Комментарий: Почему ливийскую неудачу Путина заметят на Ближнем Востоке | Комментарии обозревателей DW и приглашенных авторов | DW | 14.01.2020
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages
Реклама

Мнения

Комментарий: Почему ливийскую неудачу Путина заметят на Ближнем Востоке

Провал московских переговоров по перемирию в Ливии вновь напомнил: у Москвы на Ближнем Востоке нет жизненно важных интересов, считает Константин Эггерт.

Провал московских переговоров по Ливии явно стал для Кремля неожиданностью. Там облегченно вздохнули после того, как все-таки не началась американо-иранская война (которая закончилась бы военно-политической катастрофой для тегеранских мулл). На срочной встрече 11 января Владимир Путин уговорил Ангелу Меркель (Angela Merkel), что вместе с президентом Турции Эрдоганом они смогут разрешить и ливийский кризис.

Загадочный отъезд Хафтара

Москва, отправившая воевать на стороне генерала Халифы Хафтара несколько сот наемников из ЧВК Вагнера, была уверена, что сможет уговорить "клиента" не только объявить о прекращении огня, но и подписать перемирие с признанным ООН Правительством национального согласия в Триполи во главе с Фаизом Сараджем. Оно контролирует западную Ливию, а генерал Хафтар с его Ливийской национальной армией - восточную. Делегация Сараджа проект соглашения о перемирии подписала. Генерал сначала сказал, что даст ответ утром 14 января, но затем просто улетел из Москвы.

Константин Эггерт

Константин Эггерт

Официальная версия Хафтара такая: правительство Сараджа не предоставило четкого графика разоружения ряда своих полувоенных формирований. Полагаю, это отговорка. Дело в том, что, помимо официальной России, генерала поддерживают также Египет, Саудовская Аравия и Объединенные Арабские Эмираты. Скорее всего, кто-то из числа этих спонсоров считает, что Хафтар еще может победить в ливийской гражданской войне, или что уступки людей Сараджа недостаточны.

Для Москвы реальные причины не столь важны. Существенно другое: 76-летний ливийский полевой командир, давний выпускник академии имени Фрунзе и американский гражданин, не считает, что он чем-то обязан Путину и Лаврову. Он играет сразу на нескольких шахматных досках, собирает, как и полагается полевому командиру, дань с контролируемой им территории плюс, полагаю, получает неплохое финансирование от богатых саудовцев и ОАЭ. А то, что Кремль бледновато выглядит теперь в глазах Меркель, Эрдогана, ЕС и ближневосточных правителей, его совершенно не волнует.

Хафтару значительнее важнее понять, что предпримет теперь турецкий президент, который поддерживает правительство в Триполи и уже отправил в Ливию "военных советников". Эрдоган пообещал разобраться с "путчистом Хафтаром". Если Анкара решит отправить в Ливию регулярные армейские части, о чем президента Турции умоляет Сарадж, то ситуация для Москвы станет совсем аховой. Всего несколько дней назад Путин и Эрдоган вместе открыли газопровод "Турецкий поток" - и вот уже они по разные стороны ливийских баррикад.

Чего добивается в Ливии Путин

Ради чего? - отдельный вопрос. Если бы в России глава государства был подотчетен хоть кому-то, то его имело бы смысл задать. А так можно только предположить, что, во-первых, для Путина "замирение" Ливии - своего рода компенсация решения президента Медведева в 2011 году не препятствовать западной операции в Ливии, за которой последовала первая гражданская война, раскол страны и жуткая смерть Муаммара Каддафи. В Кремле считают, что вмешательство в ливийскую ситуацию, да еще на стороне ярого антиисламиста Хафтара, еще больше поднимет престиж официальной России на фоне успешного спасения Башара Асада в Сирии.

Во-вторых, в Кремле надеются, что в случае победы или хотя бы ничьей в гражданской войне генерал предоставит российским ВКС и ВМФ базу на ливийском побережье. Помимо очередного щелчка по носу американцам, ее строительство обеспечило бы сытными госконтрактами массу хороших и уважаемых людей в Москве, в погонах и без.

Наконец, в-третьих, в случае окончания гражданской войны, российские нефтегазовые госкомпании, работавшие в Ливии при Каддафи, надеются вернуться в страну. Строго говоря, к настоящим российским интересам хоть какое-то отношение имеет только эта, третья цель. Хотя, опять же, не новость и то, что неэффективность и коррумпированность государственного и окологосударственного бизнеса в России о национальных интересах позволяет говорить с очень большими оговорками. 

Настоящие интересы российского общества лежат в совершенно конкретных сферах. Это выработка стратегии в отношении Китая и его растущей экспансии в Центральной Азии; достойное и честное прекращение конфликта с Украиной; развитие нормального взаимодействия с главным торговым партнером России - Европейским Союзом; возобновление нормального диалога по ядерной теме; вывод страны из изоляции и создание нормального инвестиционного климата.  

Спасение ближневосточных диктатур и участие в чужих гражданских войнах к приоритетам российской внешней политики не относится.

Как и в недавнем кризисе вокруг Ирана, провалившиеся ливийские переговоры в Москве продемонстрировали пределы регионального влияния Москвы. Даже если обещанная Путиным и Меркель берлинская конференция по Ливии состоится, ущерб уже нанесен.

Халифа Хафтар точно знает, что нужно ему - деньги и власть. И если на пути к этой цели пострадает престиж "российских партнеров", поставляющих ему наемников, зато порадуется кто-то другой, то так тому и быть. Всем не угодишь. Это на Ближнем Востоке заметят и учтут на будущее все - от Касабланки до Тегерана.

Автор: Константин Эггерт - российский журналист, ведущий программ телеканала "Дождь".  Автор еженедельной колонки на DW.  Константин Эггерт в Facebook:  Konstantin von Eggert

Комментарий выражает личное мнение автора. Оно может не совпадать с мнением русской редакции и Deutsche Welle в целом.

Смотрите также:

Смотреть видео 02:28

Эскалация конфликта в Ливии

Контекст

Аудио- и видеофайлы по теме

Реклама