году, в конце апреля ее арестовали арест, а в июне один из последних парижских эшелонов увез Луизу Штраус в Освенцим. Здесь ее след обрывается.