В Германии омбудсмены следят за соблюдением научной этики | Научные открытия и технические новинки из Германии | DW | 26.10.2009
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages
Реклама

Наука

В Германии омбудсмены следят за соблюдением научной этики

В сознании большинства людей слово "омбудсмен" неразрывно связано с политикой. В Германии эти независимые и влиятельные арбитры готовы разбираться и в конфликтах в научной сфере...

default

Труднопроизносимое слово "омбудсмен", еще недавно мало кому знакомое в странах бывшего Советского Союза, постепенно получает все более широкое распространение. Однако в сознании большинства это понятие ассоциируется, как правило, с политикой или даже конкретно с уполномоченным по правам человека. Да и словарь иностранных слов толкует понятие "омбудсмен" как "должностное лицо в парламенте, наблюдающее за законностью действий государственных органов и соблюдением прав и свобод граждан".

Однако во многих других странах это слово трактуется более широко: как независимое лицо, выполняющее функцию высшей инстанции в какой-то определенной сфере, необязательно политической. В Германии, например, есть омбудсмены и в сфере банковских услуг, и в страховой отрасли, и в области здравоохранения. Они выступают третейскими судьями, независимыми арбитрами в конфликтах между банками, страховыми компаниями, врачами - с одной стороны, - и их клиентами - с другой, однако не подменяют собой обычные суды: вердикт омбудсмена обязателен к исполнению лишь для одной стороны конфликта – предпринимателя, если недоволен клиент, ничто не мешает ему попытаться разрешить спор в свою пользу юридическим путем.

Фальсификация или недоразумение?

Но есть в Германии и омбудсмены особого рода, задача которых - следить за соблюдением этических норм в области научных исследований. Причем эта инстанция учреждена не только в отдельных университетах и исследовательских центрах, но и при Немецком научно-исследовательском сообществе (Deutsche Forschungsgemeinschaft - DFG). Неделю назад в Гамбурге были подведены итоги первых десяти лет деятельности омбудсменов в сфере науки.

Без дела они, надо сказать, не сидят. Типичный пример: у аспиранта возникает подозрение, что его научный руководитель фальсифицирует экспериментальные данные и таким образом приукрашивает результаты исследования. Что делать, с кем поделиться своими сомнениями? Обратиться к руководству института - это риск: ректор не захочет скандала и постарается замять это дело, а возмутитель спокойствия, того и гляди, лишится работы. "Другое дело - совершенно независимый омбудсмен, - говорит Ульрика Байзигель (Ulrike Beisiegel), профессор медицины в Институте биохимии и молекулярной биологии при Гамбургском университете. - Омбудсмен работает строго конфиденциально, именно к нему в подобной ситуации и следует обратиться. Вместе с аспирантом он проверит, насколько обоснованы его подозрения, действительно ли тут имеет место фальсификация, подлог, манипуляция или же речь идет о недоразумении".

Борьба за правду всегда связана с риском

Ульрика Байзигель хорошо знает, о чем говорит: она сама омбудсмен (вернее, омбудсвумен), одна из троих авторитетных и уважаемых ученых, выполняющих эту ответственную функцию в Немецком научно-исследовательском сообществе. Впрочем, омбудсменам приходится разбираться не только с подозрениями в фальсификации, но и с обвинениями в плагиате, конфликтами вокруг авторства и прочими случаями нарушения научной этики.

За минувшие десять лет таких случаев, потребовавших вмешательства омбудсменов, набралось более четырех сотен, добрая половина которых приходится на долю медицины и биологии. По мнению Ульрики Байзигель, хотя в целом введение института омбудсменов себя безусловно оправдало, в их деятельности есть и недостатки.

Прежде всего, они касаются защиты тех, кто "выносит сор из избы" с риском для своей карьеры, вроде нашего аспиранта из приведенного ранее примера: "Защитить этих молодых людей - впрочем, это могут быть и люди не такие уж молодые, - задача чрезвычайно важная. Это недопустимо, чтобы обращение к нам влекло за собой какие-то негативные последствия для обратившегося. Тем не менее, такое еще, к сожалению, случается. Очевидно, именно этим объясняется тот факт, что многие исследователи приходят к нам лишь после того, как защитят свою диссертацию, и рассказывают о том, что видели, задним числом".

Преступление без наказания?

Есть и еще одна проблема: по словам Ульрики Байзигель, многие исследователи и не догадываются, что в их собственном учреждении имеется омбудсмен: "Нам следует приложить максимум усилий, чтобы омбудсмены у себя в университетах и на факультетах получили известность. Чтобы люди знали, что им есть к кому обратиться в случае конфликта. Тут предстоит нам еще немало поработать, хотя часть пути уже успешно пройдена".

Но, пожалуй, самая большая проблема состоит в том, что омбудсмены в области науки - в отличие от своих коллег в финансово-кредитной или страховой сферах - не вправе наказывать провинившихся. Они могут лишь указать на проступок, но решение о санкциях принимает руководство соответствующего научного учреждения или Немецкое научно-исследовательское сообщество, - говорит Ульрика Байзигель: "Мы как омбудсмены хотели бы, чтобы университеты более серьезно подходили к этой проблеме и чтобы наказания стали чувствительнее. Я не настаиваю на чрезмерной строгости, но каждый исследователь должен знать: за нарушение норм научной этики ему дадут по рукам".

Ульрика Байзигель ратует за введение во всех вузах Германии обязательной для студентов двухчасовой лекции, посвященной изложению основ научной этики. А для аспирантов это должен быть двухнедельный курс: в США такой курс уже давно стал нормой.

Автор: Владимир Фрадкин
Редактор: Дарья Брянцева

Контекст

Ссылки в интернете