Латвия: 20 лет продвижения на Запад | 20 лет после СССР | DW | 24.05.2011
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages
Реклама

20 лет после СССР

Латвия: 20 лет продвижения на Запад

Латвия вместе с двумя другими странами Балтии обрела независимость раньше остальных советских республик. С тех пор она ориентируется только на Запад. Портрет республики к 20-летию распада СССР.

В центре Риги

За последние 20 лет Рига сильно изменилась

Латвия вместе с другими странами Балтии заявила, что полностью и бесповоротно выходит из СССР, еще до референдума о его сохранении. Страна постаралась полностью порвать с советским прошлым. Это дало жителям Латвии возможность свободно перемещаться по Европе, а гражданам страны - без виз ездить в США и Канаду. Многие быстро освоились с полученной свободой и начали пользоваться ее плодами.

Конечно, легче всего освоились в новой реальности молодые люди, становление которых проходило уже в годы независимости. Латвия превратилась в страну студентов. Сейчас она занимает третье место в мире по числу учащихся вузов на 10 тысяч жителей. Да и самих высших учебных заведений - свыше 30, то есть втрое больше, чем в Латвийской ССР. Система обучения в них полностью соответствует мировым стандартам.

Наталья Точеловская

Наталья Точеловская

Уроженка Елгавы Наталья Точеловская еще в школе поставила перед собой цель, о которой латвийские подростки в советское время не могли и мечтать. Она решила поступать в Стокгольмскую высшую школу экономики. Проявила упорство - и добилась своего. "Я сразу поняла, что хочу концентрироваться не на статусе, не на деньгах, а на своей цели и на том, чтобы взять максимум, - рассказывает Наталья, - Главное - не отвлекаться. И все в жизни выстроилось в такую цепочку".

Сейчас Наталье Точеловской 30 лет. Она руководит отделом шведского банка SEB в Риге. Дважды была признана лучшим брокером. Кроме того, Наталья преподает в Латвийском университете, по вечерам ведет курс аэробики. И не останавливается на достигнутом.

"У меня появилась возможность писать докторскую диссертацию в Бельгии и Нидерландах. Мне кажется, что многое зависит не от страны, не от условий, а от самого человека", - считает Наталья, у которой просто нет опыта жизни в других условиях и в другой, советской, Латвии. А вот многие из тех, у кого такой опыт есть, оказались в более сложной ситуации.

Борьба с советским наследием

Уже в первые три года независимости Латвии борьба с нерентабельными промышленными гигантами, созданными в советское время, привела к уничтожению крупных предприятий. В результате индустриальное производство в стране сократилось втрое. Тем не менее, производительность труда при этом выросла почти в семь раз. Производство сельскохозяйственной продукции сократилось вдвое. Однако этого более чем достаточно, чтобы с лихвой накормить двухмиллионное население страны. К тому же, приходится конкурировать с импортерами из Литвы и Польши.

Строить в стране за эти первые три года независимости стали в восемь раз меньше. Затем начался строительный бум, и спрос на каменщиков и отделочников резко вырос. Правда, темпы строительства вновь упали, когда грянул мировой экономический кризис.

Благополучнее всего дела обстоят в Риге. До кризиса уровень безработицы в столице страны составлял всего четыре процента. Гораздо сложнее устроиться на работу в окраинных депрессивных регионах. Так, в некоторых районах Латгалии каждый четвертый трудоспособный житель не имеет работы.

За счастьем - в Ирландию

Именно из экономически нестабильных малых городов и сел люди стали выезжать за границу. Согласно правительственным сводкам, на заработки из Латвии отправились около 50 тысяч человек. Конфедерация работодателей приводит другую цифру - 110 тысяч. В настоящий момент десятки тысяч латвийцев живут и работают в Великобритании, Швеции, Германии, но больше всего - в Ирландии.

Александра Озолинь с ребенком

Ребенок в семье Озолиней появился уже в Ирландии

Супруги Александра и Айгарс Озолини покинули родной Даугавпилс, потому что не могли там прожить на 400 евро в месяц. Айгарс, которому сейчас 33 года, работал трактористом. В Ирландии он ремонтирует рыболовные суда. Его 28-летняя жена нашла себе работу в местной школе.

"Что у нас было? Съемная квартира и больше ничего", - вспоминает Айгарс. "Муж получал 200 латов, - добавляет Александра, - у меня 80 латов. Я работала делопроизводителем. А здесь у мужа зарплата 1600 евро в месяц чистыми, у меня - тоже 1600 евро". Родить ребенка Александра решилась уже в Ирландии. По ее словам, в Латвии об этом не могло быть и речи: "Там цены на все растут. Минимальная зарплата сейчас - 160 латов. Прожить нереально, если только отопление у нас в Даугавпилсе стоит 1 лат за квадратный метр".

В Ирландии решилась завести потомство и супружеская пара из Лиепаи - Линда Лице и Денис Пинженин. Им - по 27 лет. "Линда родила тут ребенка. Все бесплатно, лекарства бесплатно. А у нас в Латвии - заплати за роддом, заплати за то и за другое" - сетует Денис. "Здесь мы, по крайней мере, знаем, за что платим налоги. И они не такие большие, как в Латвии", - говорит Линда.

Кто съедает налоги латвийцев

Арвидас Йозайтис

Арвидас Йозайтис

На налоги содержится аппарат чиновников. К 1995 году их численность выросла втрое. В 2008 году госслужащих в Латвии насчитывалось уже более 88 тысяч человек - почти восемь процентов работоспособного населения. По мнению многих экспертов, экономический кризис ударил по Латвии сильнее, чем по многим другим странам ЕС, именно потому, что ей приходится кормить такую армию госслужащих.

"Государственные инфраструктуры оказались настолько неэффективными, что не смогли защитить народ от серьезных экономических проблем", - считает живущий сейчас в Латвии литовский философ и писатель Арвидас Йозайтис, автор книги "Рига - ничейная цивилизация". "Эстонцы, например, создали государственные резервный и охранительный фонды. И даже в Литве власти лучше справлялись с экономикой, чем в Латвии, которая изначально находилась в самом выгодном положении", - говорит Йозайтис.

Пора осознать свое "я"

Данута Дембовская

Данута Дембовская

Рижанка Данута Дембовская был подростком, когда в Латвии активизировалось движение за национальную независимость. Еще в те времена она стала собирать политические статьи из газет и сравнивать мнения авторов. Сейчас 32-летняя Данута учится в университете на политолога и дает собственную оценку ситуации в государстве.

"Кризис у нас тяжелый потому, что мы совершили ошибки, - считает Данута. - Мы так и не определились, кто мы, 20 лет бежали от советского прошлого в светлое будущее, которое, как казалось, гарантирует Запад. Сегодня мы поняли, что во всем есть свои плюсы и свои минусы". По мнению Дануты, кризис позволил Латвии четко сформулировать свои национальные интересы.

Автор: Алексей Романов, Рига
Редактор: Глеб Гаврик

архив

Контекст

Реклама