Гиперинфляция в Венесуэле: когда хлеб стоит больше миллиона | Важнейшие политические события в мире: оценки, прогнозы, комментарии | DW | 20.08.2018
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages
Реклама

Мир

Гиперинфляция в Венесуэле: когда хлеб стоит больше миллиона

По оценке МВФ, инфляция в Венесуэле в 2018 году может достичь показателя в миллион процентов. О причинах кризиса в экономике страны DW говорила с венесуэльским экономистом Пабло Рафаэлем Гонсалесом.

Венесуэльские боливары

Венесуэльские боливары

Венесуэла в понедельник, 20 августа, пережила крупную деноминацию национальной валюты - от курса боливара "отрезали" целых пять нулей. А сам боливар привяжут к венесуэльской криптовалюте Petro. Однако факта гиперинфляции в стране это не отменяет. О ее причинах DW рассказывает венесуэльский экономист и политолог Пабло Рафаэль Гонсалес. В начале 1990-х годов он работал советником в парламенте страны и помощником его председателя.

DW: Гиперинфляция - это своего рода расписка государства в банкротстве. К концу года уровень инфляция может достигнуть миллиона процентов. Что является причиной такого невероятного роста инфляции?

Пабло Рафаэль Гонсалес: Правительство Венесуэлы ввело валютный контроль, который закрепил все цены на уровне единожды проведенной оценки. Это и привело к краху, который мы сейчас видим. Сейчас в Венесуэле за 1 доллар дают 2,5 миллиона боливаров. Это в 17 раз больше, чем официальный обменный курс. Однако отмена жесткого валютного контроля для правительства полностью неприемлема.

- В чем проявляется инфляция для жителей Венесуэлы?

- Месячная зарплата в Венесуэле составляет 5,5 миллиона боливаров. Килограмм мяса стоит 10 миллионов. Минимальная цена на хлеб на острове Маргарита (крупнейший венесуэльский остров. - Ред.) - 1 миллион 400 тысяч боливаров. Астрономические цены в Венесуэле лишены всяческой логики. Более половины работников в стране, получающие минимальную зарплату, едва ли могут на нее существовать.

- Почему правительство так держится за свою валютную политику?

- Правительство утверждает, что контроль нацелен на предотвращение оттока валюты из страны. Но происходит обратное. Валюта исчезает, а люди нищают.

- Предыдущий президент страны Уго Чавес сразу после вступления вдолжность экспроприировал зарубежные и национальные частные компании, чтобы они, по его словам, начали работать для народа. Что из этого вышло?

- Экспроприация предприятий - еще одна причина нынешнего краха. Сегодня Венесуэла почти ничего не производит - ни сельхозпродукцию, ни промышленные товары. Венесуэла живет в абсурдном мире. Правительство экспроприирует цементную индустрию - у нас нет цемента, правительство экспроприирует кофейную отрасль - у нас нет кофе, правительство экспроприирует сахарные заводы - у нас нет сахара.

- Как обстоят дела с продовольственным снабжением?

- Это еще один абсурд в повседневной жизни венесуэльцев. Без правительственных продуктовых корзин CLAP, которые состоят из основных продуктов питания, многие люди не могли бы питаться в достаточной степени. CLAP - это сокращенно "Местный комитет по обеспечению продуктами". Чтобы получать эти наборы, необходимо обладать введенным правительством Мадуро идентификационным "документом отечества" (Carnet de la Patria).

- У вас есть предложения по выходу из кризиса. Как они выглядят?

- Я предложил ввести новую валюту, которая была бы по ценности равной доллару - как ранее поступили Бразилия и Аргентина. Помимо новой валюты, которая была бы защищена золотом и частью нефтяного запаса, нужно восстановить свободу валютной торговли. Но без политических изменений в стране будет невозможно преодолеть нынешний кризис.

Смотрите также:

Смотреть видео 00:56

Бесплатное метро в Венесуэле - не от хорошей жизни

Контекст

Аудио- и видеофайлы по теме

Реклама