Комментарий: Сегодня России нужна массовая правозащита | Комментарии обозревателей DW и приглашенных авторов | DW | 17.09.2019
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages
Реклама

Мнения

Комментарий: Сегодня России нужна массовая правозащита

Случаи, когда солидарность спасала от тюрьмы, не ограничиваются кейсом Голунова. Такая поддержка - едва ли не последняя надежда для тех в РФ, кого несправедливо преследуют, считает Александр Плющев.

Павел Устинов во время судебного процесса, 12 сентября

Павел Устинов во время судебного процесса, 12 сентября

Меня часто спрашивают, почему журналисты, проявившие невиданную солидарность в деле спасения Ивана Голунова, не демонстрируют ничего подобного, когда сажают других очевидно столь же невиновных людей. Тут важна не столько природа вопроса и ответ на него, сколько слово "часто" - оно характеризует момент лучше всего. Все знают, что сажают невиновных, поскольку делается это максимально нарочито и показательно. Не знают лишь, как их спасти или хотя бы максимально помочь.

Громкий флешмоб в поддержку актера Устинова

Недавние приговоры по "московскому делу" многократно усилили сомнения в том, что кому-то в ближайшее время удастся повторить успех недавней компании в защиту журналиста. Сейчас, наверное очень запоздало, коллеги актера Павла Устинова начали выступать в его защиту, записывать ролики, обращаться к зрителям после спектаклей.

Александр Плющев

Александр Плющев

Одним из инициаторов кампании выступил молодой актер Александр Паль, который сам в ходе той же акции 3 августа в Москве попал в автозак, но, как он сам рассказывает, был отпущен со словами "не смеем задерживать" после звонка из администрации президента. Не все потеряно, если тот, у кого такая крыша есть, добровольно и публично вступается за того, у кого ее нет.

Флешмоб, как это называют в прессе, получился громким, к нему присоединились десятки театральных деятелей, включая тех, которых принято считать осторожными - хотя бы в силу их зависимости от телепроектов. Развитие событий не так уж трудно было предугадать: по мере роста числа вступающихся за Устинова появлялось все больше вбросов о том, что кампания срежиссирована в одной из пресловутых "башен Кремля" в рамках аппаратной борьбы. Надо ли говорить, что о них бы и не вспомнили, не будь общественного давления, достаточно взглянуть на совсем недавние другие приговоры в рамках "московского дела".

Давление снизу на власти России

И это очень важный момент: противоречия в верхах - неважно, мнимые или существующие - проявляются только после и обязательно вследствие общественного давления. Именно поэтому общественные кампании важны. В стране, где фактическое отсутствие правосудия почти открыто признают пропагандисты режима, остается надеяться только на то, что издержки, создаваемые подобными выступлениями, в какой-то момент станут выше. А уж проявятся они во внутренних противоречиях системы и ее игроков - не так уж важно.

На самом деле любой откровенно неправосудный, очевидно и заведомо незаконный приговор должен был бы вызвать поголовное возмущение и тысячи людей на улицах городов с не самыми радужными перспективами для власти. Но сколько уже было таких приговоров?

Контекст

Это-то и страшно, что к демонстративному неправосудию попросту привыкли, оно стало обычной частью нашей жизни, главной страегией которой стало делать все возможное, чтобы попросту не соприкасаться с судебно-правоохранительной системой. Иначе беда.

Массовая правозащита в России - успешные случаи

Но если такие кампании уже не рождаются из обычного возмущения вопиющей несправедливостью, то хотя бы профессиональная солидарность, пусть и изредка, но работает. Конечно, отметившимся в прошлых подобных акциях журналистам, актерам с режиссерами и даже музыкантам, защищавшим своего коллегу рэпера Хаски, - несколько легче.

Все-таки публичные выступления - часть их работы. А что делать представителям непубличных профессий, к кому и как им обращаться? Почему бы тем же журналистам не вступаться за всех несправедливо задержанных, обвиненных и осужденных?

Успешных кейсов такого рода больше, чем кажется. Например, дело математика Дмитрия Богатова, арестованного два года назад по обвинению в организации массовых беспорядков и призывах к террористической деятельности.

Не то чтобы за него массово вступились математики, но было сделано все возможное для разъяснения публике, что Богатов не сделал ровным счетом ничего противозаконного. В итоге - дело закрыто. Медики легко вспомнят дело Елены Мисюриной, когда в итоге удалось отбить врача-гематолога, осужденную на два года лишения свободы за якобы совершенную ей ошибку.

Журналистам, которые уже давно вынужденно становятся правозащитниками, одним уже не потянуть. Эту стезю в той или иной степени приходится осваивать и всем остальным, пусть поначалу хотя бы и через профессиональную солидарность.

Автор: Александр Плющев - журналист радиостанции "Эхо Москвы", автор еженедельной колонки на DW. Telegram: @PlushevChannel, Twitter: @plushev

Комментарий выражает личное мнение автора. Оно может не совпадать с мнением русской редакции и Deutsche Welle в целом.

______________

Подписывайтесь на наши каналы о России, Германии и Европе в Twitter | Facebook | YouTube | Telegram

Смотрите также:

Смотреть видео 12:27

От этого суда в шоке даже Галкин со Шнуровым: флешмоб в поддержку Устинова. DW Новости

Контекст

Аудио- и видеофайлы по теме

Реклама