В Грузии запретят использование тоталитарной и коммунистической символики | Европа и европейцы: новости и аналитика | DW | 13.12.2013
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Европа

В Грузии запретят использование тоталитарной и коммунистической символики

Грузинские парламентарии хотят ввести штрафы за использование тоталитарной и коммунистической символики. DW выясняла, что именно попадет под запрет и что думают об этом эксперты.

В Грузии собираются наказывать за использование и размещение тоталитарной и коммунистической символики. Как и за установку и отказ от демонтажа памятников, барельефов либо переименование улиц, поселков и площадей в честь политических лидеров, которые олицетворяют такую идеологию. Сначала нарушителям сделают предупреждение, а если оно не подействует - оштрафуют на 1000 грузинских лари (около 440 евро).

Для создания соответствующей нормативной базы планируется внести изменения в два законодательных акта - "Хартию свободы" и Кодекс об административных правонарушениях. Соответствующий законопроект уже принят депутатами парламента в первом чтении, а в ближайшие недели ожидается его окончательное утверждение.

Переоценка прошлого

Сам термин "тоталитарная и коммунистическая символика" нов для грузинского законодательства. При этом он отвечает европейскому стандарту, говорит один из авторов законопроекта, депутат от правящей коалиции "Грузинская мечта" Тамар Кордзая. Она уверена, что именно государство должно способствовать более глубокому переосмыслению советского прошлого.

Тамар Кордзая

Тамар Кордзая

"То, что мы не до конца его оценили, сказывается на нашей повседневной жизни. Возможно, на это уйдут годы, ведь советская культура глубоко вошла в наше сознание, и ее переосмысление равноценно культурной революции", - отмечает Кордзая.

В законопроекте сказано, что для тоталитарного коммунистического режима были характерны "нарушение прав человека, различные формы массового физического террора, индивидуальные и массовые убийства, голод и депортации, пытки и рабский труд, преследования на этнической и религиозной почве, ограничения свободы совести и мнений". В важности законопроекта опрошенные DW эксперты не сомневаются.

Музей Сталина в Гори

Музей Сталина в Гори

"Любой вопрос, связанный с советской историей, в особенности с преступлениями тоталитарного режима, вызывает горячие споры в обществе. Эмоций много, а информации и анализа очень мало", - признает сотрудник "Лаборатории по изучению советского прошлого" (SovLab) Ираклий Хвадагиани.

В свою очередь политолог из Грузино-американского университета Коба Купрашвили считает, что законодательная инициатива запоздала. "Страна, которая стремится в Европу, должна четко осудить любое проявление тоталитаризма, будь то фашистское или коммунистическое", - подчеркивает Купрашвили. Он выступает за нулевую терпимость к символике, которая может служить популяризации тоталитаризма.

Символикой дело не ограничится

Примечательно, что запрет коснется лишь государственных учреждений и не будет распространяться на частную собственность и физических лиц. Хочешь носить майку с надписью "СССР", украсить свою квартиру свастикой либо обустроить паб советским декором - это твое право.

Майн Кампф среди других продающихся на улице в Тбилиси книг

В Тбилиси "Майн Кампф" можно купить на улице

Причем одной лишь символикой инициаторы законопроекта не ограничиваются. Они хотят собрать информацию о тайных сотрудниках КГБ. С этой целью, а также для оценки символики, которая может попасть под запрет, при министерстве внутренних дел будет создана специальная комиссия. В нее войдут представители различных партий, неправительственных организаций, эксперты.

Комиссии придется, например, в каждом отдельном случае решать, способствует та или иная символика распространению тоталитарной идеологии или нет. Комиссию ожидает работа не из легких, уверен Ираклий Хвадагиани. В связи с этим он подчеркивает важность появления прецедентов, способных как-либо очертить логику закона, положения которого, по выражению эксперта, несколько расплывчаты.

Опасные книги и вызывающие споры памятники

Скажем, с улицей Сталина в Гори, родном городе вождя, все понятно - ее переименуют. А что делать с книгой Гитлера "Майн кампф"? Ее сокращенную версию можно легко купить всего за пару евро в подземных переходах и на центральных улицах Тбилиси. Для депутата Тамар Кордзая продажа "Майн кампф" неприемлема, но здесь возникает юридический казус: хотя торговля происходит в общественном месте, сам продавец - частное лицо.

Более того, продолжает Ираклий Хвадагиани, в Грузии - свобода информации, поэтому книгу вроде бы можно распространять, в то же время она пропагандирует расистские идеи. Бороться с этим, по словам Хвадагиани, можно только при помощи альтернативной информации и оценки роли автора книги и самого труда, "а для этого нужны общественные дискуссии и координированная работа гражданского и госсектора". Продажу "Майн кампф" надо запретить, уверен Коба Купрашвили, пусть такой запрет на практике и мало что принесет, но государство тем самым выразит свою позицию.

Контекст

"Майн кампф" на тбилисских улицах Хвадагиани относит к симптомам кризиса образования и общественных ценностей. И добавляет, что это верно и в отношении памятников Сталину, которые после смены власти в Грузии в октябре 2012 года были вновь установлены в нескольких грузинских селах и городах. А в конце декабря местные власти в Гори планируют вернуть монумент на площадку перед домом-музеем Сталина. Стоит напомнить, что этот памятник был демонтирован в 2010 году при президенте Михаиле Саакашвили.

Деликатная тема

Для Ираклия Хвадагиани планы властей города Гори непонятны: муниципалитет говорит, что памятник поставят и средства на это заложены в городском бюджете. Центральные же власти открещиваются от данного решения, а, например, премьер-министр Ираклий Гарибашвили прямо говорит, что этого делать нельзя. Тамар Кордзая настаивает: "Памятник Сталину возможен лишь при музеях или в музеях, либо как часть единого исторического комплекса, но ни в коем случае не как отдельное культовое сооружение".

Подобную неясность Коба Купрашвили объясняет деликатностью темы: "Это психологически очень болезненный вопрос для многих грузин. Необходим общественный консенсус по сталинской эпохе и самой фигуре Сталина, иначе вопрос установки-демонтажа памятников ему станет еще одним яблоком раздора в нашем и так далеком от единства обществе".

ADVERTISEMENT