Коронавирус в Туркмении: футболом и велопробегом по COVID-19 | События в мире - оценки и прогнозы из Германии и Европы | DW | 15.04.2020
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages
Реклама

Мир

Коронавирус в Туркмении: футболом и велопробегом по COVID-19

Туркмения считается одной из самых закрытых в мире стран. Но может ли "железный занавес" воспрепятствовать проникновению коронавируса? У опрошенных DW экспертов на этот счет большие сомнения.

Президентский дворец в Ашхабаде

Президентский дворец в Ашхабаде

Если считать, что закрытая от внешнего мира страна с эпидемиологической точки зрения менее уязвима, чем отрытая, то в Туркмении сейчас заразившихся коронавирусом быть вообще не должно. Вот и официальный Ашхабад уверяет, что таковых в стране нет. Заметим, что и власти Северной Кореи, с которой Туркмения конкурирует в "рейтинге закрытости", тоже утверждают: заболевших COVID-19 в КНДР нет. А ведь эта страна граничит с Китаем - первоисточником нынешней пандемии. Правда, Пхеньян закрыл границу с КНР и ввел другие жесткие ограничительные меры еще в январе. Ашхабад же закрыл границы с Ираном, а затем с Афганистаном и с соседними республиками бывшего СССР только в феврале - марте.

Туркменский "железный занавес" против коронавируса

Лидер оппозиционной Республиканской партии Туркмении в изгнании Нурмухаммед Ханамов уверен, что зараженные вирусом в стране есть. "Один из первых очагов в регионе был в Иране, а у Туркмении с Ираном граница 1300 километров, и через нее транзитом проходят грузы из Ирана в Узбекистан, в Казахстан, в другие страны. Есть и нелегальные переходы, которыми пользуются для закупок фруктов и овощей в Иране, - объясняет собеседник DW. - Границы после вспышки в Иране были закрыты не сразу, и никто поначалу не занимался проверкой проезжающих на вирус и их изоляцией". Не случайно врачей предупреждают, чтобы о вирусе разговоры не велись, а речь шла об обычном ОРВИ, говорит он.

Пустые улицы в Стамбуле

В Стамбуле после введения жесткого карантина

Сейчас, правда, границы республики плотно закрыты. Более того, Ашхабад даже не эвакуирует своих граждан из других стран. Между тем, много трудовых мигрантов из Туркмении застряли в Турции. "Там закрылись предприятия общепита, где они в основном работали, а теперь остались без средств к существованию", - рассказал DW Нурмухаммед Ханамов.

Он поддерживает постоянный контакт с туркменами, находящимися за рубежом: "В прошлую пятницу мне из Турции сообщили, что турецкие власти поселили туркмен, которые не могут улететь домой, на окраине Стамбула и обеспечили их трехразовым питанием. А посольство и консульство Туркмении на звонки не отвечает. В Индии оставшиеся туркмены тоже бедствуют и просят о помощи. Хорошо, нашлись туркмены из диаспор, которые откликнулись и перевели им деньги".

Руководитель НПО "Туркменская инициатива по правам человека" (ТИПЧ) в Вене Фарид Тухбатуллин считает, что Ашхабад не пытается вернуть своих застрявших за границей граждан из страха перед вирусом: "Логистика в стране не готова к их приему, пункты для карантина недостаточно оборудованы, я уже не говорю о достаточном количестве тестеров на вирус".

Тухбатуллин обратил внимание на то, что 7 апреля президент отменил свое участие в массовом велосипедным пробеге в честь Дня здоровья, остался в очень узком кругу. "Масса же народа каталась, это показывали по телевидению, - подчеркивает правозащитник. - Значит, сам президент Туркмении не доверяет той системе, которую он выстроил".

Косвенную информацию о реальном числе заразившихся коронавирусом в республике, по словам собеседника DW, могли бы дать данные о том, сколько использовано тестов на вирус, которые Туркмения получила из КНР и из России. Но и такие сведения не афишируется, добавляет он.

