ЛЭП из Таджикистана в Афганистан работает пока вхолостую | Таджикистан | DW | 08.10.2011
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Таджикистан

ЛЭП из Таджикистана в Афганистан работает пока вхолостую

Таджикистан торопится закрепиться на энергетическом рынке Афганистана. 8 октября Душанбе планировал открыть линию экспорта электроэнергии на южный берег Пянджа. Но пока ЛЭП заработала только в холостом режиме.

Сангтудинская ГЭС в Таджикистане

Сангтудинская ГЭС в Таджикистане

Энергетики Таджикистана и Афганистана в пятницу запустили ЛЭП 220 Сангтуда - Пули-Хумри. Как сообщил Deutsche Welle источник в энергоструктурах Таджикистана, пожелавший остаться неизвестным, в пятницу линию начали тестировать. Ожидавшийся 8 октября официальный запуск не состоялся. Предположительно ЛЭП под напряжение поставят только на будущей неделе.

Два месяца ожиданий

В Душанбе планировали начать экспорт электричества афганцам еще летом. Даже назывались конкретные сроки - 10 августа. Но два месяца стороны согласовывали технические моменты. За это время убытки понес, прежде всего, Таджикистан. "Вода с водохранилищ действующей ГЭС сбрасывалась вхолостую. А ведь это наш экспортный потенциал", - поясняет начальник управления энергетической политики министерства энергетики и промышленности Таджикистана Нурмахмад Холназаров.

Сангтудинская ГЭС в Таджикистане

Сангтудинская ГЭС в Таджикистане

По его словам, причиной срыва сроков стали проблемы на афганской стороне. "Таджикистанская часть линии была сдана в эксплуатацию еще год назад. Работы же в Афганистане затянулись. Объяснить это можно и нестабильностью обстановки у соседей", - говорит энергетик.

ЛЭП 220 Сангтуда - Пули Хумри - это проект стоимостью более 100 миллионов долларов. Источниками финансирования стали средства Азиатского банка развития (АБР), фонда ОПЕК, а также правительств Таджикистана и Афганистана. Генеральным подрядчиком выступила индийская компания KEK International. В качестве источника экспорта определена Сангтудинская ГЭС, 75 процентов акций которой принадлежит России. Эта станция продает электроэнергию таджикской энергоструктуре "Барки Тоджик" по цене 1,83 цента без учета НДС.

"Мы афганцам будем продавать электроэнергию по цене 3,5 цента за киловатт. Так дешево никто не поставляет в Афганистан электричество. Для сравнения, цена узбекской электроэнергии для афганцев сейчас равна 7,5 центам. Наша задача утвердиться на этом выгодном рынке", - подводит итог Нурмахамад Холназаров.

В соперничестве с соседями

Вафо Ниятбеков

Вафо Ниятбеков

Игра на афганском энергорынке стоит свеч, убеждены политологи. Открытие экспорта осенью, даже когда Таджикистан сам начинает испытывать энергодефицит, аналитики считают оправданным решением. "Афганцам выгоднее брать дешевую электроэнергию в Таджикистане. Но беда в том, что наши возможности ограничены именно летним сезоном. Партнеры настояли на расширении срока экспорта. Если Таджикистан откажется, то есть вероятность потери единственного покупателя", - считает эксперт Вафо Ниятбеков.

Перспективы Душанбе, как энергетического партнера Афганистана с тревогой воспринимают в Узбекистане. Независимая медиаструктура Uznews.net в августе привела на условиях анонимности высказывание одного из руководящих работников "Узбекэнерго". Тот заявил, что Ташкент теперь воспринимает Душанбе, как своего конкурента на афганском энергорынке. Сейчас Узбекистан пока является главным поставщиком электричества в Афганистан. В минувшем году узбекская сторона экспортировала в соседнее государство электроэнергию в объеме около 150 МВт. Таджикистан в свою очередь готов дать соседям в два раза больше. Правда, осенью обещает экспорт в сокращенном объеме.

В самом Таджикистане лимит

Тем временем в самом Таджикистане в ряде районов уже начались перебои с электричеством. В регионах с октября стал действовать лимит. Свет в жилые дома подается с 5 часов утра до 23-х вечера. Эксперты считают введенный "закон рубильника" вынужденной мерой. Запасов воды Нурекской ГЭС, которая работает исключительно на нужды Таджикистана, может не хватить до весны. Именно такая ситуация возникла в марте 2011 года, когда кризис коснулся даже столицы Душанбе.

A втор: Галим Фасхутдинов
Редактор: Сергей Гуща

Архив

Контекст

Реклама