Лилия Шибанова: Задушить в России гражданскую активность уже не выйдет | Россия и россияне: взгляд из Европы | DW | 07.10.2013
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Россия

Лилия Шибанова: Задушить в России гражданскую активность уже не выйдет

Глава ассоциации "Голос" Лилия Шибанова в интервью DW рассказала об итогах ассамблеи Гражданского форума Россия-ЕС и поделилась мнением о будущем гражданского общества в России.

В понедельник, 7 октября, в столице Нидерландов Гааге завершила свою работу четвертая генеральная ассамблея Гражданского форума ЕС-Россия. На встрече выявились противоречия среди российских правозащитников, считает один из участников форума, исполнительный директор ассоциации "В Защиту прав избирателей "Голос" Лилия Шибанова. Тем не менее в интервью DW она оптимистично оценила будущее гражданского общества в России.

Лилия Шибанова

Лилия Шибанова

DW: Что вы можете сказать о результатах ассамблеи Гражданского форума ЕС-Россия, закончившейся в Гааге?

Лилия Шибанова: Этот уже четвертый по счету форум оказался самым острым, с моей точки зрения, потому что неправительственные организации (НКО) в России зашли в тупик. С одной стороны, закон "об иностранных агентах" прокатился по всем организациям. Этого многие не ожидали. Большинство, даже не согласуя свои действия, отказались называться "иностранными агентами". Но, с другой стороны, большинство НКО очень напуганы тем агрессивным давлением и сумасшедшими штрафами, а также фактической ликвидацией тех организаций, которые давлению не поддались.

Гаагский форум показал, что, к сожалению, уже прошел водораздел внутри наших правозащитных организаций. Многие, видимо, пришли к выводу, что раз будут большие президентские гранты, то можно вполне отказаться от помощи международных фондов и, тем самым, не злить власть. Понять их можно. Но надо понимать и то, что те российские деньги, что уже распределены, а это 6,5 милларда рублей, - огромные средства, которые кратно больше тех, что давали международные фонды…

- А что вас смущает в этом?

- Я считаю, что у государства появляется возможность управлять организациями, которые теперь задумаются, стоит ли им критиковать власть, обострять отношения с той же полицией и т.п. Но самое страшное в нашей стране - то, что будет создано очень много фейковых (от английского fake, подделка. - Ред.) организаций, которые просто будут отмывать деньги. Поле неправительственных организаций, которое так долго формировалось, может оказаться размыто. Наконец, у властей есть и другой рычаг управления. Уже пошли судебные дела в отношении организаций, которые получали госфинансирование.

По сути, продолжается кампания, которая дискредитирует некоммерческий сектор. Огромная заслуга руководителей форума ЕС-Россия в том, что, несмотря на наметившийся раскол, все же удалось принять единый документ. Но надо понимать, что если мы здесь, среди сильных и опытных НКО, ведем спор, то внутри российского общества, когда будут вброшены огромные деньги на формирование массы организаций, проблема возникнет очень острая.

- Год назад в интервью DW, предвидя проблемы с российскими властями, вы сказали, что "лучше драться в открытую". Как в этой связи надо понимать ваше решение об отъезде из России? Сообщения о нем были противоречивыми: сначала говорилось, что вы эмигрировали, потом пришло опровержение…

- Да, я была в Норвегии, потом была в Германии. В настоящий момент я являюсь экспертом литовской организации, которая занимается наблюдением за выборами в Восточной Европе. Это моя основная оплачиваемая работа на сегодняшний день. Для наблюдательных миссий я набираю команду из наших "голосовцев". Что касается России, то вопросов много: продолжаются суды в отношении организаций нашей ассоциации. Последнее дело - налоговое, против фонда "Голос". Гранты USAID ему на честные выборы не признаются пожертвованиями, так как - формулировка фантастическая - они не соответствуют национальным интересам России.

Но я не нахожусь в эмиграции, я остаюсь членом Совета по правам человека при президенте России. Мой отъезд связан с тем, что мы пытаемся сохранить организацию и профессионализм своих членов. Центральный офис занят тем, что поддерживает наши интернет-ресурсы. А в регионах, где выборы лишь раз в три-четыре года, и мы лишены возможности работать, как раньше, сеть остается без работы. Имея возможность возить людей на наблюдение за выборами в других странах, мы используем это как один из способов поддержки нашей сети. Но нам нужно сохранить и деятельность в период между выборами. Для этого мы будем добиваться и российского финансирования.

- Но ведь вы только что рассказывали, что российские государственные гранты могут быть использованы как средство манипулирования НКО. Как вы можете обезопасить от этого самих себя?

- Во-первых, мы не наивные. Во-вторых, мы в течение 12 лет получали очень большое финансирование, которое требовало тщательного аудита - ежегодного и поквартального. Мы настолько привыкли к требованиям, что нам не страшно. Налоговая проверка двух из наших организаций за полтора года работы не выявила ничего, кроме одной просроченной на один день платежки.

Контекст

Штраф составил, кажется, 70 рублей. Мы можем даже школу для НКО открыть, как отчитываться. Для новых организаций подготовка отчетов будет делом опасным. Получать госфинансирование не боимся, вопрос в другом: дадут ли "Голосу" деньги? Ранее выдававшиеся гранты мы не получили, хотя подаем заявки уже в течение трех лет.

- За иностранное финансирование вас закрывают, российское не дают. На что вы сейчас рассчитываете?

- Мы убеждены, что выиграем в Страсбургском суде, и что хотя бы как-то исправит закон "об иностранных агентах" решение Конституционного суда России. Потому что такого бреда не может быть, который там (в законе. - Ред.) написан. Хотя на нас не этот закон распространялся, а беззаконие: если ассоциация 5 лет не получала иностранное финансирование, но признается двумя судами "иностранным агентом", то, извините, какой это суд и какие мы агенты? То есть, если хочется, то можно все. Но это проблема системы, а не наша и даже не закона.

Мы подали свой иск в Страсбург еще в феврале, но позже добавили материалы уже по применению данного закона против нас. Я понимаю, что это длительный процесс, наша власть не готова отменить закон, даже опозорившись с ним на весь мир. Она готова давить, пошли проверки по второму разу. Я думаю, что это - период, который надо пережить. И мы его переживем. Задушить гражданскую активность в России уже не получится.

Реклама