Можно ли упоминать COVID-19 в Туркмении?

О пандемии коронавируса жители Туркмении сперва узнали от тех, кто смотрит турецкое или российское ТВ. С середины марта люди стали закупать средства защиты, и тогда власти, которые больше боятся паники, чем пандемии, ломали голову над тем, что лучше - говорить о вирусе или молчать, отмечает Фарид Тухбатуллин. Эта ситуация породила различные слухи о своеобразии туркменских мер борьбы с вирусом.

"Директивы Ашхабада - пока они дойдут до северного или до западного регионов - начинают выглядеть по-разному. Где-то не запрещают ходить в масках, а где-то за них даже штрафуют, вначале слово "коронавирус" запретили, но потом, после выступления президента, снявшего это табу, появилась брошюра с упоминанием СОVID-19, - рассказывает глава ТИПЧ. - Впрочем, следом вышел другой вариант брошюры, уже без упоминания коронавируса". 

В октябре 2017 года в Сочи Гурбангулы Бердымухамедов подарил Владимиру Путну щенка

В октябре 2017 года в Сочи Гурбангулы Бердымухамедов подарил Владимиру Путну щенка

Эпидемии коронавируса власти Туркмении не на шутку боятся, зная о слабости отечественной системы здравоохранения. Эта система была радикально демонтирована еще в годы правления Сапармурата Ниязова. Обучение в вузах длилось всего два года, вспоминает Нурмухаммед Ханамов, а после 2003 года произошел отток из страны специалистов - как русских, армян и других национальных меньшинств, так и самих туркмен. "А ведь имена некоторых были известны даже за пределами СССР, - указывает Ханамов. - Их в поздние годы власти Туркменбаши заменили люди, полуграмотные в прямом смысле". После прихода к власти нынешнего президента Гурбангулы Бердымухамедова, замечает он, в Туркмении вернулись к более длительному обучению в вузах. "Но большая часть времени, - говорит собеседник DW, - уходит на изучение его трудов, а президент плодовит, печатает чуть ли не по книге в месяц". 

Карантинные меры в Балканабаде и Туркменабаде

Ашхабад всю ответственность за создание карантинных зон переложил, по словам Ханамова, на Туркменабад (Чарджоу), в который стали перенаправлять самолеты международных авиалиний: "Сначала там под карантин выделили места в бывшей инфекционной больнице, а потом дополнительно построили палаточный городок, где людей с рейсов держат за высоким забором с вышками охраны по периметру".

Второй такой лагерь возводят на западе страны, в Балканабаде (Небит-Даг). "На сколько человек он рассчитан, нам не известно, но известно об ужасных условиях для тех, кто туда попал в карантин", - утверждает Фарид Тухбатуллин из ТИПЧ. По данным этой НПО, обнародованным вечером во вторник, 14 апреля, в карантинной зоне Туркменабада в отдельной палате находятся семь человек с положительным анализом на коронавирус.

Также известно, что власти проводят дезинфекцию общественного транспорта, а на прошлой неделе из республики поступили сведения о том, что в Туркмении все же ввели ограничения на празднования свадеб и юбилеев: число их участников не должно превышать 200 человек. В ресторанах за одним столом теперь не может сидеть больше шести посетителей. "Совершено очевидно, что такие меры не могут быть эффективной профилактикой коронавируса", - считает Фарид Тухбатуллин. 

Тем временем российские СМИ сообщили, что Ашхабад возобновил товарообмен с Ираном, где пик эпидемии считают пройденным. Учитывая бедственное экономическое положение туркменского населения, этот шаг, вероятно, будет встречен людьми с облегчением, даже несмотря на риск проникновения вируса. Есть и другое оптимистичное сообщение из Туркмении - в республике с 18 апреля возобновляется футбольное первенство.

Смотрите также:

Смотреть видео 02:41

Россиян ждет подорожание продуктов (13.04.2020)

Аудио- и видеофайлы по теме