Комментарий: Хотят ли русские войны? | Авторская Колонка Ивана Преображенского | DW | 22.05.2017

Посетите новый сайт DW

Зайдите на бета-версию сайта dw.com. Мы еще не завершили работу. Ваше мнение поможет нам сделать новый сайт лучше.

  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages
Реклама

Иван Преображенский

Комментарий: Хотят ли русские войны?

Россия старательно готовится к обороне, создавая все новые виды наступательных вооружений. Что означает эта несостыковка, объясняет политолог Иван Преображенский.

Сергей Шойгу

Сергей Шойгу

Россия - мирная страна, готовая дать отпор любому агрессору. С такими тезисами выступают в последние дни многие российские государственные деятели, начиная с президента. Однако грозные оборонительные заявления почему-то сопровождаются разработкой наступательных вооружений.

Спад российской экономики лишь слегка притормозил перевооружение российской армии. Едва стало понятно, что цены на нефть вряд ли сильно упадут в ближайшее время, как руководство России ускорило программу по переоснащению вооруженных сил. Экономить на обороне, как того добивались экономисты, например, Алексей Кудрин, Кремль так и не начал.

Иван Преображенский

Иван Преображенский

Владимир Путин проводит одно совещание за другим, обсуждая, на что будет способна российская армия к 2025 году. А его пресс-секретарь Дмитрий Песков отмечает, что такой мозговой штурм с представителями военно-промышленного комплекса, министерства обороны, вооруженных сил - это уникальный формат, придуманный лично президентом и впервые испробованный в 2013 году. То есть, добавим от себя, накануне аннексии Россией Крыма.

Даже судя по обсуждению гособоронзаказа на 2016 год (выполнен, по словам Владимира Путина, на 98,8%), понятно, что экономить на вооружении Кремль не намерен. Неудивительно, учитывая, что как раз в прошлом году российские расходы "на оборону" достигли исторического максимума.   

Нападать или обороняться?

К чему же Россия готовится - нападать или защищаться? Многие, как глава Бюро национальной безопасности Польши Павел Солох, явно опасаются, что Москва готовится нападать и поэтому считают ее угрозой для НАТО. "Главным вызовом" для "европейской модели безопасности" называет Россию и министр обороны Швеции Петер Хультквист.

Сами российские власти утверждают, что все это исключительно оборонительные приготовления. Говорят, совсем как в Советском Союзе, что Россия, мол, готова ответить на любую агрессию, но сама - исключительно мирная держава.

Настораживает то, что агрессию Россия готова отражать отнюдь не только на своей территории. По словам "оборонного" вице-премьера российского правительства Дмитрия Рогозина, Москва намерена защищать не только свои границы, но и заботиться о "нерушимости границ дружественных стран". К несчастью, на примерах Украины и отчасти Сирии понятно, как именно в Кремле трактуют помощь "дружественным странам".

Контекст

Поверхностный технический анализ российских планов по перевооружению также не свидетельствует в пользу "невинности" ее военных приготовлений. Как, например, прикажете трактовать обсуждавшиеся на одном из совещаний "вопросы наращивания боевых возможностей комплекса "Искандер-М", в том числе путем увеличения дальности и создания новых ракет, "используемых в ракетном комплексе сухопутных войск"? Ведь это фактически шаг в сторону пересмотра советско-американского Договора о ликвидации ракет средней и малой дальности, подписанного 8 декабря 1987 года, по которому дальность полета подобных ракет не может превышать 5500 км. Не слишком "оборонно" выглядит и идея давать лучшим воинским подразделениям звание "ударных". Это слово явно не из оборонительной лексики.

Происходящие перемены в российской армии говорят о том, что активнее всего укрепляются именно "наступательные" ее подразделения. В воздушно-космических силах доля современных вооружений к концу 2017 года должна составить 68%, в воздушно-десантных войсках - 58%, ну а главная оборонительная сила - сухопутные войска - должна быть обеспечена новыми видами техники всего на 42%. Наконец, Владимир Путин фактически, хоть это мало кто и заметил, объявил о необходимости "мобилизации" российской науки, как это уже было в СССР.

Серьезны ли военные угрозы?

Москва явно не хочет разрядки или не верит в нее. И, как следствие, продолжает вооружаться. Вот только ее возможности не вполне соответствуют страхам, которые она вызывает у отдельных европейских соседей.

Несмотря на рекордные расходы на вооружение, к концу 2017 года российская армия в целом будет оснащена современным оружием всего на 62%. Не хватает явно и денег, и технологий, о важности которых говорит Владимир Путин. Так что сейчас России по силам только операции вроде сирийской или поддержка разнообразных "народных республик". К активной наступательной войне страна явно не готова, даже если бы кому-то этого и захотелось.

Однако трудно прогнозировать, что будет к 2025 году, тем более что по действующей конституции президентом России к тому моменту должен быть уже не Путин. Можно ли только ожидать войны и готовиться к ней без желания ее начать? В этом-то и опасность самосбывающихся прогнозов: остановиться на пороге войны иногда очень сложно.

Автор: Иван Преображенский - кандидат политических наук, эксперт по Центральной и Восточной Европе, обозреватель ряда СМИ. Автор еженедельной колонки на DW. Иван Преображенский в Facebook: Иван Преображенский

Смотрите также:

Должны ли на Западе опасаться милитаризации российского общества? (28.04.2017)