Культ личности в Туркмении: 9 отличий Бердымухамедова от Ниязова | Центральная Азия - события и оценки | DW | 12.12.2017
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Центральная Азия

Культ личности в Туркмении: 9 отличий Бердымухамедова от Ниязова

О сходстве культов личности первого и второго президентов Туркмении говорится чаще, чем о различиях. Собеседники DW рассказали о принципиальной разнице между Ниязовым и Бердымухамедовым.

Золотая статуя Туркменбаши

Золотая статуя Туркменбаши

С конца 1990-х годов одной из наиболее часто встречающихся характеристик режима власти в независимой Туркмении стало словосочетание "культ личности". Первый президент страны Сапармурад Ниязов, которого подданные называли официально утвержденным в стране титулом Туркменбаши - Главой или Отцом всех туркмен, и Великим Сердаром (вождем), оставил после себя славу диктатора, создавшего причудливый культ, сочетавший в себе черты восточной деспотии с проявлениями сталинизма и национализма - среди экспертов для описания этого явления даже родилось отдельное понятие "башизм".

Золотого пешехода меняют на золотого всадника

После смерти Ниязова в декабре 2006 года у руля государства оказался министр здравоохранения и вице-премьер правительства Гурбангулы Бердымухамедов. Заняв президентское кресло, он объявил о сохранении наследия предшественника, но достаточно быстро оформил собственный культ личности. Золотые статуи пешего Туркменбаши уступили место золотому всаднику, изображающему Аркадага (Покровителя) - таким титулом в Туркмении решено величать нового правителя.

Вице-премьер Бердымухамедов (справа) встречает Туркменбаши

Вице-премьер Бердымухамедов (справа) встречает Туркменбаши. Ноябрь 2006 года

Эпоха "Золотого века туркменского народа", в которую, согласно знаменитой книге Ниязова "Рухнама", при нем вступила республика, была при новой власти трансформирована сперва в "Эпоху великого Возрождения", а затем - в "Эпоху могущества и счастья", которой народ обязан Бердымухамедову.

В зарубежных СМИ многократно подчеркивалось стилистическое сходство обоих культов, как будто новый лидер переписал на себя конструкцию власти лидера прежнего. В каком-то смысле сложнее найти отличия. Тем не менее они есть.

Одно из них - в отношении к вопросу о преемнике, всегда чувствительному для диктаторов, которые стали предметом культа. "Ниязов был сиротой, не имел семейного клана и управлял один. Нынешний президент управляет с помощью семейного и дружеского клана", - указывает глава правозащитной организации Туркменская инициатива по правам человека (ТИПЧ) в Вене Фарид Тухбатуллин. "Ниязов не думал о наследнике, о преемнике. У Бердымухамедова сын уже занимает достаточно высокую позицию, он председатель одной из парламентских комиссий. У него достаточно высокое воинское звание, он доктор наук. Видимо, нынешний президент в его лице готовит себе смену", - говорит он.

Ниязов и наследие Сталина

Лидер туркменской Республиканской партии в изгнании Нурмухаммед Ханамов, сейчас живущий в Австрии, в первые годы независимости занимал высокие государственные должности в Туркмении. И Сапармурата Ниязова, и Гурбангулы Бердымухамедова он знал лично. По его словам, в культах первого и второго руководителей страны есть принципиальное отличие. Так, по словам Ханамова, Ниязов тщательно изучал почерк правления Иосифа Сталина, чего и не скрывал.

Нурмухаммед Ханамов

Нурмухаммед Ханамов

"На одном крупном совещании республиканского значения он прямо сказал, что изучает опыт Сталина. И многое в его действиях определялось вниманием к этому опыту - репрессии, кадровые чистки, непредсказуемость в реакциях, создание обстановки тотального страха и недоверия между чиновниками любого уровня", - напоминает оппозиционер.

Хотя, продолжает он, многое в атрибутике культа Ниязов создавал сам - выдумал свой календарь, где сентябрь стал "рухнамой", а январь - "туркменбаши" (календарь просуществовал шесть лет и был отменен в 2008 году указом Гурбангулы Бердымухамедова. - Ред.), возвел собственную книгу "Рухнама" на уровень Корана, когда клятву верности чиновников заставляли приносить, одну руку держа на Коране, а другую - на "Рухнаме".

"Или его новшество с внесением калыма от иностранного жениха в казну - пятьдесят тысяч долларов за туркменскую невесту, если ее берет в жены иностранец. Сталину такое в голову не приходило. А вот в том, что он назначал руководителей с испытательным сроком, и менял, как перчатки, а перед назначением лично изучал три поколения предков, и при выборе руководствовался какими-то своими, не ясными посторонним критериями - возможно, проявилась его интерпретация сталинских уроков", - говорит собеседник DW.

