″Мурзилка″ Сергей Захаров: В Донецке сейчас 37-й год | Культура и стиль жизни в Германии и Европе | DW | 20.01.2016
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Культура и стиль жизни

"Мурзилка" Сергей Захаров: В Донецке сейчас 37-й год

Украинский художник Сергей Захаров, основатель арт-группы "Мурзилки", подвергшийся пыткам в "ДНР", рассказал DW о ситуации в своем родном городе - Донецке.

Мурзилка Сергей Захаров на открытии выставки в Берлине, 18 января 2016 года

"Мурзилка" Сергей Захаров на открытии выставки в Берлине, 18 января 2016 года

В Берлине в Фонде имени Генриха Бёлля (Heinrich-Böll-Stiftung) состоялась презентация выставки арт-фонда "Изоляция", некогда работавшего в Донецке, а ныне продолжающего свою деятельность в Киеве. На открытии свой перформанс "Карточный домик" показал Сергей Захаров, основатель и единственный художник арт-группы "Мурзилки". Захаров прославился, в частности, своим изображением российского офицера, одного из руководителей самопровозглашенной "ДНР" Игоря Стрелкова с поднесенным к виску пистолетом и надписью "Just do it".

В июле и августе 2014 года "Мурзилки" размещали на улицах Донецка картонные фигуры с карикатурными изображениями символических (как булгаковский Шариков) или реальных (как полевой командир Моторола) персонажей актуального паноптикума. За три недели протестной художественной деятельности Сергей Захаров расплатился полутора месяцами избиений и пыток в одном из подвалов силовиков. Сегодня он живет и работает, в частности, над комиксом, посвященным своим злоключениям. Художник предоставил DW право на первую публикацию некоторых из его рисунков, которые вскоре будут опубликованы в формате книги (см. фотогалерею в конце статьи).

Игорь Стрелков с поднесенным к виску пистолетом и надписью Just do it

"Сделай это!" - это трафаретное изображение Стрелкова стало своего рода символом событий последних лет

DW: Сергей, вы в свое время очень быстро и грамотно обратились к языку стрит-арта, чтобы высказать свое неприятие происходящего в вашем родном городе - Донецке. Вы были прежде знакомы с этим жанром?

Сергей Захаров: Нет, я получил художественное образование, но деньги зарабатывал дизайном мебели и интерьеров. Однако когда произошло то, что произошло, у меня возникла потребность выйти на улицу и выразить свое мнение. Было очевидно, что стрит-арт - идеальная форма для выражения того, что ты хочешь сказать. Это язык улицы, который открыт и доступен для всех.

- Одним из ваших самых ярких образов стал "вооружившийся Шариков" - герой знаменитой экранизации "Собачьего сердца" в камуфляже и с автоматом Калашникова наперевес. У вас было ощущение, что вокруг вас был именно "восставший люмпен"?

Смотреть видео 02:34
Now live
02:34 мин

Художник против "карточного домика" ДНР (19.01.2016)

- Конечно, так оно и было! Те самые люди, которые вчера сидели на лавочке с бутылкой пива, "лузеры", вышли на улицу. Но в руках у них было оружие, а в глазах - чувство превосходства: теперь они сильнее тебя! Это их звездный час!

- В вашей инсталляции "Карточный домик" пирамида из портретов деятелей "ДНР" разлетается, когда вы снизу выдергиваете единственного "джокера" этой колоды - Путина. Без этого персонажа всех остальных не было бы?

- Разумеется. Я родился, вырос и всю жизнь прожил в Донецке. И для меня очевидно, что это конфликт, инспирированный Россией, это российское оружие, российские военные специалисты, российские солдаты, это люди, которые приехали воевать с территории России как добровольцы. Со мной сидела пара таких в подвале, у них там есть и внутренние конфликты - они приехали поубивать, повеселиться. Есть такой психотип.

- В означенном подвале вам не только сломали ребра: вас пытали, вы провели десять дней, будучи скованным наручниками с другим человеком. Как вы реабилитировались после такой травмы, в том числе психической?

Контекст

- Когда я приехал в Киев, мне все предлагали психологов. Но самой действенной психологической помощью оказалась работа над рисунками, в которых я рассказываю, что со мной произошло. Я решил, что должен все это нарисовать.

- Какое объяснение вы даете сегодня случившемуся?

- Однозначного объяснения нет. Но очевидно, что такое невозможно было бы сделать с людьми, способными критически мыслить, воспринимать действительность через фильтр собственного мозга, а не с экрана телевизора.

- Говорят, что Донецк оживает, люди возвращаются. Можно ли говорить о возврате к нормальности?

- Это зависит от того, что понимать под словом "нормальность". Конечно, ситуация изменилась по сравнению с летом 2014 года, когда улицы были ирреально пустынными и все вместе напоминало какой-то апокалипсис, как после ядерной катастрофы. Сейчас люди вернулись, но не потому, что там хорошо, а потому, что там их дом и устроиться на другом месте очень тяжело.

По моему ощущению, там сейчас 37-й год: никто не может высказать своего мнения. Есть такое колхозное общественное мнение, некий пионерлагерь, в котором принято скандировать, что Украина плохая. Процветает стукачество, социальный остракизм, есть гонения на инакомыслящих. Это та атмосфера, в которой сейчас живут люди.

- Надеетесь ли вы когда-то вернуться в Донецк?

- На самом деле, я живу этим чувством: в обозримом будущем приехать в свой город, зайти в свой дом, пройтись по своим улицам. Год назад мне казалось, что это произойдет очень быстро. Теперь понятно, что придется запастись терпением.

Смотрите также:

Контекст

Аудио- и видеофайлы по теме

Реклама