На что идут политтехнологи в США ради голосов избирателей | Важнейшие политические события в мире: оценки, прогнозы, комментарии | DW | 15.02.2016
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Мир

На что идут политтехнологи в США ради голосов избирателей

Барак Обама победил на выборах президента в 2012 году благодаря неординарной кампании, основанной на сборе личных данных избирателей. Теперь эта стратегия находит широкое применение.

Когда в 2012 году Барак Обама участвовал в президентских выборах, его шансы быть избранным на второй срок оказались под большим вопросом. Многих американцев не устраивало то, что страна слишком медленно восстанавливается после экономического кризиса - самого тяжелого со времен Великой депрессии 1930-х годов.

И все же четыре года спустя Обама все еще занимает свое кресло в Овальном кабинете Белого дома. Многие аналитики в Вашингтоне и по всей стране уверены: своей победой на выборах президент во многом обязан Джиму Мессине. Глава предвыборного штаба Обамы имел буквально всепоглощающую тягу к сбору данных об избирателях. И, чтобы обеспечить боссу победу над республиканцем Миттом Ромни, создал своего рода информационного монстра.

В погоне за персональными данными

Целью Мессины был поиск, архивирование и упорядочивание любой доступной информации о потенциальных сторонниках Барака Обамы, чтобы получить от них пожертвования на президентскую кампанию, а впоследствии - и голос на выборах. Уже через пару месяцев команда Обамы собрала около 800 единиц информации о каждом избирателе. Джим Мессина достиг новых высот в своей стратегии "микротаргетирования" избирателей, которой занимался на тот момент уже десять лет.

Джим Мессина и Барак Обама

Джим Мессина и Барак Обама

В жизни потенциального избирателя Обамы не было практически ничего, что могло бы скрыться от целеустремленного политменеджера. Какие журналы человек читает, каким смартфоном пользуется, в какую церковь ходит, какой у него автомобиль. Даже посты в Facebook и Twitter изучались на предмет политических предпочтений.

"Собрав большое число единиц информации о конкретном человеке, вы начинаете составлять его профиль, - объясняет Хёрб Ашер, почетный профессор Университета штата Огайо и эксперт по избирательным кампаниям. - Вы начинаете делать вероятностные суждения". Если человек ходит в фундаменталистскую церковь, читает консервативные новостные журналы и является членом Национальной ассоциации стрелков, очень вероятно, что на выборах он проголосует за консервативного кандидата, объясняет эксперт.

Никакой приватности

С помощью сложных алгоритмов сотрудники американских предвыборных штабов берут большие объемы данных, или big data, и используют социальные сети и локализованную телевизионную рекламу, чтобы посылать индивидуальные сигналы конкретному избирателю. И это - в стране с населением почти 320 млн человек.

Проработав на Обаму еще четыре года, Мессина нашел дальнейшее применение своему таланту. Он работал на британского премьера Дэвида Кэмерона на выборах 2015 года, а в 2017 году собирается помогать Социал-демократической партии Германии (СДПГ) сместить Ангелу Меркель (Angela Merkel) с поста канцлера. Впрочем, СДПГ не сможет использовать его навыки в тех же масштабах, что Обама. Строгие законы, регламентирующие защиту личных данных, делают всеобъемлющий сбор информации в Германии практически невыполнимой задачей.

Кабины для голосования на выборах в США

Американские политтехнологи сделали ставку на сбор персональных данных избирателей

Пока же Мессина у себя на родине помогает с избирательной кампанией Хиллари Клинтон, потенциальному кандидату в президенты от Демократической партии. "Никакого личного пространства больше не существует", - констатирует Хёрб Ашер из Университета штата Огайо.

Технология тридцатилетней давности

Использование персональных данных для получения голосов избирателей - технология не новая. В 1980-е годы сотрудники предвыборных штабов заводили картотеки, рассказал DW Никко Мили, интернет-эксперт и один из пионеров применения цифровых технологий в избирательных кампаниях. Карточки были заведены на всех избирателей района и сортировались в зависимости от того, готов человек проголосовать за кандидата или еще не решил, продолжает Мили.

По его словам, сегодня самая важная информация об избирателе - это данные о его регистрации, содержащиеся в открытом доступе, и готовность сделать взнос на избирательную кампанию. Впрочем, сведения о подписке на прессу, модели телефона или марке автомобиля могут дополнить картину, добавляет эксперт. Но как представители предвыборного штаба получают доступ к сведениям, которые сами избиратели не раскрывают? Ответ прост: они их покупают.

Сотни тысяч долларов за информацию

Не один год некоммерческие организации и местные отделения демократов и республиканцев в США создавали по всей стране базы данных избирателей. В отделении Демократической партии в штате Айова, например, собрали информацию обо всех своих избирателях на единой платформе, которую назвали "The Van".

За взнос в размере от 75 тысяч долларов можно получить доступ к данным о регистрации избирателей, их участии в предыдущих выборах или политических предпочтениях. "Мы следим за такой информацией, чтобы определить степень лояльности к партии", - отмечает Том Хендерсон, возглавляющий отделение Демократической партии в округе Полк в штате Айова.

Между тем политикам, чтобы найти более личную информацию об избирателях, часто приходится выложить довольно крупную сумму. По словам Никко Мили, существует много способов, позволяющих коммерческим компаниям, например издательским домам, обойти прописанные в договоре с клиентом обязательства не передавать его персональные данные третьей стороне. В таком случае компании могут продать эту информацию участникам предвыборного штаба.

"Когда вы оформляете подписку, скажем, на The New York Times, то подписываете договор, где закреплены условия обслуживания, - говорит Мили. - Но потом в какой-то момент The New York Times просит вас поучаствовать в опросе о качестве их продуктов и услуг, и здесь уже могут быть другие условия обслуживания. А потом они просто продают эти данные". Двенадцать лет назад, по словам Мили, политики платили до 150 тысяч долларов в месяц, чтобы поучить доступ к постоянно обновляющейся базе клиентской информации. Сегодня эта цена, вероятно, уже намного выше.

Смотрите также:

Смотреть видео 02:38
Now live
02:38 мин

Праймериз в Айове: очки набрали популисты (02.02.2016)

Аудио- и видеофайлы по теме

ADVERTISEMENT