Западные историки о расстреле царской семьи | Культура и стиль жизни в Германии и Европе | DW | 16.07.2018

Посетите новый сайт DW

Зайдите на бета-версию сайта dw.com. Мы еще не завершили работу. Ваше мнение поможет нам сделать новый сайт лучше.

  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages
Реклама

Культура и стиль жизни

Западные историки о расстреле царской семьи

Расстрел Николая II и его семьи был осуществлен в Екатеринбурге в ночь с 16 на 17 июля 1918 года. Как оценивают это трагическое событие историки в Германии и Австрии?

Последний российский император Николай II и его семьи были расстреляны в Екатеринбурге в ночь с 16 на 17 июля 1918 года. Вместе с Романовыми были убиты их приближенные. Русская православная церковь канонизировала Николая II и его семью и 17 июля отмечает день их памяти.

DW: Какова была реакция на убийство в российском обществе того времени? Хотя приходится учитывать тот факт, что далеко не все узнали о смерти царской семьи сразу после расстрела…

Екатерина Махотина (Dr. Ekaterina Makhotina), доктор исторических наук, Боннский университет: Убийство царской семьи не стало для российского общества каким-то шоком, чем-то совершенно неожиданным. Отношение к Николаю в то время было если не отрицательным, то равнодушным. В России практически не было общественных групп, которые выступали бы за восстановление монархии и самозабвенно любили бы Романовых. Когда Николай Второй перенял командование армией в 1915 году, он подложил сам под себя бомбу замедленного действия: все неудачи записывались с этого момента на его счет. В том, что Россия вынуждена участвовать в Первой мировой войне и к каким последствиям вело это участие, обвиняли царя.

Контекст

К концу войны разговоры о царской семье опустились до оскорбительного юмора. Как пишет историк Борис Колоницкий, накануне революции 1917 года прозвище "царь-дурак" было самым распространенным прозвищем Николая Второго. Под этим подразумевались как слабость характера, так и общее интеллектуальное развитие монарха. Кроме того, Николаю припоминали и "Кровавое воскресенье", когда в 1905 году были расстреляны протестовавшие рабочие, и давку во время праздника на Ходынском поле по случаю коронации Николая, в которой погибло более тысячи человек. Сегодняшняя популярность царской семьи, исключительно положительное отношение к ней идет вразрез с тем, как относились к Романовым 100 лет назад.

Ян Кусбер (Univ.-Prof. Dr. Jan Kusber), профессор, доктор исторических наук, Университет имени Гутенберга в Майнце: Было ясно, что возвращение к монархии в России вряд ли возможно, особенно в среднесрочной перспективе. Но столь жестокого убийства никто в России не ждал. Ранее большевики планировали провести открытый судебный процесс над Николаем Вторым, - чтобы подвести символическую черту под эпохой царизма в России. За проведение такого процесса, в частности, выступал Троцкий. Ленин, в свою очередь, опасался, что Романовы все еще любимы в народе, а потому суд может принести совсем не те плоды, которых большевикам хотелось бы. Ленин посчитал, что в условиях Гражданской войны будет целесообразнее втайне убить всю семью и хранить молчание об этом как можно дольше.

DW: В ноябре 1918 года германскому императору Вильгельму II удалось покинуть страну и дожить до старости за ее пределами. Почему не удалось вывезти из России Романовых?

Ян Кусбер: Конкретных попыток вывезти царскую семью из России не предпринималось. Переговоры, весьма осторожные, велись, в частности - послом в России графом фон Мирбахом. Однако Германия в тот момент была заинтересована в сохранении мирных отношений с Россией, новые конфликтные ситуации или даже поводы для их возникновения не были нужны никому, а потому Мирбаху фактически приходилось действовать в одиночку,- без согласования своих действий с Берлином. Король Великобритании Георг V, будучи двоюродным братом Николая, выступил с предложением принять у себя царскую семью, однако тогдашнее лейбористское правительство, испытывавшее симпатии к большевикам, его не поддержало. Кроме того, в Лондоне опасались революционных настроений, которые захлестнули Европу, и приезд царской семьи мог бы расшатать ситуацию в обществе.