Кадры, личности, и колея Сердара

Фарид Тухбатуллин по поводу "кадрового аспекта" двух культов личности в Туркмении отмечает, что Ниязов все-таки закладывал основы своего культа с самого начала независимости, когда еще было ощутимым влияние советской системы, и в сфере управления республикой имелись серьезные специалисты.

Фарид Тухбатуллин

Фарид Тухбатуллин

"Их интеллектуальный уровень и уровень компетенции был гораздо выше, нежели у тех, с кем работает сейчас нынешний президент. В этом не в полной мере его вина, поскольку еще сам Ниязов от этих людей избавлялся, отчасти из-за того, что не терпел авторитетных личностей вокруг себя. Но Бердымухамедов этого минуса, придя к власти, не осознал, и сам стал избавляться от последних остатков команды Ниязова", - считает глава ТИПЧ.

Фактически из "старых кадров" новый культ обслуживают только Рашид Мередов, возглавлявший МИД и при Ниязове, и сейчас; и помощник Ниязова, а теперь Бердымухамедова, Виктор Храмов - уточняет Нурмухаммед Ханамов. Оппозиционный политик подчеркивает, что если искать принципиальные отличия двух культов, то важно понимать: Ниязов сам прокладывал колею для своего культа и был в этом не всегда предсказуем. А Бердымухамедов как чиновник сформировался при Ниязове, и фактически движется по проторенной колее, хотя иногда добавляет те или иные индивидуальные штрихи, которым надлежит показать, что он даже круче, чем предшественник. Но, в целом, он в этом куда более предсказуем.

Велосипед, Азиада, скачки

Собеседники DW выделили несколько таких штрихов. "Ниязов любил пешие прогулки и заставлял чиновников в определенные дни проходить по "тропе здоровья". А Бердымухамедов, помимо этого, ввел велопробеги, всех министров усадил на велосипеды в "дни здоровья", - указывает Нурмухаммед Ханамов.

Памятник Аркадагу Бердымухамедову

Памятник "Аркадагу" Бердымухамедову

"Новый президент пытается себя позиционировать как спортсмен, чего Ниязов в силу возраста и ментальности не делал. Крупные международные соревнования, Азиада - это визитная карточка его культа. Далее, нынешний президент выступает и как деятель искусств, он пишет песни, сам их исполняет, чего Ниязов себе тоже не позволял", - дополняет Фарид Тухбатуллин.

"Демонстрация того, что ты - единственный и несравненный, хотя бы в масштабах страны - это внешняя суть культа. И тут Бердымухамедов действительно выдумал нечто новое - хотя у Ниязова тоже были лошади, но в скачках он не участвовал и на роль первого жокея страны не претендовал, а нынешний президент эту роль себе обеспечил, хоть и упал однажды с лошади на публике", - вспоминает Ханамов.

Как справляться с избытком роста

"Хотя манера держаться с подчиненными у Бердымухамедова похожа на ниязовскую, но ритуалы общения с чиновниками, как то, например, церемония целования руки, прикладывания подарков, полученных от него, ко лбу, заложенные при Ниязове, сейчас приняли более изощренные формы", - обращает внимание на другой штрих Тухбатуллин.

"Или такой нюанс. Нынешний президент невысокого роста, но те из подчиненных, кто оказывается возле него, на фото или видео не должны выглядеть выше, чем он. Кто-то сгибается в поклоне, кто-то подгибает ноги, и в этом унизительном положении подходит к нему. При Ниязове именно такого я не помню", - сравнивает двух глав государств Фарид Тухбатуллин.

"В США я беседовал с западными дипломатами, которым довелось работать и с прежним, и с нынешним президентами Туркмении. Суммируя их впечатления, можно сказать, что они все же видели за спиной Ниязова партийную школу, и то, что он учился в Ленинграде. Что касается Бердымухамедова, то он, по их оценке, несмотря на титул "Аркадага" и весь его культ, больше напоминает сельского паренька, который дальше Ашхабада ничего не видел", - подводит итог сравнения собеседник DW.

Хотите получать новости и аналитику DW на экран смартфона? Подпишитесь на наш канал в Telegram: DW Центральная Азия

Смотрите также:

Смотреть видео 02:16
Now live
02:16 мин

Последний адрес: как в России вспоминают жертв сталинизма (14.11.2015)

Контекст

Аудио- и видеофайлы по теме

Реклама