Как две правозащитные организации в РФ оказались на грани закрытия | Россия и россияне: взгляд из Европы | DW | 15.09.2018
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Россия

Как две правозащитные организации в РФ оказались на грани закрытия

Движение "За права человека" и фонд "В защиту прав заключенных" оказались под угрозой закрытия. Как на фоне "закона об иноагентах" и отсутствия денег выживают правозащитники в РФ?

Небольшое помещение на Каланчевской улице - офис правозащитного движения "За права человека". Сюда правозащитники перебрались после того, как несколько лет назад, несмотря на оплаченную аренду, их в сопровождении полиции выставили на улицу из дома в центре Москвы. В этом помещении три комнаты. Самая большая - приемная. Случается, что посетители тянутся вереницей. На стенах офиса висят фотографии фигурантов громких уголовных дел - голодающего уже больше ста дней Олега Сенцова и девушек из "Нового величия" Анны Павликовой и Марии Дубовик.

Правозащитники лишились грантов

Из-за одиночного пикета с плакатом в защиту Дубовик и Павликовой глава правозащитного движения Лев Пономарев и сам стал фигурантом дела. Только административного - ему назначили штраф в размере десяти тысяч рублей. "Я пикетировал прокуратуру, - вспоминает Пономарев недавние события. - Принес туда заявление о том, что это дело должно быть прекращено прокуратурой. Написал на имя генерального прокурора. У меня было письмо. Я его демонстративно положил и стоял в одиночном пикете, потому что это дело должно быть прекращено".

Лев Пономарев

Лев Пономарев

Правозащитники помогают задержанным, заключенным и просто тем, с кем обошлись несправедливо, на деньги государства. Когда-то правозащитное движение "За права человека" получало и иностранные гранты. Но с появлением закона об "иностранных агентах" от них отказалось. Теперь - гранты только президентские.

"Я каждый день пишу несколько десятков писем, обращаюсь к чиновникам, - объясняет Пономарев отказ от иностранного финансирования. - Если там будет написано"иностранный агент", а есть требование, чтобы ты писал чуть ли не на бланках, и на сайте это тоже должно быть указано, то чиновник возьмет эту бумажку, увидит, порвет и выбросит".

"За права человека" получало президентские гранты в течение последних семи лет. Но заявку, поданную в этом году, весной не удовлетворили. Теперь вся надежда - на второй, осенний конкурс. Если движение вновь не получит финансирования, то его существование окажется под угрозой.

Фонд "В защиту прав заключенных" под угрозой

В подобной ситуации оказалась  еще одна правозащитная организация - фонд "В защиту прав заключенных". Правозащитники, пожалуй, те немногие, кто интересуется жизнью заключенных, рассказывает Максим Хохлов.

Максим Хохлов

Максим Хохлов

У молодого человека непростая судьба - вырос без родителей, по малолетству загремел в тюрьму, в колонии встретил совершеннолетие, там же начал ходить в церковь и устроился работать в библиотеку. Через несколько месяцев после выхода на свободу встретил случайного знакомого, выпили, поехали на метро, на одной из станций решил помочь изрядно набравшемуся приятелю, взял его разряженный телефон, чтобы зарядить и сам обратился за помощью к полицейским. Те заметили тюремные наколки на его руках. В СИЗО Хохлов оказался по обвинению в краже этого телефона.

Делом Максима Хохлова заинтересовались правозащитники. Вместо государственного адвоката наняли ему частного. А после оглашения приговора помогли отправить жалобу в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ). "Начали помогать. Хотя мне светил большой срок, - объясняет Хохлов, - многие считали, что я бывший рецидивист и не исправился. А тут общественность, люди начали приходить. И если бы не эти люди, если бы не адвокаты, которых оплатили, я мог бы залететь на все пять лет, а дали год и три месяца".

Сейчас Максим женат, работает в анимационной студии. Бывшего заключенного выдают в нем разве что все те же наколки на руке. Часть сотрудников фонда "В защиту прав заключенных" тоже когда-то отбывали наказание за решеткой. Фонд помог им - взял на работу. Без выделяемых государством денег все они окажутся не у дел.

Это проблема всех правозащитных организаций в России, поясняет глава движения "За права человека" Лев Пономарев - брать деньги за границей сегодня чревато, а государство, и так не очень жалующее работу правозащитников, в любой момент может отказать в финансировании. Еще один способ - краудфандинг не всегда удается организовать, частные пожертвования можно собрать, только если какое-то дело получило громкую огласку. А бизнес давать деньги просто боится. Вот и получается, что правозащитники надеются на деньги государства, чтобы граждан от этого же государства и защищать.

Смотрите также: 

Смотреть видео 02:27
Now live
02:27 мин

Травля неугодных в России: как живут НКО с клеймом "иноагента"

 

Контекст

Аудио- и видеофайлы по теме

Реклама