Гормоны в питьевой воде: чем дальше, тем больше | Научные открытия и технические новинки из Германии | DW | 26.02.2010

Посетите новый сайт DW

Зайдите на бета-версию сайта dw.com. Мы еще не завершили работу. Ваше мнение поможет нам сделать новый сайт лучше.

  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages
Реклама

Наука

Гормоны в питьевой воде: чем дальше, тем больше

Два десятилетия назад в питьевой воде были впервые обнаружены микрозагрязнения гормонами и медикаментами. С тех пор проблема стала еще острее. Велика ли угроза и как с ней бороться, - об этом спорили эксперты в Берлине.

Установка по очистке сточных вод

Установка по очистке сточных вод

Из всех пищевых продуктов, пожалуй, самому строгому контролю подвергается питьевая вода, поэтому любые примеси в ней, а тем более те, что представляют опасность для здоровья человека, обнаруживаются очень быстро. Примерно 20 лет назад исследователи впервые распознали одну такую угрозу: присутствие в воде, пусть и в крайне малых количествах, гормонов и медикаментов.

Речь идет об остатках лекарственных препаратов, не усвоенных организмом пациента и не нейтрализованных в обычных очистных сооружениях. Попадая с отходами жизнедеятельности человека в бытовую канализацию, они в конечном счете проникают в грунтовые воды и открытые водоемы. С годами эта проблема становится все острее. Промежуточные итоги ее изучения были подведены теперь на международной конференции, прошедшей в Берлине.

Куммулятивный эффект

В одной таблетке аспирина содержится 500 миллиграммов ацетилсалициловой кислоты, а в одном литре питьевой воды - в среднем полнанограмма. Иными словами, по содержанию этой биологически активной субстанции одна таблетка аспирина эквивалентна пятистам миллионам литров воды. "Концентрация остатков медикаментов в питьевой воде чрезвычайно мала, - говорит Ив Леви (Yves Levi), профессор университета Париж-Юг, видный специалист в области общественного здравоохранения. - А чем ниже концентрация, тем меньше риск для человека и окружающей среды. Этот риск не равен нулю, но пренебрежимо мал. Однако мы не вправе это голословно утверждать, мы должны это доказать строго научно".

А это непросто. Ведь в воде, помимо остатков лекарств, обнаруживаются также следы косметики, пестицидов, металлов и промышленных химикатов. А кроме того, одно вещество может давать множество продуктов распада. "Воздействие на организм определяется сочетанием всех биологически активных субстанций, - поясняет ученый. - Недостаточно знать эффекты, вызываемые отдельно каждым из компонентов, мы должны изучить именно комплексное воздействие". С этой целью профессор Леви проводит в своей лаборатории широкомасштабные опыты на животных и на клеточных культурах.

Особое беспокойство у ученых вызывают так называемые эндокринные дисрупторы - вещества, нарушающие гормональный обмен. К ним относятся не только, скажем, синтетические гормоны, лежащие в основе противозачаточных таблеток, но и соединения вроде бисфенола-А, которое широко используется при производстве пластмассовых бутылок и одноразовой посуды. "Самый наглядный эффект состоит в том, что мы уже не первый год обнаруживаем в загрязненных реках рыб с серьезными нарушениями половой функции, - говорит ученый. - То же самое наблюдается также у водоплавающих птиц и у аллигаторов. А опыты на грызунах показали, что эндокринные дисрупторы в питьевой воде вызывают аномалии и в развитии эмбрионов - прежде всего, при формировании головного мозга, - и способствуют возникновению некоторых форм рака - например, рака молочной железы".

И подметать, и не мусорить

Человек за сутки выпивает в среднем 2 литра жидкости, рыбы же пропускают сквозь жабры кубометры воды. Понятно, что именно животные, обитающие в водоемах, в наибольшей степени подвержены воздействию растворенных там вредных субстанций. Профессор Леви считает, что справиться с проблемой можно, лишь сочетая два подхода: "Мы должны принять меры к тому, чтобы предотвратить или, по меньшей мере, существенно снизить загрязнение как таковое - например, перестать пользоваться пластиковыми бутылками, перейти на стекло, что позволит нам отказаться от бисфенола-А. Это первое. А второе - необходимо технически усовершенствовать очистные сооружения".

Подавляющее большинство этих сооружений вовсе не рассчитано на извлечение микроэлементов из сточных вод, - жалуется и Хансрюди Зигрист (Hansruedi Siegrist), инженер ведущего швейцарского института по изучению проблем водоснабжения, очистки сточных вод и охраны водоемов (Eawag): "Нормальная функция очистных сооружений состоит в том, чтобы расщеплять химические соединения, попадающие в канализацию с человеческими выделениями. Кроме того, эти сооружения должны удалять питательные вещества - прежде всего, соединения азота и фосфора. А вот для микроэлементов они барьером не являются".

Одни биологически активные вещества, гормоны, пестициды, промышленные химикаты проходят очистные сооружения, не претерпевая никаких изменений, другие участвуют в различных химических реакциях, образуя новые соединения. "Однако мы до сих пор точно не знаем, какое влияние эти новые соединения оказывают на обитателей водоемов", - признает Хансрюди Зигрист.

Теперь в Швейцарии планируется оборудовать очистные сооружения дополнительными установками - либо на основе производящих озон ультрафиолетовых ламп, либо на основе активированного угля. Оба метода не претендуют на новизну: так, в плавательных бассейнах озонирование воды применяется уже лет двадцать, а активированный уголь в очистных сооружениях был впервые использован еще до второй мировой войны. Вопрос - в финансировании. "В зависимости от вида очистных сооружений озонирование обойдется в сумму от 5 до 20 центов за кубометр сточных вод, - говорит Хансрюди Зигрист. - Это значит, от 5 до 20 евро в год на душу населения".

Кстати, вопрос об использовании угольных фильтров и ультрафиолетовых ламп в очистных сооружениях обсуждался не так давно и в Берлине. Там тему быстро закрыли: начинание оказалось не по карману.

Автор: Владимир Фрадкин
Редактор: Ефим Шуман

Контекст