Комментарий: Заморозки ингушской весны | Комментарии обозревателей DW и приглашенных авторов | DW | 04.04.2019

Посетите новый сайт DW

Зайдите на бета-версию сайта dw.com. Мы еще не завершили работу. Ваше мнение поможет нам сделать новый сайт лучше.

  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages
Реклама

Мнения

Комментарий: Заморозки ингушской весны

Недовольство жителей Ингушетии изменением границы с Чечней необычно интенсивно для сегодняшней России. Но любые уличные протесты заканчиваются одинаково во всех регионах РФ, напоминает Федор Крашенинников.

Протесты в Магасе (фото из архива)

Протесты в Магасе (фото из архива)

Ингушетия - небольшая республика, расположенная на Северном Кавказе. Принято считать, что в этом регионе федеральная власть опасается портить отношения с местным населением. Поэтому руководят кавказскими республиками (за исключением Дагестана) их уроженцы, что уже кажется удивительным либерализмом - большинством регионов России уже много лет управляют сменяющие друг друга "варяги", зачастую вообще не имеющие никакого отношения к управляемым территориям!

Последние события в Ингушетии свидетельствуют, что эта концепция устарела.В силу своих традиций, ингуши гораздо теснее связаны друг с другом, чем обитатели других регионов России. Это позволило сохраняться местной неформальной, но влиятельной элите, существующей параллельно официальной иерархии. Возможно, поэтому массовые уличные протесты в Магасе были столь организованными и массовыми, и на первых порах вышли за пределы привычного для России уровня противостояния. На какое-то время даже возникла иллюзия, что власть утратила контроль за ситуацией, не смея откровенно противопоставлять себя людям.

Кавказская специфика в Ингушетии

Отдельного внимания заслуживают сообщения СМИ, что некоторые сотрудники силовых органов отказывались выполнять приказы по жесткому подавлению протестов. Для современной России это уникальное явление, обычно "силовики" без сомнений расправляются с протестующими согражданами. Впрочем, в случае Ингушетии речь, скорее всего, идет не столько об идейной позиции, сколько все о тех же упомянутых выше неформальных связях внутри ингушского народа: в отличии от Москвы и Санкт-Петербурга, где сотрудник Росгвардии бьет и разгоняет посторонних ему людей, в Магасе он рискует оказаться лицом к лицу со своими родственникам.

Федор Крашенинников

Федор Крашенинников

Хватило нескольких дней, чтоб власть в Ингушетии собралась и повела себя обычным образом: новые митинги не согласованы, на лидеров протестов обрушились задержания, обыски, суды, штрафы и возбуждение уголовных дел по хорошо знакомым "болотным" статьям. И судя по той решимости, с которой водворяется порядок, лидеры протеста будут наказаны с показательной суровостью, чтоб никому было неповадно - ни в Ингушетии, ни в других местах.

Вывод очевиден: ингуши могут быть как угодно сплочены внутри своей республики, но во всех случаях столкновения с властью они имеют дело не с ингушской администрацией или ингушскими силовыми органами, а с Российской Федерацией во всей ее мощи и непреклонности. И если даже какие-то отдельные органы местной власти или сотрудники силовых структур откажутся выполнять приказы, у федеральной власти пока еще вполне хватает сил, чтоб в несколько дней взять под контроль ситуацию в любом регионе, даже если речь идет о Северном Кавказе.

Региональные элиты осознали свое положение

Вертикальная структура российской власти надежно защищает ее от любых народных протестов: даже если в каком-нибудь регионе, на Кавказе или в Нечерноземье, местное руководство на несколько часов или дней впадает в ступор, это никак не влияет на стабильной всей системы и даже на ситуацию в других регионах - там, скорее всего, и ничего не узнают о происходящем у соседей. Например, для усиления информационной блокады вокруг протестов в Ингушетии не постеснялись отключить интернет.

Тем более невозможно представить себе ситуацию, в которой региональная власть встала бы на позиции протестующих и выступила перед федеральным центром как лоббист их требований, особенно если они явным образом противоречат спущенным сверху решениям.

Собственно говоря, ради этого все последние 19 лет и уничтожался федерализм и механизм честных выборов. К сожалению, только сейчас многие регионы и их элиты (где такие еще остались) почувствовали, чего они на самом деле лишились и в каком униженном состоянии находятся. Иллюзия, что политическая лояльность Кремлю предполагает учет местных интересов при принятии решений, развеялась: лояльность образца 2019 года подразумевает безусловное исполнение любых решений, принятых или согласованных в Москве - даже если они неприемлемы для местных элит и чреваты взрывом негодования граждан.

Спор Ингушетии и Чечни на руку Москве?

Весьма странно, что федеральная власть оказалась так сильно вовлечена в ситуацию с территориальными спорами в Ингушетии, тем более в такое время, когда у нее и так достаточно проблем. И еще неизвестно, что хуже - то, что Кремль пошел на поводу у Рамзана Кадырова и теперь, сохраняя лицо, будет все глубже и глубже увязать в ингушском конфликте, или сознательная реализация стратегии "разделяй и властвуй".

Не хочется впадать в конспирологию, но возможно, что федеральная власть умышленно спровоцировала всю эту ситуацию, чтобы, с одной стороны, проверить лояльность местных лидеров, а с другой - надежно связать их судьбу со стабильностью всего режима. И Рамзан Кадыров, и Юнус-Бек Евкуров обречены до последнего быть лояльными Владимиру Путину, потому что без поддержки федерального центра, в том числе и силовой, долго они в своих креслах не усидят. Нельзя не признать, что в тактическом смысле это эффективный ход, но не хочется даже думать, что случится с Российской Федерацией, если все тлеющие под спудом межэтнические и межрегиональные споры и конфликты когда-нибудь вырвутся на поверхность.

Автор: Федор Крашенинников - российский политолог и публицист, автор книг "После России" и "Облачная демократия", которую он написал вместе с Леонидом Волковым. Telegram: @fyodork, Twitter: @fyodorrrrr

Комментарий выражает личное мнение автора. Оно может не совпадать с мнением русской редакции и Deutsche Welle в целом.

______________

Подписывайтесь на наши каналы о России, Германии и Европе в Twitter | Facebook | Youtube | Telegram | WhatsApp

Смотрите также:

Смотреть видео 03:17

Разгон протестов в Ингушетии: что говорят очевидцы?

Аудио- и видеофайлы по теме