Николай с супругой

Николай с супругой

Элизабет Хереш (Dr. Elisabeth Heresch), доктор исторических наук, писательница, автор книги "Цареубийство", вышедшей в издательстве Herbig: Британский король считал, что отчасти в смерти царской семьи виновна Германия и лично император Вильгельм II. По мнению Георга V, сохранение жизни Романовым должно было стать одним из условий заключения Брестского мира. Кроме того, королю было известно о финансовой поддержке большевиков со стороны Германии - в процессе подготовки революции, во время и после ее свершения, а также в процессе укрепления большевиков во власти. Получается, что кайзер не принял никакого участия в судьбе своих аристократических родственников в России.

DW: Почему для большевиков, в частности, для Ленина, это было так важно: убить последнего русского царя?

Екатерина Махотина: Большевики пели "Марсельезу" и размахивали красными флагами. Они приравнивали свою революцию к Великой французской революции. Новый мир, ими управляемый, должен был стать социалистическим раем на Земле. Казнь российского царя, как и казнь французского короля в 1793 году, была важным символическим шагом для новой власти - и частью идеологического объяснения "красного террора": рождение нового мира невозможно без идеологического и физического уничтожения мира старого, ведь "социалистическая революция" технически была скорее бескровным переворотом, произошедшим в октябре 1917 года. Это идеологическое объяснение существовало рядом с достаточно прозаической теорией о том, что противники большевиков собирались выкрасть Николая Второго из Ипатьевского дома в Екатеринбурге.

Николай II

Николай II

Элизабет Хереш: Убиты ведь были не только Николай с семьей, но и великие князья. Большевики целенаправленно истребили всех Романовых, находившихся на территории страны, чтобы не было ни малейшего напоминания об их присутствии и ни малейшего шанса на их возвращение во власть. Эти действия схожи с тем, что происходило во время Великой французской революции. Советская революция вообще была такой же лживой, как и французская: те, кто пришел в итоге к власти, предали свои идеалы, и произошло это очень быстро.

DW: Николай не был сто лет назад царем-батюшкой, которого любили массы. Скорее - наоборот. Как так получилось, что образ его трансформировался в наши дни настолько, что порой кажется, что речь идет о двух разных Николаях?

Екатерина Махотина: В новейшей истории России возрождение культа Николая и царской семьи неразрывно связано с возрождением популярности Русской православной церкви. Культ Николая Второго - это также часть романтизации, идеализации дореволюционной России в контексте отрицания революции как самого страшного и губительного, что только бывает в истории. Возрождение культа царской семьи - это часть идеологии патриотических, национально-консервативных, преувеличено религиозных общественных сил, частично входящих в политический истеблишмент. Видно, что публичная история, как и в советское время, показывается в черных и белых тонах, исключая серые, отличающиеся многозначностью, альтернативностью, противоречивостью. В публичном пространстве доминирует недифференцированное, позитивистское представление о российской истории. Отношение к Николаю - пример ретроградного отношения к истории. Однако из всех Романовых Николаю тяжелее всех: в исторической политике Кремля особого почитания последнего монарха мы не увидим: слишком силен образ "слабого царя", не сумевшего противостоять революционной "смуте".

Подвал, в котором расстреляли семью Романовых

Подвал, в котором расстреляли семью Романовых

Главная проблема сегодняшнего отношения к прошлому в российском обществе заключается в том, что история является символом веры, священным объектом. Историю познают через эмоции, сентиментальность, ритуалы приобщения: история как блокбастер. Спокойное познание истории, взвешенная дискуссия и обмен аргументами стали очень редки. Но эмоциональная дистанция по отношению к прошлому необходима не только для профессиональных историков. Иначе верен парадокс Гегеля, что история учит тому, что ничему не учит.

Ян Кусбер: Историческая политика в России нацелена сегодня на создание в массовом сознании россиян "правильных" образов прошлого, к которым относится все, что способствует созданию имиджа России как великой державы - сильной, доброй, справедливой, стабильной. Революции 1917 года со сменой власти и последовавшей войной в этой "концепции" нет места. А канонизированная царская семья идеально вписывается в "набор" положительных образов прошлого: Николай становится символом "доброй автократии", сильной власти, мучеником, убитым в ходе неправедных действий, ввергнувших страну в пучину многолетней братоубийственной войны.

Смотрите также:

Аудио- и видеофайлы по теме